Исторические реминисценции 11

Из Тацит. Анналы. Книга VI
[События двух последних месяцев 31 г., а также 32-37 гг. н.э.]

…он стал впоследствии предпочитать, чтобы предавалось огласке все сказанное о нем, каково бы оно ни было, желая, хотя бы из поношений себе знакомиться с правдою, так тщательно скрываемой от него лестью.В те же дни сенатор Граний Марциан, обвиненный Гаем Гракхом в оскорблении величия, сам пресек свою жизнь, а бывший претор Тарий Грациан на основании того же закона был осужден на смертную казнь.
Подобным же образом погибли Требеллен Руф и Секстий Пакониан; Требеллен умертвил себя собственною рукой, а Пакониан был удавлен в темнице за стихи против Тиберия, которые он там сочинил.

«Мы живем и не чувствуем жизни. Только слово
Успеешь сказать, и доносчик уже тут как тут.
На суд сенаторский волокут.
Высокий рост, широкий лоб и большие глаза,
Язвы на жирной коже лица.
И в темницу – тяжелое слово отца».

Об этих случаях Тиберий узнал не из-за моря и не от проделавших долгий путь вестников, а находясь у самого Рима и отвечая на письма консулов в тот же день или по миновании ночи и как бы видя воочию льющуюся в домах римлян кровь и руки палачей. В конце года скончался Поппей Сабин, не отличавшийся знатностью происхождения, но благодаря близости к принцепсам добившийся консульства и триумфальных отличий и на протяжении двадцати четырех лет стоявший во главе важнейших провинций не за выдающиеся дарования, а потому, что, справляясь с возложенными на него поручениями, не возвышался над ними.

***
Осип Эмильевич Мандельштам написал это стихотворение после того, как он стал очевидцем страшного крымского голода.

«Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлёвского горца.
Его толстые пальцы, как черви, жирны,
А слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются усища,
И сияют его голенища.

А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет,
Как подкову, кует за указом указ:

Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него — то малина
И широкая грудь осетина».

Авторства своего Осип Мандельштам не скрывал и после ареста готовился к расстрелу, но ему сохранили жизнь.
По мнению писателя Фазиля Искандера, Мандельштам избежал расстрела не столько благодаря помощи Бухарина, сколько из-за того, что Сталину пришлась по нраву его эпиграмма. Правитель увидел в стихотворении признание своего безграничного могущества. Кроме того, он вполне мог рассматривать произведение как акт капитуляции врагов. При таком восприятии толстые пальцы-черви и тараканьи усы особой роли не играли. Зачем обращать внимание на оскорбления, высказанные от лица недоброжелателей? Кремлевскому горцу, рожденному в бедной семье и добравшемуся до вершин власти, льстило то, каким страхом пропитаны строки
«Мы живем, под собою не чуя страны…». Нравилось Сталину и довольно точное описание его всесилия. Весьма вероятно, что Иосифу Виссарионовичу пришлось по вкусу и карикатурное изображение ближайшего окружения. Если учитывать размышления Искандера, то не кажется такой загадочной резолюция вождя на деле Мандельштама: «Изолировать, но сохранить».
Автора отправили в ссылку в Чердынь, а потом разрешили поселиться в Воронеже. В ночь с 1 на 2 мая 1938 года он был арестован вновь и отправлен в лагерь Дальлаг, скончался по пути в декабре в пересыльном лагере Владперпункт.

Share
Статья просматривалась 1 207 раз(а)

7 comments for “Исторические реминисценции 11

  1. Александр Биргер
    7 мая 2017 at 17:33

    » В ночь с 1 на 2 мая 1938 года он был арестован вновь и отправлен в лагерь Дальлаг, скончался по
    пути в декабре в пересыльном лагере Владперпункт » ?
    :: :: В №4(199) «Заметки по еврейской истории», читая М.Зильбермана: Ессены, эхнатонизм и
    возникновение каббалы (осилил меньше половины — сложно, требует подготовки и знаний, кот. у меня
    нет; разобраться — гипотеза это или больше, не смог), прочёл ваш комментарий , и, заинтересо-вавшись, перешёл в Проза.ру к роману «Последний пророк». Текст интересен, написан -imho- мастерски.
    «Шаббат закончился. Захарияху оделся для службы. Вся одежда из белой льняной ткани…Тора призывала к скромности, и в одежде тоже…
    О чем думает коэн, когда идет в храм. О семье, о службе, о детстве. Вспомнил, как в 13 лет вылили
    ему на голову елей, посвящая в коэны. А у него детей нет, потому что Элишева бесплодна. У иудеев
    бездетность – позор и тяжкое наказание Господне.. У садовых ворот Йерушалаима вдруг заколотило в груди – то так быстро, что становилось дурно, то
    медленнее…» Весь роман не прочёл, однако, понимая, как Вам интересны Тацит и Иудейские «хлопоты и страсти» (а они сейчас интересуют многих верующих и неверующих христиан), ваша
    заметка в Блогах меня не удивила, несмотря на столь далёкие «непараллельные параллели».
    Тацит, Иудея, Мандельштам, «се жёлтый цвет, цвет Иудеи», тиран и подданные. Многие — поддатые, поневоле приходит такое определение. Разумеется, всякое сравнение хромает, но и прихрамывающие сравнения могут быть интересны, как, например, ваше. Из-за недостатка времени (гродек, дела огородные) не могу задать Вам вопросы по теме, по существу. Однако, спрошу: неужто с И.Э.М. теперь полная ясность относительно его смерти-убийства?
    — Откуда? Ещё один архив открыли у Ирода?
    В романе вашем, где имеется такое обилие потрясающих деталей, резануло смешение (не стилей, стиль Ваш мне знаком и нравится) — вер, имён и народов: Исаак, Завулон Данила, Гаврила. Возможно, я несколько «усиливаю» эти контрасты, однако, договорить сейчас не удастся. До — вечера.

    • Сергей Чевычелов
      7 мая 2017 at 17:52

      Спасибо за комментарий!
      Мой роман можно прочитать и здесь на Портале — читать удобнее http://berkovich-zametki.com/Kiosk/Chevychelov.pdf

      Собственно, одна из целей романа, показать мою гипотезу зарождения христианства. Поэтому в конце глав отсыл на много лет вперед к христианским источникам — отсюда и смешение языков и имен. Что касается имен, то я старался подбирать имена так, чтобы они были привычны русскоязычному читателю.

      • Александр Биргер
        8 мая 2017 at 0:05

        – А чего бояться Машиаху? Спросите того, кто
        называет себя Сыном Бога: Он – тот, о котором я думаю?
        – Зачем это тебе, учитель? – спросил Андреас.
        – Чтобы жить, – сказал Иоанн младший, доселе
        молчавший и потрясенный убийственной темницей.
        – Он прав, – сказал после долгой паузы узник. – Если это не он, Господь спасет меня в последний миг, чтобы я выравнивал дорогу Машиаху…
        ______________________
        прочёл одну главу в Портале, а теперь, получив правильный сайт, могу и дальше, в «7 искусствах».
        И что же, могу повторить ваш комментарий на работу М.З.: интересная гипотеза, для доказательства одной из многих загадок бытия. Но не для иудея. Если Машиах был, то где же воскрешённый мученик из ямы?
        И где, кстати, «птица Б-жья», Осип Мандельштам? Повидимому, надо ждать. И у мусульман-верующих есть свой последний пророк, после «Исы».
        Чем они хуже христиан? Я — о верующих, не о стяжателях, одурманенных честолюбцах
        и убийцах.
        Сошлюсь также на свежий ком-ий из Гостевой:
        Максим Штурман- 2017-05-07 20:24:17(635)
        Вера Кузьмина
        **
        … К проходной старушка серая
        Прихромала на заре.
        «Просит хлеба внучка Сонечка —
        С год закончилась мука.
        Не принес Гафурка нонеча
        Заводчанского пайка.
        Ох, и славно же придумали,
        Ворошилов подсказал:
        Чтоб паек — хоть свату, куму ли,
        Чтоб не грабил нас базар.
        Как — пайка какого? Нашего.
        Подавай-ко, милый сын…»
        Вся бригада ошарашенно
        Замолчала, как один.
        Все узнают полной мерою —
        Все слова и все дела.
        В кузовке старушка серая
        Внучке хлеба понесла.
        И со снегом тихо падали
        В воды Каменки-реки
        Крошки глины — той, Кокандовой,
        И урюка лепестки.
        Умирали люди — тыщами,
        Обращались в дым да мел.
        Но узбекскими глазищами
        Со стены Христос глядел…
        Может, Йешуа-Христос-Иса — везде, где мучаются, распинают, сжигают , голодают. А Мешиах — это кто-то другой?

        • Сергей Чевычелов
          8 мая 2017 at 19:22

          Дорогой Александр!
          Как Вы должны были заметить, роман — реалистический. В нем нет мистики и религиозных мифов. Описано либо то, что происходило на самом деле, либо то, что могло произойти в реальной жихни. Об Иисусе там нет ни слова. Эссены считали, что Машиахом станет их Учитель праведности, распятый около 90 г. до н.э. Александром Янаем. Его и ждал, возможно, Иоанн Погружающий. «Сыном Божьим» называли Машиаха не в телесном, а чисто в духовном плане.

          • Александр Биргер
            9 мая 2017 at 19:22

            С.Ч. «Его и ждал, возможно, Иоанн Погружающий. «Сыном Божьим» называли Машиаха не в телесном, а чисто в духовном плане.»
            :::::
            Дорогой Сергей, я и не принимаю «телесности» всерьёз.В наши-то годы и в наше время — верить в непорочное зачатие, или, что ещё, извините, сомнительнее — верить в Б-жьих сыновей-дочерей-племянников, не получается. Иоанн Погружающий, Авраам Открывающий, Моисей Призывающий, Исаак Доверяющий, Иван Непомнящий, Аман Злобствующий и т.д. — все эти персонажи, в сочетании с агромадным колиТ-чеством ожидающих Мешиаха и совершающих Б-г знает что, — всё это вызывает -imho- нежелание воспринимать Ваш роман иначе, как интересное художественное произведение, заслуживающее самого добро-желательного отношения и внимательного ПРОчтения. Желаю здоровья и равновесия духа, мира и благополучия в вашей непростой Днестр- овск-ой жизни и успехов в нужнейшей работе — на пользу людям.

            • Сергей Чевычелов
              9 мая 2017 at 19:42

              Спасибо Александр!
              Как раз сейчас издаю книгу, куда помимо этого романа войдут: «Иаков, сын Иосифа, брат Иисуса», «Какой закон нарушила Иродиада?» и
              «Когда состоялся банкет у Ирода Антипы?».
              Вместе получается довольно правдивая история о том, как это было на самом деле!

  2. Сергей Чевычелов
    7 мая 2017 at 14:05

    …он стал впоследствии предпочитать, чтобы предавалось огласке все сказанное о нем, каково бы оно ни было, желая, хотя бы из поношений себе знакомиться с правдою, так тщательно скрываемой от него лестью.В те же дни сенатор Граний Марциан, обвиненный Гаем Гракхом в оскорблении величия, сам пресек свою жизнь, а бывший претор Тарий Грациан на основании того же закона был осужден на смертную казнь.

Добавить комментарий