Про статью Б. C. Дынина об «Онтологической диалогичности мира»

В комментариях к статье Э. Бормашенко (http://7iskusstv.com/2017/Nomer4/Bormashenko1.php) Б. Дынин дал ссылку на свою работу «Онтологическая диалогичность мира: признание трансцендентного» // Вопросы Философии. — 2010, — N 5 http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=141,

Статья имеет ряд недостатков (я их обсуждаю в комментарии по ссылке выше), но в ней выдвигается на мой взгляд очень интересная идея. Мы привыкли считать, что научное знание должно привести к некой окончательной единой теории всего. Вот еще немного, и удастся согласовать квантовую механикy и общую теорию относительности, научно объяснить происхождение жизни, и так далее. На деле же этого не происходит, научное знание фрагментарно. Вот что по этому поводу пишет Дынин:

«Противоречия и расколотость научного знания, диалог ее теорий, выражающийся в дискуссиях ученых, не лишают научное знание статуса истины. Феномены мира описываются и преобразуются в соответствии с теориями науки. У них нет единства, и они не завершены, но эффективно подтверждают себя в различных сферах эмпирии…

Признав, что научные теории содержат истины о мире, мы должны задуматься над фактом их нескончаемого противостояния друг другу, которое обычно и является основанием квалификации теорий как «моделей». Но открывается ли нам истина и в их противостоянии друг другу, в диалогичности научного знания. Не отражает ли она онтологическую диалогичностъ мира!»

Я думаю, будет уместно привести созвучную мысль Ильи Дворкина из форума по его курсу Философии Диалога на lilmod.org (это учебный курс и учебный форум, а не научная статья). Я выделю относящееся к теме жирным шрифтом:

Re: Eсть ли в математике способы описания «диалога»?
от Илья Дворкин — Вторник, 20 Январь 2015, 05:14

Лично я считаю, что науке от философии не только имеется польза, но и вообще это сообщающиеся сосуды. Не будем называть, что Аристотель называл философию наукой наук. Кроме того, именно теоретизирование и абстракция отличает греческую и европейскую науку от вычислительной инженерии древних. Не будем занимать, что в 17-18 веке величайшие ученые, такие как Галилей, Декарт, Лейбниц и Ньютон были великими  философами. Как там называется главная книга Ньютона? Вопрос, что произошло в 18 веке, что привело к расколу между философией и наукой требует серьезного исследования! Мой короткий ответ: раскол физики и метафизики. Физика в 17 веке вступила на путь парадигмы  С, т.е. посвятила себя исследованию не вещей, а отношений. Для метафизики такой переход оказался невозможным и она начала безнадежно отставать! Я уж не знаю, какие аргументы приводит Вайнберг. Они всяко не могут быть совсем справедливыми (все-таки есть такие имена как Мах, Уайтхед, Витенштейн), но в целом раскол между философией и наукой обоюдный. Открытие Коперника и Галилея привело к коперниканскому перевороту в философии, а физика 20-го века не имела для философии пока никаких последствий. Короче, мне кажется, что тут дело в кризисе, а не в непродуктивности. Лично я рассматриваю философию диалога как способ преодоления этого кризиса!

________________________________________________________________

Re: Eсть ли в математике способы описания «диалога»?
от Michael Nosonovsky — Вторник, 20 Январь 2015, 01:50

Дорогой Илья, я думаю, что обсуждать эссе Ст. Вайнберга здесь не имеет смысла, поскольку это уведет в сторону от ФД, тем более что прочитать его можно  . В двух словах все же: он полагает, что физику-теоретику удивительно мало пользы в практической работе от изучения философии. По мнению Вайнберга, «роль философии похожа на роль ранних национальных государств, которая, до изобретения почты, сводилась к тому, что они защищали подданых от набегов других государств» (это, конечно, спорно). Например, для Маха позитивизм являлся противоядием кантианской метафизике с идеями об абсолютном простанстве и времени, но позитивизм сам стал препятствием, не позволившим поверить в ненаблюдаемые (тогда) атомы и электроны, а позднее — в квантовую теорию поля и кварки. Например, виртуальные фотоны в КТП имеют крайне сомнительный онтологический статус — то ли это мат. метод интегрирования , то ли реальная частица вроде обычного фотона (который тоже совсем не похож на обычную классическую частицу). Затем в моду вошел релятивизм, который атакует науку с другой стороны,  полагая ее лишь социальным институтом, а открытия — социальными конструктами. То, как философские теории устаревают прежде, чем оказываются продуктивными для физика, по Вайнбергу, похоже на то, как в экономике глобальные теории устаревают раньше, чем приносят пользу практическим экономистам.

Но я не имел в виду обсуждать эссе С. В-га, я помянул его лишь потому, что вряд ли уместно расчитывать, что ФД подскажет математикам пути решения зубодробительных проблем вроде P=NP. На мой взгляд, гораздо более значимо, что математика конца ХХ века формулирует (и полагает важными) такие проблемы с явным «диалогическим» содержанием, которые раньше не формулировались. Hекоторые математики хотели бы даже объявить неравенство классов P  и NP законом природы! Вряд ли в первой половине ХХ века кому-то могло бы прийти в голову, что могут быть такие странные законы природы! То есть это новая вещь. Возможно, ФД здесь может стать одним из «антидотов» (противоядий, по Вайнбергy) от прежних философских заблуждений и шор, которые не позволяли думать о проблемах вроде P=NP прежде.

________________________________________________________________
Re: Eсть ли в математике способы описания «диалога»?
от Илья Дворкин — Вторник, 20 Январь 2015, 00:20

Выскажу еще одно соображение относительно приложения философии диалога к математике, теорфизике и теорбиологии. Это весьма своевременно, если учесть, что этими областями мы займемся в ближайшее время! Для этого попробую дать несколько иную, чем в лекциях формулировку философии диалога. Будем исходить и 3-х тезисов:
А. Реальность, воспринимаемая и изучаемая человеком представляет собой результат отношения воспринимающего и воспринимаемого. (т.с. субъект-объектного отношения). Никакой другой реальности мы не знаем, не видим и не изучаем.
Б. Это отношение должно реализоваться и на объектном уровне как отношения и процессы объектов и на субъектном как отношения и процессы субъектов. Т.е. мы наблюдаем отношения, процессы, взаимодействия, а не сами по себе объекты и мы как наблюдатель должны находится в состоянии отношений, процессов и взаимодействий.
В. Адекватность и определенность наблюдаемого нами мира зависит от связи этих т.с. субъектных процессов и объектных.
Такая формулировка оставляет пока в стороне вопрос о лицах и пр. но зато она ближе к проблематике физики и биологии. На деле оказывается, что IT отношение и выражает эту дианмику субъективности.

 ____________________________________________________________
Re: Eсть ли в математике способы описания «диалога»?
от Michael Nosonovsky — Вторник, 20 Январь 2015, 04:42

Oтличная формулировка — четкая и емкая!  Спасибо.

 
Для тех, кто не в курсе, скажу, что философия диалога — это такое направление мысли, которое вместо отношений «субъект-объект» (или Я — Он) рассматривает отношения типа Я-Ты-Он, то есть для которого важно существование «другого субъекта», подобного нам, но отличного от нас. Что позволяет, с одной строны, преодолеть проблему солипсизма (к которому неизбежно приводит любой субъективный идеализм), а с другой стороны — дает возможность рассматривать различные ситуации, где имеет место дуализм индивидуального и социального.

Другими словами можно сказать, что согласно ФД, человек не может существовать поодиночке. Человеческое сознание может осознать себя только наблюдая других людей. Поэтому представление о неком Субъекте, неком «Я», существующем обособленно от объективного мира, безосновательно.

Мне не близко употребление слова «трансцендентный» в том смысле, в котором его пытается употреблять Б. С. Дынин, и не близок его богоискательский пафос. Однако он, в сущности, высказывает идею, что фрагментарность нашего знания выражает диалогизм. То есть соответствие, на уровне объекта, диалогичности субъективного. Поэтому не приходится говорить о завершенном знании, как нет идеального субъекта в отрыве от других. Если эта идея действительно сформулирована впервые Б. Дыниным, то остается только сказать: «браво!»

Share
Статья просматривалась 1 468 раз(а)

16 comments for “Про статью Б. C. Дынина об «Онтологической диалогичности мира»

  1. Инна Беленькая
    2 июня 2017 at 8:11

    Михаил Носоновский
    1 июня 2017 at 18:23
    Кстати, известны ведь опыты Либета, свидетельствующие о том, что человек считает, что он принимает решение, уже после того, как мозг начал это решение осуществлять (разница лишь на долю секунды).http://www.bbc.com/russian/science/2015/08/150817_vert_fut_intuitions_about_the_brain_are_wrong
    _________________________________

    Где-то раньше я читала об этих опытах и тогда меня это очень поразило. Но я не буду проводить параллелей с наблюдениями Доброхотовой и Брагиной и делать какие-то выводы.
    Можно только одно сказать, что вслед за Либетом, эти исследования показывают «насколько более сложен человеческий ум, чем он нам представляется».

  2. Инна Беленькая
    30 мая 2017 at 7:07

    Михаил Носоновский
    29 мая 2017 at 21:56
    Я посмотрел книгу Доброхотовой и Брагиной. Не знаю, что сказать, поскольку я далек от этих тем. Но они все же пишут об ощущении предвосхищения, а не о реальном предвосхищении будущих событий:
    ___________________________

    Но почему же только «об ощущении предвосхищения»?

    Больной Т., 25 лет, рассказывает: как «в голове что-то сработало: никого еще нет, а я будто вижу, как входит знакомый и поднимает руку… и он действительно вошел».
    В другом случает у больной во время приступов, по ее словам, внезапно возникает ощущение, будто все уже «многократно было и я знаю, что сейчас произойдет, кто войдет в комнату, кто позвонит по телефону».
    Больная утверждает, что действительно заходит человек, которого она заранее будто видела входящим в комнату, и звонит телефон и, беря трубку, больная слышит голос того человека, которого будто уже слышала до того, как зазвонил телефон.

    Да, собственно, это и не важно: только ли ощущают больные или за этим следуют реальные события. Главное, что это заложено в природе человека, существует в потенции, т.е. «в качестве скрытой возможности, способности осуществиться, проявиться в определённых условиях» (Толковый словарь).
    Но вот оформляется это предвосхищение событий по-разному: в одних случаях, как мы видим, это приход «горничной», а в других может быть — Мессии или других грядущих судьбоносных событий.

    • Михаил Носоновский
      1 июня 2017 at 18:23

      Инна Беленькая
      30 мая 2017 at 7:07 (edit)
      Да, собственно, это и не важно: только ли ощущают больные или за этим следуют реальные события. Главное, что это заложено в природе человека, существует в потенции, т.е. «в качестве скрытой возможности, способности осуществиться, проявиться в определённых условиях» (Толковый словарь).
      Но вот оформляется это предвосхищение событий по-разному: в одних случаях, как мы видим, это приход «горничной», а в других может быть — Мессии или других грядущих судьбоносных событий.

      Речь в книге Доброхотовой и Брагиной об асимметрии правого и левого полушарий мозга. В частности, о ситуациях, когда в результате болезни путается правое и левое. Человек начинает писать зеркально справа налево. А то и говорить задом наперед. Насколько я понял, авторы считают, что нарушение восприятия «прошлое-будущее» похоже. Кстати, известны ведь опыты Либета, свидетельствующие о том, что человек считает, что он принимает решение, уже после того, как мозг начал это решение осуществлять (разница лишь на долю секунды). http://www.bbc.com/russian/science/2015/08/150817_vert_fut_intuitions_about_the_brain_are_wrong То есть, по-видимому, субъективное ощущение синхронизации событий не так просто. Возможно, у больных как-то нарушалось чувство синхронности, в результате чего ощущение от события каким-то образом предшествовало восприятию самого события? Здесь речь идет о рассогласовании прошлого и будущего на долю секунды.

  3. Михаил Носоновский
    29 мая 2017 at 21:56

    Инна Беленькая
    28 мая 2017 at 10:18 (edit)
    «Ведь то, что пишет о своих переживаниях героиня книги, стоит в одном ряду с теми феноменами, которые наблюдали Т.А.Доброхотова и Н. Брагина у пациентов — левшей с очаговым поражением головного мозга.»

    Я посмотрел книгу Доброхотовой и Брагиной. Не знаю, что сказать, поскольку я далек от этих тем. Но они все же пишут об ощущении предвосхищения, а не о реальном предвосхищении будущих событий: «Больные испытывают на короткое мгновение припадка еще ощущение, будто видят и слышат то, чего еще нет, а состоится в ближайшем будущем; это ощущение невоспроизводимо больными произвольно, оно слишком быстротечно. От больных невозможно получить ответ на главный вопрос: действительно ли видение и слышание предшествуют, т. е. совершаются раньше, чем случается само событие? Исключительность здесь, следовательно, в возникновении самого ощущения, не наблюдающегося у правшей. Согласно этому ощущению, левша в момент приступа будто способен с помощью органов чувств воспринять и события будущего времени«.
    http://oddandeven.narod.ru/FunctionalAsymmetryOfHuman/107.htm#l026

    Интересен и приводимый пример больной левши с опухолью мозга, которая выговаривала слова и записывала их наоборот: «Я салидор в едорог Евохыб» («Я родилась в городе Быхове»). Я вообще-то, считал, что естественная единица речи — слог, а не звук и тем более не буква. Когда неграмотного человека просят произнести «Корова» наоборот, он скажет «Варокa», а не «Аворок». А тут у них вот так.
    http://oddandeven.narod.ru/FunctionalAsymmetryOfHuman/i/pic4.png

  4. Инна Беленькая
    29 мая 2017 at 11:40

    Михаил Носоновский
    — 2017-05-29 09:59:53(458)

    Вы правы, может, это и не имеет прямого отношения к философии диалога (ФД). Это отвечает больше авторскому замыслу – привлечению трансцендентного, потустороннего, а это мне больше нравится.
    Так уж по жизни случилось, работа такая была, что мне интересней параллельный мир, потусторонность. А Вам, наоборот, посюсторонний мир подавай…
    Но вот, что касается книги и того, что « описание сильно беллетризировано в стилистике научной фантастики, плюс свихнулась она на почве внутри-корпоративных интриг, думаю, и то и другое использовано, чтобы привлечь интерeс читателя», то тут, уж извините, я не соглашусь.
    Конечно, она многое не договаривает, о многом умалчивает, но развитие болезни, ее начало — стереотипное для параноидной формы. И во все времена так было. Менялся только антураж, сейчас – это модные корпоративы.
    И потом, о какой «научной фантастике» Вы говорите? Ведь она описывает переживания, имеющие полное сходство с научными исследованиями Доброхотовой и Брагиной, причем делает это совершенно независимо от их наблюдений. Вас это не удивляет?

    А «про реактор, про любимый лунный трактор», если пожелаете, в другой раз…

    • Михаил Носоновский
      29 мая 2017 at 14:02

      Инна Беленькая
      29 мая 2017 at 11:40 (edit)

      Книга Барбары О’Браен — это прежде всего литературный проект, как любая книга, даже если основана на ее реальной истории. Про фантастику там ей даже психиатр говорит: «Ваши образы словно вышли из сборника фантастических рассказов.» И y нее много про какие-то офисные корпоративные интриги (подсиживание и т.п.), видно, что эта сфера жизни для нее очень важна. Думаю, это отчасти тоже результат литературной обработки, поскольку читателям это интереснее, чем бытовуха. Охотно верю, что подобные явления, вроде ощущения предвидения, были зафиксированы исследователями (Доброхотовой и Брагиной) y пациентов.

  5. Михаил Носоновский
    29 мая 2017 at 9:03

    Инна Беленькая
    28 мая 2017 at 10:18 (edit)
    «А во-вторых, спасибо за то, что я получила еще одно доказательство в пользу существования так наз. паранормальных явлений. Хотя, может, Вы того и не желали вовсе.»

    Про паранормальные явления я ничего не знаю, и думаю, что это не имеет прямого отношения к философии диалога (ФД) и ее роли в объяснении того, почему нет единой научной теории всего. В книге речь о женщине, больной шизофренией (хотя ее описание сильно беллетризировано в стилистике научной фантастики, плюс свихнулась она на почве внутри-корпоративных интриг, думаю, и то и другое использовано, чтобы привлечь интерeс читателя). Так что, как поется в песне: может лучше про реактор, про любимый лунный трактор? 🙂

    Борис Дынин
    27 мая 2017 at 14:25 (edit)
    «Если картина нашего сознания, знания побуждает признать «онтологическую диалогичность» по моей терминологии, то вопрос… в рациональном выводе из открывающегося положения дел в науке«.

    Похоже, что вы сами не до конца поняли, о чем Ваша статья (такое иногда бывает, особенно с гениальными авторами). Современная наука возникает где-то в ХVII веке, и она развивалась в убеждении, что можно создать теорию всего, т.е. объяснение всех явлений из общих принципов. На рубеже XIX — ХХ векoв казалось, что физика в основном построена, остались две небольшие проблемы: теория эфира и излучение твердого тела, а все остальные науки выводятся из физики. Но из этих двух проблем выросла теория относительности и квантовая механика. И в ХХ веке казалось, что вот такая теория всего рядом: осталось, например, объединить КМ и ТО, еще что-то. Но к концу прошлого века стало ясно, что и с самой физикой есть принципиальные проблемы: теорию всего ждать не приходится, вместо нее появились мириады экспериментально непроверяемых теорий (струны, суперсимметрия), да и со старыми теориями возникли новые трудности (темная материя, например). Более того, старое доброе предположение, будто из законов физики можно вывести законы химии и биологии, тоже оказалось не вполне оправдано. Выяснилось, что поведение сложных систем не сводится к поведению их частей. Вообще вдруг оказалось, что галилеева линия на выделение в сложных явлениях простых элементарных процессов со своими законами, и затем сведение сложного к «первым принципам», не всегда работает. Есть науки идиографические (=описательные) и номотетические (=дедуктивные), и надежда, что первые удастся свести ко вторым, мотивировавшая ученых последние триста лет — не оправдывается. Да и сама грань между идиографией и номотетикой оказалась условной. Появилось много странных кандидатов на новые законы природы, от логических и вероятностных до эмержентных законов сложных систем. Короче говоря, к концу ХХ века оказалось, что рассогласованность разных кусков знания — всерьез и надолго.

    Соотевтственно, это требует и какого-то философского осмысления. Я не случайно привел там выше цитату из нобелевского лауреата, создателя Стандартной Модели элементарных частиц и взаимодействий, Стивена Вайнберга. Его подход может быть сциентистский, но он говорит, что для физика роль хорошей философской теории — высвободиться из оков прежней философской теории, препятствовавшей развитию науки. Ну и что же поможет нам осознать, что фрагментарность знания — не аномалия, а естественноe состояние дел? Тут могут быть разные кандидаты, но ФД дает хорошее направление мысли. А Вы как раз подчеркнули, что фрагментарность знания фактически на онтологическом уровне соответствует диалогичности субъекта. Я эту мысль в сформулированном виде не встречал, к ней и относилось мое «браво». 🙂 А Bы опять про Бога и потустороннее.

    • Борис Дынин
      29 мая 2017 at 13:57

      Михаил: «Я эту мысль в сформулированном виде не встречал, к ней и относилось мое «браво». 🙂 А Bы опять про Бога и потустороннее».
      …….

      Проблема раскрывается с разных сторон. Без мысли о трансцендентном, мысль, которой Вы дали «браво», повисает в воздухе». Она не физический закон.Так что: не опять! У Вас моя статья вызвала не во всем адекватные (ИМХО) отклики по отдельным пунктам, так и я откликаюсь на Вас, уверен, не во всем адекватно для Вас. В связи с этим замечу (не ради спора, а ради другой важной для меня идеи):
      Ваше желание прочитать мою статью и среагировать на нее вызвало у меня чувство удовлетворения. Критика физика, сопровождающаяся признанием, что статья оказалась интересной для критика, — чего еще желать философу? Подчеркну – философу! Это важно учесть, ибо и здесь мы имеем дело с проблемой перевода. Я не доказываю какие-либо физические законы, и не излагаю их для изучения студентами-физиками (да и, как известно, и в изложении и в обучении физики существуют разные школы, а в математике, например, конструктивисты были готовы сжечь книги классицистов). Я свидетельствую о результатах науки на общем уровне в соответствии с философским вопросом. Не удивлен, что ригорист-физик может найти нелепость при переходе от языка физики к языку философии. Но тот факт, что и Вы нашли интерес в статье, указывает, что «нелепости» оказались не такими нелепыми, если не помешали Вам заинтересоваться идеей статьи. Другие физики читали статью и, не ожидая языка Д Л.Д.Ландау, Е.М.Лифшица, выходили, как и Вы, к главной идее статьи. Достаточно. Это не такая тема, обсуждение которой может закончиться точкой.

      Я не занимаюсь подсчетом ссылок на мои тексты. Но, прочитав Вас, я зашел в Интернет и обнаружил ссылки на статью в литературе к диссертациям, к семинарам, к курсам по философии, в том числе и в технических вузах. Уверен, диссертанты и студенты находят в статье, что критиковать. И замечательно! Это только проявляет «гносеологическую диалогичность знания» (как контрапункт к «онтологической диалогичности мира»). Если эта идея кажется интересной и содержательной, что еще нужно ее «пропагандисту»?

      Еще раз спасибо. Если придется опубликовать другую статью на эту тему, учту Ваши замечания.

  6. Инна Беленькая
    28 мая 2017 at 10:18

    М.Носоновский
    А к паранормальным явлениям у меня никакого отношения нет, я вполне позитивист в большинстве ситуаций
    _________________________

    Во-первых, спасибо за ссылку на книгу. А во-вторых, спасибо за то, что я получила еще одно доказательство в пользу существования так наз. паранормальных явлений. Хотя, может, Вы того и не желали вовсе.
    Ведь то, что пишет о своих переживаниях героиня книги, стоит в одном ряду с теми феноменами, которые наблюдали Т.А.Доброхотова и Н. Брагина у пациентов — левшей с очаговым поражением головного мозга.
    Сравните: авторы отмечают явление, которое описано ими под условным названием «предвосхищение» или чувственное восприятие будущих событий. На какой-то момент больные становились как бы способными увидеть еще не совершенные поступки или услышать еще не произнесенные слова собеседника. Эти жесты и слова следовали после того, как больные их увидели или услышали. Получалось, будто чувственные образы собеседника, совершающего тот или иной жест или произносящего что-либо, в сознании больных сформировались раньше, будто они опережали во времени реализацию жестов и высказываний».
    И то же самое описывает героиня книги «Операторы и вещи». Эти ощущения настолько необычны для нее, что она затрудняется даже их определить и поэтому называет
    «Нечто». «С нарастающим беспокойством я все больше убеждалась в том, что заранее знаю, когда появится из-за угла знакомый человек и что произнесет
    На следующий день, когда я шла из кухни в спальню, Нечто опять наслало
    на меня озарение, и я почувствовала, что сейчас в дверь постучит горничная и
    попросит разрешения войти. В изумлении я приросла к полу. Прошло минуты две,
    и в холле послышались шаги, затем раздался стук в дверь, и горничная
    попросила разрешения войти.
    Нечто выказывало свои возможности в области телепатии и предвидения».

    Так что это не просто «совпадение», как Вы полагаете. Это уже тенденция или закономерность.

    Но как это объяснить? Интересно, что даже героиня книги считает, что «в Нечто нет ничего ненормального…. В определенные моменты человеческого развития появление необыкновенных талантов вызывалось простой необходимостью».
    Иными словами, то, что мы принимаем за патологию, на заре человечества было совершенно нормальным и приемлемым явлением. Так что Ваш позитивизм в какой-то мере получает оправдание.

  7. Борис Дынин
    27 мая 2017 at 15:38

    Я ошибся проходя вдоль комментарием. Слово «браво» принадлежит Михаилу, а не Инне. Тем более спасибо критику!

  8. Инна Беленькая
    27 мая 2017 at 9:02

    В статье Б.Дынина говорится: «Предполагается, что трансцендентное обнаруживает себя в религии. Это верно. Но оно проявляется во всех сферах взаимодействия человека с миром, так что имеет смысл поставить вопрос: «Если трансцендентное существует, каким должно быть научное сознание, моральное, эстетическое, идеологическое, и само религиозное?»
    В связи с этим высказыванием, не оставляющим сомнения в существовании трансцендентного, возникает вопрос: как надо относиться к так наз. «паранормальным» явлениям? А также позволю спросить: каково Ваше к ним отношение?

    • Михаил Носоновский
      27 мая 2017 at 11:15

      Я уже достаточно раскритиковал текст (там можно ко многому придираться, в том числе и к приведенному Вами). Лучше сосредоточиться на положительном и интересном, а не на нелепых фразах!

      Я пытаюсь найти в этой статье совсем другое, о чем и написал. А именно, что фрагментарность знания оказывется нормой, если исходить из «диалогических» представлений. Точнее, поскольку субъективное определяется процессом само-осознания субъекта через диалог «Я-Ты», то и воспринимаемое объективное тоже не может принципиально быть в законченной, статичной форме.

      А к паранормальным явлениям у меня никакого отношения нет, я вполне позитивист в большинстве ситуаций. Если говорить о тех случаях, когда, скажем, крупные математики впадают в рассуждения о паранормальном (характерный пример гуглится по ключевым словам «интервью Романа Михайлова с Воеводским»), то там все же явственны признаки шизофрении. Вы, кажется, в прошлом — психиатр? Есть интересная книга Барбары О’Брайен. «Операторы и вещи» http://www.lib.ru/PSIHO/OBRAJEN/obrajen.txt с описанием бреда шизофреника изнутри, и почему самому шизофренику он кажется убедительным. По-видимому, к тому же классу психических явлений относится концентрация на совпадениях, галюцинации, голоса и т.п.

    • Борис Дынин
      27 мая 2017 at 14:25

      Уважаемая Инна, спасибо за «браво».
      Вы правильно обратили своем внимание на вопрос статьи «Предполагается, что трансцендентное обнаруживает себя в религии. Это верно. Но оно проявляется во всех сферах взаимодействия человека с миром, так что имеет смысл поставить вопрос: «Если трансцендентное существует, каким должно быть научное сознание, моральное, эстетическое, идеологическое, и само религиозное?». Если картина нашего сознания, знания побуждает признать «онтологическую диалогичность» по моей терминологии, то вопрос не в моем пафосе в поиске Бога (трансцендентного), а в рациональном выводе из открывающегося положения дел в науке (хотя, действительно, пафос у меня есть – пафос не останавливаться на перед выводами, сколько бы они ни укладывались в дух самой науки).

      Вы сказали, что статья имеет недостатки. Уважаемый Михаил Н. сказал, что он «уже достаточно раскритиковал текст» и при этом нашел в нем «другое». Я достаточно ясно ответил на его критику 🙂 (но кто между нами двумя более высокий авторитет?) и рад, что я не совершенен – это означает, так сказать, пульсацию мысли по вопросу, на который последнего ответа и не будет. Рад, что оба вы нашли нечто интересное в статье — это ценнее для меня, чем «совершенство».

      Так или иначе, уважаемая Инна, я думаю, что Ваш вопрос о «паранормальном» имеет смысл, так как расширяет вопрос статьи: «Если трансцендентное существует, каким должно быть научное и иное сознание», но я не занимался этой темой.

      • Инна Беленькая
        27 мая 2017 at 15:58

        Уважаемый Борис, я лишь задала два вопроса М.Носоновскому. А вы прочему-то приписали «браво» и критику мне. Так низзя…

        • Борис Дынин
          27 мая 2017 at 16:14

          Вы правы, Инна. Я уже это заметил и «исправился»

  9. Михаил Носоновский
    26 мая 2017 at 22:22

    Мне не близко употребление слова «трансцендентный» в том смысле, в котором его пытается употреблять Б. С. Дынин, и не близок его богоискательский пафос. Однако он, в сущности, высказывает идею, что фрагментарность нашего знания выражает диалогизм. То есть соответствие, на уровне объекта, диалогичности субъективного. Поэтому не приходится говорить о завершенном знании, как нет идеального субъекта в отрыве от других. Если эта идея действительно сформулирована впервые Б. Дыниным, то остается только сказать: «браво!»

Comments are closed.