Гудбай, Фошкин!

По одной надобности залез некоторое время назад в старый поломанный лэптоп и обнаружил там несколько своих текстов. Вот этот текст написан в 2005 году, и тогда я его постеснялся публиковать, посчитав неакадемическим и излишне публицистическим (и скандальным), мол, патетично мне вставать в позу Жаботинского. Ну и, конечно, опасался поругаться со знакомыми лицами русской национальности и фанатами русской культуры других национальностей. Название «Гудбай, Фошкин!» вызвано, видимо, тем, что я тогда посмотрел фильм-комедию Good Bye, Lenin!
А вчера перечитал и понравилось. 🙂

Михаил Носоновский (Вашингтон), 2005 г.
Бай-бай, Фошкин!

«Ко мне постучался презренный еврей»
А.С.Пушкин

«Москва для нас не столица»
Из народной песни советских евреев, 1980е гг.

We don’t need no education.
We don’t need no tough control.
Hey, teacher! Leave these kids alone!

Из ролика «Стена» группы Пинк-Флойд

Русские евреи – кто они?

Дискуссии о национальной идентификации русскоязычных евреев не прекращаются в прессе и в интернете. Существует два основных взгляда на положение русскоязычного еврейства. С точки зрения традиционной, особенно широко распространенной в Израиле, евреи — это народ, потерявший свою государственную независимость в первом веке н.э., утративший свой нациoнальный язык (иврит) и расселившийся в странах диаспоры, но остававшийся все же единым народом. О евреях России как части еврейского народа говорит, например, этнограф Е. Носенко. Проблема состоит в том, что традиционные признаки этноса – язык, национальная литература и культура, компактное расселение – у евреев в России к настоящему времени практически утеряны. Некоторые авторы полагают, что еврейство это прежде всего религиозная общность, состоящая из множества этнических групп: ашкненазов, сефардов, персидских евреев, йеменитов, эфиопских евреев и других; подобно общностям христианских или мусульманских народов. Эта точка зрения может показаться убедительной, но она не вполне учитывает самоидентификацию евреев, которые обычно считали себя единым народом, и центростремительные тенденции в еврействе, выразившиеся, например, в создании Государства Израиль. Известный этнограф М. Членов предложил компромиссную концепцию этнологической еврейской цивилизации, объединяющей разные «эдот» (субэтнические группы), наподибии цивилизации православной, католической или мусульманской.

В случае русских евреев ситуация усугубляется тем, что на сегодня, на рубеже XXI века, русские евреи практически утратили и национальный язык своих непосредственных предков (идиш), и культурные особенности, характерные для ашкеназских местечек, большинство из них нерелигиозно. Возможно, русские евреи окончательно ассимилировались и их уже следует считать просто русскими? Интуиция и здравый смысл подсказывают, что так ставить вопрос преждевременно. Во-первых, сами евреи продолжают считать себя евреями. Во вторых, их русские сограждане тоже полагают их евреями. В России на сегодня существует весьма значительный антисемитизм, направленный против русских евреев. В-третих, подавляющее большинство русскоязычных евреев проживают на сегодня за пределами России и стран СНГ. Если количество евреев в России и Украине составляет на сегодня около 200-300 тысяч, то в Израиле проживает около миллиона русскоязычных евреев, в США также около миллиона, сотни тысяч в Германии, Канаде и Австралии. Сама история, похоже, распорядилась так, что судьбы русских и русскоязычных евреев разошлись.

Этнограф Н. Юхнева в 1992 году предложила концепцию, согласно которой российские евреи представляют собой отдельную этническую группу, не тождественную евреям-ашкеназам, сформировавшуюся на протяжении ХХ века. Юхнева перечисляет этнографические признаки, позволяющие говорить о российских евреях как об отдельной группе. Разработкой вопроса о самобытности русских евреев занимается также петербургский этнолог, публицист и философ А. Львов, в чью сферу интересов входят также русские иудействующие и субботники. По его мнению, еврейская традиция, пусть и в преломленном виде, жива в среде русских евреев и нашла выражение в специфических особенностях созданной ими литературы, их менталитета, социального поведения.

Итак, по мнению большинства ученых, на сегодня можно говорить о самобытности русских евреев как этнической, национальной группы. Интересно, что подобная самобытность признается и российскими властями на политическом уровне: государство поддерживаeт национальные еврейские школы в нескольких городах, зарегистрировано множество еврейских национальных образовательных, культурных, благотворительных организаций, существует даже Еврейская автономная область.

Наиболее важным признаком этнической группы является язык. Можно ли говорить об отдельном этнолекте русских евреев? Говорить об отличии русского языка российских евреев от просто русского языка сложно. Есть некоторые особые слова и выражения, которые встречаются в речи евреев: шаббат, алия, цимес, азохeнвей. Однако они или относятся к специфическим реалиям, связанным с иудаизмом и Израилем, или представляют собой идишские выражения, проникнувшие в литературный русский язык. Этого недостаточно, чтобы говорить о самостоятельном языке евреев в России. Вспомним однако, что из двух с половиной миллионов русскоязычных евреев 90% проживает не в России, и обратимся к анализу языковой ситуации на русской улице в Израиле и Северной Америке. А ситуация там совсем иная.

Русский язык метрополии и зарубежья: пиджины, креольские, этнолекты,

Русский язык, будучи европейским языком, имеет одно существенное отличие от остальных языков бывших империй: английского, французского, немецкого, испанского, голландского. Все перечисленные языки имеют признанные диалектные или региональные варианты, на русском же никогда не было принято писать на диалектах. В английском языке существует британский вариант и отличающийся от него американский, получивший распространение в бывших североамериканских колониях. Существуют этнические варианты английского (например, язык темнокожих американцев «эбоник»), на его базе есть креольские языки в бывгих колониях. Франко-креольский язык острова Гаити имеет официальный статус, используется он и в США, где множество иммигрантов с Гаити. В немецком существуют разные лиалекты, на них издается художественная литература и пресса. Множество креольских языков существует на базе испанского и португальского. Креольские языки исторически возникают из пиджинов, языков, имеющих ограниченную сферу употребления. Как правило, в них сохраняется грамматика и фонетика языка-субстрата, но заимствуется лексика.

Многие лингвисты полагают, что еврейские языки диаспоры, и прежде всего идиш, типологически сходны с креольскими языками. Формально идиш язык германской группы, но, в отличие от немцев или англо-саксов, у ашкеназских евреев не было германских предков. Они создали этот язык, заимствовав материал у своих соседей. Аналогичным образом предками, например, гаитян были африканцы, а не французы, у которых те заимстоввали язык (вернее, его элементы, прежде всего – лексику). Но заимствование языка у соседей происходит не так, как наследование у предков. Как правило, некоторые элементы языка (фонетика, синтаксис) заимствуются медленнее. Кроме этого, возникают семантические кальки. Ну например, носитель не знает, как по-немецки сказать «подрасти», но ему известно, что «под» будут «унтер», а «расти» — «ваксн», и он придумывает слово «унтерваксн» (отсутствующее в немецком, но созданное в идише), которое приживается в языке.

В Российской Империи существовали пиджины. Самый известный среди ник – русско-китайский, бытовавший со второй половины XVIII века вплоть до первой половины ХХ века в Приамурье, Приморье и Манчжурии. В Китае отношение к нему было весьма серьезно, издавались книги и учебники, русские же воспринимали его как «исковерканный» русский язык. Вот пример фольклорного текста, песни «Солнце всходит и заходит» на этом языке:

[здесь должен быть пример русско-китайского пиджина]

Был русско-нoрвежский и другие пиджины, но ни одному из них не пришлось превратиться в полноценный креольский язык. В России принято подчиняться столичной языковой норме.

Интересный вариант альтернативной истории изложил писатель-эмигрант В. Аксенов в повести «Остров Крым», где описывается ситуация, которая могла бы сложиться, если бы в Крыму, подобно китайскому Тайваню, не была установлена советская власть, и он продолжил существование в качестве самостоятельного государства. Среди прочего, Аксенов описывает своеобразный язык из смеси русского языка белогвардейцев, татарского и английских заимствований. Некоторые израильтяне отмечают, что описанный Аксеновым воображаемый «остров» удивительно похож на реальный Израиль.

Для нас особенно интересны еврейские варианты русского языка. В XIX веке было две точки соприкосновения, в которых создавалась еврейская культура на русском языке. Это культура кантонистов и субботников. Кантонисты, несчастные еврейские дети, которых согласно царскому указу в возрасте 8-10 лет отбирали у родителей и отдавали в военныe школы для последующего 25-летнего служения в армии. Там их муштрой, побоями и угрозами заставляли принять православие, но большинство все же оставались верны вере предков и законам Торы. Освоболившиеся кантонисты могли селиться во внутренних российских губерниях, таким образом возникли еврейские общины, например, во многих городах Сибири. Забыв родной язык, кантонисты говорили на русском, на него же они переводили традиционные молитвы и создавали песни. Это был особый русский язык с неповторимым просторечным еврейским колоритом. На похожем, часто даже более просторечном русском языке говорили крестьяне-субботники и геры, переходившие в иудаизм целыми деревнями в Сибири, на Кавказе, на Волге и в средней полосе России. Сохранились созданные ими молитвенники, переводы пасхальных песен и множество других матералов. Собственно, общины субботников и геров сохранились до наших дней, однако, разумеется официальной поддержки эта самобытная культура русских иудеев не имела и не имеет, и практически сходит на нет.

Существовала в XIX веке и особая русско-еврейская литература, включавшая беллетристику и печать. Самым ранним ее произведением считают «Вопль дщери иудейской» Л. Неваховича (1803 г.), но расцвет пришелся на 1860-1900е годы. Однако и ей не суждено было стать устойчивым литературным явлением. Русско-еврейская публицистика и литература, круг журнала «Восход», сходит на нет в начале ХХ века.

Русит и рунглиш: патология или вариант нормы?

Внимание участников 10ой молодежной конференции по иудаике (Москва, 11-13 июля 2005 г.) привлек доклад молодого филолога Марии П. с необычным названием «Русит – язык российских репатриантов в Израиле». В нем она впервые систематически изложила то, что замечает каждый русскоязычны человек, попавший в Израиль. Русский язык, на котором говорят в этой стране отличен от русского языка в России. Причем отличия касаются не только отдельных слов («йом ришон» вместо «воскресенье», «матнас» вместо «клуб» и т.п.) и выражений («брать автобус» вместо «ехать на автобусе», «делать армию» вм. «служить в армии»), но всех уровней языка, от фонетики до фразеологии. Замечают это все, но воспринимают как «неграмотный русский». Однако с точки зрения лингвиста все, что существует, имеет право на существование и изучение. Таким образом практически впервые израильский русский язык стал предметом лингвистического анализа. Мария (а до нее в интернете ее коллеги) назвалa этот язык «русит» (на иврите «русский язык»), потому что так его называют многие израильтяне, думающие, что это и есть настоящий русский язык.

На необычные русско-израильским языковые контакты филологи обращали внимание и раньше. В первом выпуске сборника “Jews and Slavs” (Jerusalem-St. Petersburg, 1993) опубликована статья известного израильского профессора Вольфа Московица и В. Мунблит «Русская речь в Израиле». В ней проанализирован израильский вариант русского языка в основном на материале прессы. Вывод их поразителен: «В отличие от лексики, резко преобладающее влияние на все остальные уровни израильско-русского языка оказывает идиш, а не иврит»!! Выходцы из СССР (в большинстве из южной полосы), часто говорившие по-русски в первом поколении, столкнулись с израильтянами, говорившими на иврите тоже в первом-третьем поколении, и в результате в их речи проявились черты идиша! Выше я написал, что при заимствовании языка у народа-соседа фонетика и синтаксис перенимаются в последнюю очередь. Как только оковы нормативного языка были сброшены, в речи русских израильтян стали проявляться черты, унаследованные от языка предков.

Литературный процесс и антисемитизм: долг платежом красен

Вспомним и другое. Почему мы сегодны говорим на русском языке? Наши предки во втором-третьем поколении, всего 50-70 лет назад, говорили на идише, замечательном и развивавшимся ими с любовью языке народного фольклора, языке пронзительной и очень разветвленной поэзии и прозы, одной из лучших по европейским масштабам литератур. Идиш это больше чем язык, это целый взгляд на мир, взгляд из пересечения культур, язык, часто позволявший выразить одну и ту же идею и древнееврейским выражением, сошедшим из пыльных фолиантов Талмуда из седой глубины веков, и германским словом, сохраняющим колорит базара или корчмы в Силезии или Богемии, и славянским выражением, вызывающим в памяти просторы, леса и поля Литвы или Подолии. Но при этом он оставалось прежде всего еврейским! Почему этот язык, представляющий несомненную культурную ценность, практически исчез в течение жизни одного поколения? Ведь подлинные ценности обычно не теряются, они всегда остаются востребованными, находится кто-то, пусть малочисленная группа, которая их сохраняет. Потому что было два человека, которые хотели, чтобы этот язык прекратил существование. Одного звали Адольф Гитлер, а другого звали Иосиф Виссарионович Сталин.

В начале 1930-х годов существоали тысячи школ с преподаванием на идише на Украине, в Белоруссии, в которых обучалось 300 тыс. детей, издавались десятки газет и журналов, сотни книг. Существовали колхозы и целые районы, где идиш имел официальный статус и одно время он был одним из государственных языков в Белоруссии. Во второй половине 1930-х годов Сталин изменил свою политику, и идиш был практически лишен права на существование. В одночасье были закрыты газеты и издательства, а школы превращены в общеобразовательные с преподаванием на русском языке. Сталин стремился создать Империю, и ему было нужно единообразие. В 1939-1940 гг. к СССР были присоединены Западная Украина и Белоруссия, Молдавия и Прибалтика с огромным не говорившим по-русски еврейским населением. Это продлило агонию идиша до 1952 г., когда ведущие писатели и артисты – Бергельсон, Фефер, Гофштейн, Михоэлс — были физически убиты.

Я часто говорил с людьми старшего поколения и спрашивал их, почему они не учили своих детей идишу. Ответ как правило был «Зачем, это никому не нужно» или «Ну, если захочет, выучит сам, когда вырастет». Hо подлинная причина в том, что учить идишу было опасно, а говорившие на нем подвергались остракизму. Мне кажется сегодня есть все основания ответить теми же словами тем, кто хочет, чтобы наши дети в эмиграции учились нормативному (то есть московскому) русскому языку. Ведь делать это по сути означает продолжать осуществлять программу, разработанную и очень успешно претворенную в жизнь великим палачом Сталиным.

Некоторые выводы

Русские евреи – часть еврейского народа, субэтническая группа, насчитываюшая от двух до трех миллионов человек, не тождественная ашкеназским евреям, потомками которых русские евреи в основном являются. Это молодая группа, сложившаяся, в основном, в серелине ХХ века, хотя признаки начала ее формирования можно обнаружить уже в середине и даже начале XIX века. В России проживает только около 10% русских евреев, причем эта доля стремительно сокращается. Большинство живет в Израиле, США, Канаде и других странах.

Как любая этническая группа, русские евреи характеризуются отчетливо выраженными культурными и языковыми особенностями. Одной из таких особенностей являются особые варианты русского языка, имеющие распрпостранение прежде всего в Израиле и Северной Америке. Они характерны для русских евреев и имеют специфические отличия от нормативного русского языка на всех уровнях: фонетическом/фонологическом, грамматическом, лексическом и других. Словарные отличия не сволятся к лексике, обозначающий местные реалии или к специфическим понятиям еврейской религии и культуры. Нужно отметить, что особенности речи русских евреев не являются исключительно новшествами, связанным с влиянием языка новой страны проживания (английского или иврита). Напротив, фонетика, строй предложения часто позволяет проследить преемственность по отношению к языкам, на которых говорили ашкеназы-предки русских евреев: идишу. южнорусским диалектам, украинскому, польскиму и другим. Поэтому подобная русско-еврейская речь является закономерным результатом развития русско-еврейской культуры и традиции.

В прошлом в русском языке не было принято применять диалектные или этнолектные варианты для письма или официального использования. Однако ситуация меняется в результате широкого распространения представлений о мультикультурности и правах меньшинств. Осознание русско-еврейского как самостоятельного диа/этнолекта позволяет констатировать культурную независимость русских евреев-эмигрантов по отношению к Москве и находится в русле современных тенденций признания в США прав меньшинств на культурную автономию, при котором сами меньшинства формулируют определеяющие понятия своей культуры.

Русский язык несет определенный политический заряд. Для того, чтобы он получил позитивный статус и отношение в обществе, Россия должна восприниматься как дружественная держава. Однако политика ее в последнее десятилетие носит все более отчетливую антиамериканскую окраску.

Тот вариант русского языка, на котором говорят в эмиграции, не тождественен «официальному» русскому языку. Последний всегда развивался по централизованной имперской модели и регулировался из Москвы. Правила правописания и грамматики устанавливались Министрерством Просвещения и Институром русского языка Академии Наук. Люди старшего поколения помнят проводившуюся сверху реформу орфографии 1950-х годов, когда изменилось правописание слов «итти», «чорт» и многих других. Таким же образом преподавалась русская литература, несущая изрядный имперский заряд собственного превосходства над культурами малых групп. Если какой-то писатель, например, Н. Островский, или М. Шолохов, или Н. Гоголь был включен в школьную программу, это означалo, что миллионы облаченных в униформу с погонами школьников от Камчатки до Калининграда в один и тот же день открывали один и тот же учебник и зубрили один и тот же утвержденный в Москве материал. Сложно найти в истории более шокирующий пример имперского тоталитаризма. Скажем, Испания, как и Россия, исторически находилась на границе Европы и нуждалась в сильной централизованной власти, чтобы противостоять внешним набегам. Кострами инквизиции и оружием она создала огромную империю и установила один язык от Калифорнии до мыса Горн, стерев и уничтожив сотни туземных национальных культур и целые языковые семьи. Но испанский язык хотя бы имеет разные диалекты, а русский полностью унифицирован от Чукотки (захваченной в результате ожесточенных и кровавых войн с чукчами) до Восточной Прусии!

В интернете удивительно быстро прижился определенный сленг, целая субкультура коверкания русского языка и орфографии, например превед (привет), диффчонки (девчонки), аффтар жжот (автор зажигает), выпей йаду и т. п. Думаю, это явление еще ждет своего исследователя, но ясно, что за ним стоит нечто большее, чем характерное для обычного сленга стремление к упрощению. Скорее речь о стихийном прaтесте, бессмысленном и бeспaщядном, против норм русской орфографии, против культуры, которая веками насаждала единообразие.

Все это, по большому счету, суета сует, которая не стоит нашего времени. Еврейская культура покоится на нескольких основаниях. Прежде всего это древнееврейский язык и древнееврейские тексты. Они неизменны и абсолютны, они сами могут постоять против любой попытки исковеркать или изменить себя (а попыток таких было множество). Другое основание – живая стихия народной жизни, в которых живет еврейская традиция, ведь известно, что Тора живет в наших мудрецах и не может существовать иначе. Эта стихия не подвластна никаким империям и столицам, ее можно поработить, но нельзя уничтожить. Поэтому давайте использовать любой событие как еще один повод вернуться к нашим древним и живым текстам и источникам, ведь вряд ли есть на свете что-то красивее и великолепнее, чем записанный квадратными буквами, будто резцом по камню, огласованный древнееврейский текст, раскрывающий свой смысл при прочтении.

Share
Статья просматривалась 177 раз(а)

3 comments for “Гудбай, Фошкин!

  1. Михаил Носоновский
    12 августа 2017 at 23:09

    Таким же образом преподавалась русская литература, несущая изрядный имперский заряд собственного превосходства над культурами малых групп. Если какой-то писатель, например, Н. Островский, или М. Шолохов, или Н. Гоголь был включен в школьную программу, это означалo, что миллионы облаченных в униформу с погонами школьников от Камчатки до Калининграда в один и тот же день открывали один и тот же учебник и зубрили один и тот же утвержденный в Москве материал. Сложно найти в истории более шокирующий пример имперского тоталитаризма. 🙂

    • Александр Биргер
      16 августа 2017 at 6:14

      M.Н.
      Сложно найти в истории более шокирующий пример имперского тоталитаризма…
      ——-
      Николай Васильевич Гоголь «Мёртвые души» 1842 год Отрывок из Поэмы (ч. 1, гл. 11).
      «Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, все отстает и остается позади. Остановился пораженный божьим чудом
      созерцатель: не молния ли это, сброшенная с неба? Что значит это наводящее ужас движение?
      .. Русь, куда ж несешься ты? Дай, ответ. Не дает ответа. Чудным звоном заливаетя колокольчик…»

  2. Михаил Носоновский
    12 августа 2017 at 22:52

    Известна версия этой песни на русско-китайском пиджине (он же кяхтинский или маймачинский), который служил средством межнационального общения на русско-китайской границе с XVIII века и в 1940-е вышел из активного употребления. Возможно, версия сатирическая. Записана китаистом Александром Шпринциным (1907-1974) на Дальнем Востоке на грани 1920-х и 30-х годов:

    Сонца юла и миюла,
    Чега фанза бушанго,
    Караула сыпила юла,
    Мая фангули акыно.

    Солнце есть и нет,
    Это жилище плохое,
    Караул уснул,
    Я разбил окно.

    Цит. по: Вахтин Н.Б., Головко Е.В. Социолингвистика и социология языка. СПб.: ИЦ «Гуманитарная академия»; Изд-во Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2004. С. 145.

Добавить комментарий