«Берлинский синдром»

Название фильма «Берлинский синдром» (2017, Австралия, Германия, реж. Кейт Шортленд) относит нас к известному термину «стокгольмский синдром» — любви жертв к своим истязателям. Одновременно я вижу в фильме заимствования из столь же известных сегодня «Пятьдесяти оттенков серого» в части «БДСМ – психосексуальной субкультуры, основанной на эротическом обмене властью и иных формах сексуальных отношений, затрагивающих ролевые игры в господство и подчинение»  (Википедия).

Молодая австралийка, фотограф Клер (арт. Тереза Пальмер) приезжает в Берлин для профессионального фотографирования архитектуры города времени ГДР. Она хочет познакомиться также с жизнью Германии в целом и ее людьми. Клер легко и открыто идет на контакты с берлинцами, в особенности с молодыми берлинцами. Возможно ее открытость – результат относительно благополучной жизни в Австралии в части криминогенной обстановки — Австралия находится в нижней части таблицы уровня преступности, ниже, например, чем другие развитые страны, США или Канада.  Клер знакомится с молодым учителем английского языка Энди (Макс Римельт), принимает его приглашение зайти к нему домой, остается у него ночевать.  Проснувшись на следующее утро, она обнаруживает себя закрытой в квартире Энди, без возможности выйти из нее. Такова завязка фильма, а развязки приходится ждать на протяжении  всех двух часов его показа. Проживание Клер в квартире Энди затягивается, несмотря на ее некоторые усилия освободиться. В процессе этого проживания показываются упомянутые элементы БДСМ: связывание девушки, клеймение ее словом «моя» и др. Попытки Клер освободиться довольно жестко пресекаются.  Умирает отец Энди, Клер жалеет Энди, искренне дарит ему минуты любви, забывая о его жестокости. Здесь уже я вижу элементы стокгольмского синдрома. И в таком чередовании любви и жестокости проходит большая по времени часть фильма, пока Энди не делает несколько ошибок, приводящих к его разоблачению. Фильм заканчивается красивым кадром: Клер освобождена, она сидит в автомобиле на заднем сидении и через открытое окно машины наслаждается прекрасными видами Берлина.

Тереза Пальмер играет очень естественно, ее игре можно поверить. Не вполне ясны, однако, истоки и причины, двигающие поведением героя Макса Римельта – является ли его действия врожденной патологией по Ламброзо, результатом определенных неблагополучных социальных факторов жизни или следствием «плохого» поведения матери, оставившей ребенка в молодом возрасте. Первое я сразу откидываю, слишком профессионально он знакомится с девушками — с помощью клубники. Скорее всего – последнее: поведение матери, оставившее непоправимый след в его отношениях к женщинам. В целом фильм интересен, но несколько затянут, его сюжет сильно «тормозится», почти стоит на месте без развития.  Рекомендую фильм для одноразового просмотра для фиксации определенного этапа развития киноискусства, которое, возможно, получит дальнейшее движение на более высоком сценарном и режиссерском уровне.

Share
Статья просматривалась 199 раз(а)

2 comments for “«Берлинский синдром»

  1. Сергей Чевычелов
    30 июля 2017 at 10:28

    Дорогой Ефим!
    Не получилось через Гостевую провести ссылки. Попробую через Блоги.
    Я забыл о возможностях интернета. Все-таки есть одна (!) положительная черта в этой диссертации, ее можно бесплатно скачать в инете:
    http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=5291719

    Защита Мединского: «не видеть в мифе факта — значит перестать быть историком»
    https://lenta.ru/articles/2017/07/05/medinskiy/

Добавить комментарий