Симпатичные и несимпатичные американцы

Американцы бывают симпатичными и несимпатичными. Начну с симпатичных. Это природные американцы, интересующиеся экологией страны, внутренней политикой Америки, много времени уделяющие своей семье, ее благосостоянию. Их большинство.

Несимпатичных американцев здесь пока только двое.

№1

 Это бывший одессит, теперь он живет в Америке. Он успешный человек, профессор американского колледжа. Он решил написать свои воспоминания. Решил, написал их и издал тиражом 900 экземпляров. Все 900 экземпляров быстро разобрали. Казалось бы, все хорошо. Нет, не все. Все книги были взяты в библиотеки университетов и колледжей как пособия по одному из учебных курсов. Какому из курсов? Обратимся к главной теме его воспоминаний — антисемитизм в СССР. Тема очень важная, но почему она так зацепила американскую университетскую жизнь? Мы хорошо знаем об антисемитизме в США 20-40 годов, о том, что в семи ведущих американских университетах  Лиги Плюща до 60-х годов 20 века была неофициально узаконена процентная норма на прием евреев и т.д. и т.п. Но такого университетского курса «Антисемитизм в США», очевидно, нет, а «Антисемитизм в СССР» есть. Теперь понятно, почему так быстро раскупили эти воспоминания: был острый голод на такие пособия. Самое интересное то, что автор-воспоминатель гордится своей книгой, говорит, что она лучшая из того, что он написал. Почему я пишу об этом американце? Потому, что совсем недавно я прочитал в журнале «Лехаим» интервью с другим писателем, одесситкой Марией Галиной, в котором она со всей откровенностью рассказала об антисемитизме в Одессе: «В Одессе это было бы сложно. Это еврейский город, во всяком случае, был таким во времена моего детства. Что касается настоящего времени, то за спиной наверняка что-то говорят и пишут, в той же сети чего только не найдется, но в быту и напрямую – нет, не сталкивалась» («Лехаим», №4-2017).

№2

 Американец №2 тоже профессор. Это женщина, ее имя Дина Хапаева (см. http://www.nlobooks.ru/node/8393). Она преподает в Технологическом институте Джорджии. «Личная зависимость и рабство как проявление склады­вающейся системы ценностей — это не толь­ко плод воображения праворадикальных публицистов (в России, Е.Л.), но и повседневность», — пишет Хапаева и пытается подтвердить это примерами из нескольких российских книг. Одна из них — книга некоего Михаила Юрьева, «успешного дельца и члена политсовета движения «Евразия», в прошлом вице-спикера Госдумы от «Яблока»,  как пишет Хапаева. Юрьев опубликовал роман-утопию «Третья империя: Россия, которая должна быть» (2006). Опубликовал и опубликовал, какое отношение к этому имеем мы? Хапаева на полном серьезе разбирает каждый из посылов господина Юрьева, как будто действительно Россия обязана идти по пути, предначертанном Юрьевым. Другой определяющий для России, по мнению Хапаевой, текст  — это некий анонимный текст под названием «Проект Россия» (2006). «Лейтмотив этого сочинения — теория заговора Запада против России», — пишет Хапаева. «Пора назвать вещи своими именами. Запад — место, куда рухнул дьявол» — так объясняет причины враждебности Запада к России Александр Дугин, бывший советник председателя Госдумы Сергея Нарышкина, глава политической партии «Евразия» и агентства «Союз евразийской молодежи». Но, честное слово, сейчас, когда за деньги можно издать любую книгу, нельзя так серьезно относиться к слову, хоть произнесенному, хоть написанному в Интернете, хоть напечатанному в твердом варианте. Есть у Хапаевой и другие классики, например, Михаил Ремизов, опубликовавший текст «Проект “Государство-цивилизация”: Концепция государства-цивилизации и учредительные принципы нового строя» (2005).  Утопии Юрьева, Дугина, Ремизова со товарищи не остались без ответа. Последовали книги Виктора Пелевина («Священная книга оборотня», 2005), Владимира Сорокина («День опричника», 2006), Дмитрия Быкова («Ж/Д», 2006), Максима Кононенко («День отличника», где в стране под названием «Д. Россия» все пертурбации наступают в результате Березовой революции под руководством Бориса Березовского, 2008). «Исходя из представления о том, что литература и жизнь неразрывно связаны между собой, причем литература способна не только выражать, но и властно формировать культурные движения и политические проекты…», — пишет Хапаева. Вот оно как: в 2017 году 21 века мы все еще верим, что литература способна властно формировать.

 

Share
Статья просматривалась 195 раз(а)

1 comment for “Симпатичные и несимпатичные американцы

  1. Ефим Левертов
    19 мая 2017 at 9:57

    «Исходя из представления о том, что литература и жизнь неразрывно связаны между собой, причем литература способна не только выражать, но и властно формировать культурные движения и политические проекты…», — пишет Хапаева. Вот оно как: в 2017 году 21 века мы все еще верим, что литература способна властно формировать.

Добавить комментарий