Александр Межиров, Семён Гудзенко. Два стихотворения

Александр Межиров

Мы под Колпином скопом стоим.
Артиллерия бьёт по своим.
Это наша разведка, наверно,
Ориентир указала неверно.

Недолёт, перелёт, недолёт.
По своим артиллерия бьёт.

Мы недаром присягу давали,
За собою мосты подрывали.
Из окопов никто не уйдёт.
По своим артиллерия бьёт.

Мы под Колпином скопом лежим,
Мы дрожим, прокопчённые дымом.
Надо всё-таки бить по чужим,
А она — по своим, по родимым.

Нас комбаты утешить хотят,
Говорят, что нас родина любит.
По своим артиллерия лупит.
Лес не рубят, а щепки летят.

Семён Гудзенко

Когда на смерть идут — поют,
а перед этим
можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою —
час ожидания атаки.
Снег минами изрыт вокруг
и почернел от пыли минной.
Разрыв —
и умирает друг.
И значит — смерть проходит мимо.
Сейчас настанет мой черед,
За мной одним
идет охота.
Будь проклят
сорок первый год —
ты, вмерзшая в снега пехота.
Мне кажется, что я магнит,
что я притягиваю мины.
Разрыв —
и лейтенант хрипит.
И смерть опять проходит мимо.
Но мы уже
не в силах ждать.
И нас ведет через траншеи
окоченевшая вражда,
штыком дырявящая шеи.
Бой был короткий.
А потом
глушили водку ледяную,
и выковыривал ножом
из-под ногтей
я кровь чужую.

Share
Статья просматривалась 1 044 раз(а)

1 comment for “Александр Межиров, Семён Гудзенко. Два стихотворения

  1. Виктор (Бруклайн)
    6 мая 2017 at 3:44

    Александр Межиров

    Мы под Колпином скопом стоим.
    Артиллерия бьёт по своим.
    Это наша разведка, наверно,
    Ориентир указала неверно.

    Недолёт, перелёт, недолёт.
    По своим артиллерия бьёт.

    Мы недаром присягу давали,
    За собою мосты подрывали.
    Из окопов никто не уйдёт.
    По своим артиллерия бьёт.

    Мы под Колпином скопом лежим,
    Мы дрожим, прокопчённые дымом.
    Надо всё-таки бить по чужим,
    А она — по своим, по родимым.

    Нас комбаты утешить хотят,
    Говорят, что нас родина любит.
    По своим артиллерия лупит.
    Лес не рубят, а щепки летят.

    Семён Гудзенко

    Когда на смерть идут — поют,
    а перед этим
    можно плакать.
    Ведь самый страшный час в бою —
    час ожидания атаки.
    Снег минами изрыт вокруг
    и почернел от пыли минной.
    Разрыв —
    и умирает друг.
    И значит — смерть проходит мимо.
    Сейчас настанет мой черед,
    За мной одним
    идет охота.
    Будь проклят
    сорок первый год —
    ты, вмерзшая в снега пехота.
    Мне кажется, что я магнит,
    что я притягиваю мины.
    Разрыв —
    и лейтенант хрипит.
    И смерть опять проходит мимо.
    Но мы уже
    не в силах ждать.
    И нас ведет через траншеи
    окоченевшая вражда,
    штыком дырявящая шеи.
    Бой был короткий.
    А потом
    глушили водку ледяную,
    и выковыривал ножом
    из-под ногтей
    я кровь чужую.

Добавить комментарий