Бухарские евреи: краткий исторический очерк

Справочный текст об истории бухарских евреев (по сути, реферат), написанный мною в 2006 по просьбе центра «Рошнои», публиковaлся в разных материалах центра «Рошнои» совместно с Р. Пинхасовом (в сети можно видеть перепечатки без указания моего авторства).

Бухарские евреи: краткий исторический очерк

Бухарские евреи – этнолингвистическая группа (община или ‘эда на иврите), являющаяся частью еврейского народа, сформировавшаяся на территории Средней Азии, родным языком которой является еврейско-таджикский (в разное время называвшийся в литературе «местно-еврейским», «бухарско-еврейским», «бухори», и иногда считающийся вариантом таджикского или еврейско-персидского языков). Бухарские евреи являются потомками древних евреев (израильтян), часть которых после разрушения Израильского (722 г. до н.э.) и Иудейского (586 г. до н.э.) царств, а также нового Иудейскго царства Хасмонеев (70 г. н.э.) оказалась на территории Персидской империи, дальней периферией которой являлась Средняя Азия.

Появление евреев в Средней Азии и общины доисламского периода

Первое появление евреев в Средней Азии, по-видимому, относится к эпохи персидских империй Ахеменидов (VI-IV вв до н.э.) и Аршакидов (III в. до н.э.-III в. н.э.). Прямых источников о нахождении евреев в Средней Азии в этот период не существует. Однако на основании аналогии с еврейской общиной Мцхета (Грузия), упоминаемой в летописях IV в. до н.э. и также входившей в Империю Ахеменидов, и упоминания евреев во «всех провинциях империи» в библейской Книге Эстер, израильский ученый М. Занд полагает, что евреи расселились во входивших в Персидскую Империю частях Средней Азии в указанный период. Евреи, говорившие на парфянском языке, прибывавшие в Иерусалим в качестве паломников, упоминаются в христианской книге «Деяния апостолов» (I в. н.э.). Подобное упоминание имеется также в Талмуде (Санхедрин, 11б).

Первое прямое свидетельство о евреях в Средней Азии относится к началу IV в. н.э. Это упоминание в Талмуде р. Шмуэля бар Бисны, члена вааилонской талмудической академии в Пубадите, который совершал поездки в Маргуан (Мерв близ современного Байрам-Али в Туркменистане) и опасался, что вино и брага, изготовляемые местной еврейской общиной, не являются кашерными. Существование еврейской общины в Мерве подтверждается также еврейскими надписями на оссуариях (погребальных ящиках для хранения костей) V-VI вв., найденными в ходе раскопок 1954-56 гг.

Расселение евреев в Средней Азии было прежде всего результатом их участия в торговле шелком вдоль Великого шелкового пути. О присутствии евреев в доисламский период в Хорезме (Кяте) известно из персидского сочинения «Шахристани-ха-и Эйран» («Столицы провинций Ирана»), в котором указывается на связи с евреями основателя города Нарсея, «сына еврейки». Дополнительное свидетельство о евреях в Хорезме содержится в сочинении арабского историка Ат-Табари, упоминающего, по-видимому, еврейских «мудрецов» города. Еврейская община существовала также в Балхе (к востоку от Мерва).

Исламский период до XVI века

Завоевание арабами Средней Азии длилось около ста лет, с середины VII века да 740-ых гг. и сопровождалось насаждением ислама на захваченной территории. Несмотря на то, что в арабской литературе VII-XIII вв. неоднократно упоминаются принявшие ислам евреи из этого региона, большая часть еврейского населения осталась верна религии предков, оказавшись практически единственной конфессиональной группой сохранившей свою религию с доисламских времен. Мусульманский закон рассматривает евреев как «народ Писания» и разрешает им придерживаться своей религии под властью мусульманского правителя, при условии выплаты особого налога и соблюдения ряда ограничительных мер (евреи должны отличаться от мусульман одеждой, синагога не может быть выше мечети и т.п.). Как правило, евреи селились в отдельных кварталах, где пользовались общинным самоуправлением. Светским главой общины был калонтар (староста), в компетенцию которого входили административно-хозяйственные и судебные вопросы, сбор налогов и податей. Вопросы, относящиеся к религиозному закону решал раввин. К наиболее распростроненным занятиям евреев, помимо торговли, относились ремесла: красильное и дубильное дело, чеканка. Окраска ткани синей краской индиго считалась специфическим еврейским занятием. Евреи были также строителями, портными, пекарями и т.п.

Среднеазиатский регион, состояший из исторических областей Хорасан (к которому тогда относили всю территорию к югу от Амударьи или Оксана) и Мавераннахра («Заречья», т.е. территории к северу от Аму-Дарьи) переходил из рук в руки многих мусульманских правителей: Саманидов (IX-X вв.), Караханидов (X-XIII вв.), Хорезмшахов (VIII-XIII вв), Газневидов (X-XII вв.). К 1218-1220 гг. относится опустошительное монгольское завоевание под водительством Чингиз-Хана, приведшее к появления династии Чингизидов. В конце XIV века Средняя Азия оказывается под властью Тимура (Тамерлана), основателя династии Тимуридов. Все эти потрясения, однако, не привели к исчезновению еврейских общин в регионе, положение.которых под властью исламских правитилей следует, таким образом, охарактеризовать как относительно устойчивое.

К рассматриваемому периоду относятся сведения о еврейских общинах во многих городах Хорасана на территории современной Средней Азии и Афганистана, составлявшей тогда единое культурное пространство: Балх, Мерв, Газн, Кабул, Гуристан, Джахудан (Майман), Бавард. Появляются еврейские общины и в городах более удаленного Мавераннахра к северу от Аму-Дарьи. Помимо уже упомянутого Хорезма, это Самарканд, где евреи жили еще до монгольского завоевания (1220 г.), о чем известно из рассказа путешественника XII века Беньямина из Туделы и из мусульманских преданий, и Бухара, где евреи упомянуты в 1240 г. арабским летописцем Ибн-Фути, а также Ургенч. Существуют упоминания о евреях в XII в. в городах Джанд (на краю пустыне Кызыл-Кум близ левого берега Сыр-Дарьи) и Якудлык (на границе Ферганской долины близ реки Эйлак) и в Х в. в г. Бахи в районе Синьяна.

Среднеазиатские евреи этого периода оказали заметное влияние на культурную и духовную жизнь региона. С идейным влиянием евреев некоторые ученые связывают становление в конце VII в. религиозно-политического движения Хурзада в Хорезме, приведшего к власти своеобразных «неоиудействующих». К середине IX в. относится деятельность еврея Хиви ал-Балхи (уроженца Балха), с которым остро полемизировал по философским и богословским вопросам знаменитый еврейский философ Саадия Гаон.

В культурно-языковаом отношении среднеазиатские евреи составляли единое целое с евреями Персии и Афганистана.

С XVI века до российского завоевания Туркестана

Приход к власти шиитской династии Сефевидов в 1502 г. в Иране и почти одновременно узбекской суннитской династии Шейбанидов в Мавераннахре привел к тому, что иранские и среднеазиатские евреи оказались на территории двух враждебных государств. Именно это привело к обособлению бухарских евреев как самостоятельной, отличающейся от персидских евреев этнической группы или общины. Позднее, в XVIII в. анологичным образом выделяется община афганских евреев, составлявшая до того единое целое с евреями Средней Азии. Ко второй половине XVIII века в Средней Азии появляются три независимых узбекских государства с централизованной властью: Бухарский эмират, Хивинское и Кокандское ханства.

В конце XVI века возникает еврейский квартал (махалла) в Бухаре, позднее, в начале XIX века район проживания евреев расширяется, возникает новая махала и квартал Амиробад. Близ еврейского квартала существовал квартал составлявших особую группу «чала», евреев, насильственно обращенных в ислам, но часто следовавших тайно еврейским обрядам. К началу XIX века основная масса бухарских евреев проживала в Бухаре, небольшие общины существовали также в Самарканде и Шахрисябсе. В 1843 г. выросщая еврейская община Самарканда заключает договор о покупке земли и основании квартала (квартал «Шарк» или «Восток»). Накануне русского завоевания еврейские поселения существовали также в Карши, Шахрисабзе, Мерве, Хатырчи, Каттакургане, Маргилане, Душанбе.

К этому периоду относится активная литературная днятельность среднеазиатских евреев. Шломо бен Шмуэль Гурганджи (Ургенч, первая половина XIV в.) был автором одного из первых еврейско-персидских словарей. Ходжпи Бухори (Бухара, начало XVII в.) был автором поэмы «Даниэль-намэ». Элиша бен Шмуэль Рагиб (конец XVII в., по некоторым данным он родилдся в Самарканде, по другим – был персидским евреем) перевел с древнееврейского на еврейско-персидский знаменитое произведение восточной литературы «адаба» «Шахзадэ ва-Суфи» («Принц и отшельник»). В первой половине XVIII в. в Бухаре Юсуф бен Исхок и его ученики переводили произведения древнееврейской литургической и мистической поэзии на родной язык. К началу XIX в. относится поэма Ибрагима Абульхайра «Баёди Худоидад», повествующая о еврее из бухары, который предпочел смерть насильственному обращению в ислам. Все это свидетельствует о довольно высоком образовательном уровне бузарских евреев.

Сближению бухарских евреев с евреями-сефардами Ближнего Востока способствовал главный раввин Бухары Йосеф Мамон Маарави, уроженец Марокко, живший в Палестине и прибывший в 1793 г. в Бухару. Он создает в Бухаре религиозную академию (ешиву), заказывает еврейские печатные книги из-за границы. Начальное образование и обучение грамотности осуществлялось в хедере («хомло» или «хонои мулло», буквально «комната учителя»). Постепенно многие сефардские обряды, включая порядок богослужения, укореняются у бухарских евреев, а контакты с еврейскими общинами Персии, Палестины, России и других стран становятся регулярными.

Период российской экспансии, с 1865 по 1917 год

В 1864-1884 гг. происходит постепенное завоевание Средней Азии Россией, в результате которого Бухарский эмират и Хивинское ханство, сохранив формально самостоятельность, становится вассалами Российской империи, а Кокандское ханство упраздняется в 1876 г., и его территория входит в состав вновь образованного российского Туркестанского края. Среднеазиатские евреи в целом занимали про-российскую позицию, привлекаемые перспективой избавиться от ограничительных законов эмирата и экономическими возможностями империи.

«Туземные» евреи Туркестанского края, проживавшие в Самарканде и городах Ферганской долины, получили от русских властей ряд законодательных привилегий, позволявших им свободно перемещаться по территории Империи, активно заниматься торговлей. Бухарские же евреи, оставшиеся в эмирате, напротив, стали подвергаться дополнительным притеснениям со стороны администрации эмира, например, на них была возложена обязанность собрать большую часть контрибуции, которую эмир должен был выплатить русским. Все это привело к нелегальной иммиграции евреев из Эмирата в Туркестанский Край. Согласно положению от 1889 г., евреи, которые не могли доказать, что они проживали на территории Края к моменту его присоединения, подлежали депортации (вплоть до выселения им дозволялось жить в «пограничных городах»). Особенно тяжелая угроза нависла над бежавшими из Бухары чала, вернувшимися к своей религии, т.к. по законам шариата они считались мусульманами-вероотступниками и подлежали смертной казни. Сроки выселения, однако, переносились несколько раз, оно так и не было осуществлено вплоть до установления Советской власти в регионе. Выселена была лишь небольшая группа обращенных в ислам иранских евреев «джедидoв».

В этот период среди бухарских евреев Туркестана появляется небольшая, но экономически мощная прослойка купцов, предпринимателей и промышленников, некоторые из которых имели торговые дома с филиалами в Москве, Оренбурге и других городах Центром деловой активности бухарских евреев стали города Ферганской долины: Коканд, Скобелев (Фергана) и другие. Евреи осваивают новые, не характерные прежде для себя занятия, кустарное производство. Например, профессии парикмахера, сапожника становятся почти исключительно еврейскими занятиями. Наряду с хомло появляются более современные школы, создаются также русско-туземные еврейские школы. С 1910 г. на печатном оборудовании, завезенном из западной части России, в Коканде начинает издаваться первая бухарско-еврейская назета «Рахамим», издаются отдельные книги.

Уровень грамотности бухарских евреев на родном языке был весьма высок, фактически был самым высоким из коренных народов Средней Азии. Большинство мужчин могло читать и писать на еврейско-персидском (еврейскими буквами), значительная часть могла читать и писать на древнееврейском (иврите). Среди культурных достижений следует особо отметить музыкальное творчество, как в рамках обрядовой и синагогальной музыки, так и традиционного среднеазиатского «шашмакома».

Евреи поддерживают контакты со своими единоверцами в Палестине, причем контакты эти двусторонние: эмисары еврейских общин Палестины (Иерусалима, Хеврона, Цфата) прибывают в Среднюю Азию для сбора пожертвований (в те годы религиозные евреи Палестины жили за счет собираемых в еврейских общинах мира пожертвований), а набожные среднеазиатские евреи отправляются в Иерусалим для паломничества или для того, чтобы быть погребенными в Святой Земле. В 1880-е годы количество бухарских евреев в Иерусалиме было столь велико, что они решaют создать отдельный бухарско-еврейский квартал, который был заложен в 1890 г. Этот регулярно спланированный квартал, один из первых в Иерусалиме за пределами Старого Города, стал центром культурной жизни бухарских евреев. Здесь действовала синагога, две школы. Под руководством раввина и просветителя Шимуна Хохома здесь осуществляется работа по переводу на бухарско-еврейский язык и изданию библейских книг, религиозной литературы, сочинений еврейско-персидской поэзии и художественных сочинений. Было издано около 150 книг, которые поставлялись евреям в Среднюю Азию. Пользовались этими книгами и персидские евреи. Пожертвования от среднеазиатских евреев были существенным условием благосостояния иерусалимской общины. К сожалению, с началом Первой мировой войны в 1914 г., когда Турция, под властью которой находилась Палестина, и Россия оказались враждующими сторонами, контакты между бухарскими евреями в Иерусалиме и в Средней Азии прервались, и община в Иерусалиме пришла в упадок. В 1914 г. в Иерусалиме проживало около 1500 бухарских евреев, в то время как в Средней Азии жило около 20 тыс.

Советский период

Установление Советской власти было первоначально воспринято среднеазиатскими евреями как очередной этап борьбы русских с мусульманами, в котором бухарские евреи склонялись к про-российской позиции, несмотря на то, что часть бухарско-еврейской буржуазии поддержала узбекское движение за независимость. В 1917 г. евреи Р. Потеляхов и С. Вадьяев даже стали министрами в просуществовавшей очень недолго Кокандской автономии. За установлением новой власти последовали серьезные социальные перемены. Традиционная община была упразднена (последний бухарский калонтар П. Рабин был арестован и расстрелян в 1920 г), ее заменили еврейские комитеты. Процветающий класс богатых купцов и буржуазии был ликвидирован, его представители репрессированы или превращены в «лишенцев», такова же была судьба и мелких предпринимателей. Кустари и ремесленники либо объединялись в кооперативы, либо были должны идти рабочими на фабрики, такие как шелкомотальная фабрика «Худжум» в Самарканде. В 1920-е гг. предпринимались попытки создать еврейские (или частично еврейские) колхозы в разных частях Узбекистана, однако они не увенчались успехом.

В культурной жизни бухарских евреев также происходят кардинальные перемены. В первые десятилетия новой власти бухарские евреи признавались самостоятельной национальной группой со своим отдельным языком. Партийное руководство выдвигало задачу построения «национальной по форме, социалистической по содержанию» культуры бухарских евреев, создание национальных учреждений образования и культуры, прессы, воспитание коммунистической национальной интеллегенции, борьбы с «религиозными пережитками», неграмотностью, против богачей, за интересы трудящихся и бедняков, равноправие женщин. В 1918 г. создается местно-еврейское центральное бюро при Наркомпросе, в 1920 г. в Бухаре открываются еврейские школы, в 1921 г. – бухарско-еврейский Институт Просвещения в Самарканде, газета «Рост» («Правда»). Тогда же издаюися первые учебники, создаются первые театральные коллективы. В 1925 году в Самарканде начинает издаваться газета «Рошнои» («Свет»), с 1930 г. она выходит в Ташкенте под названием «Байроки Михнат» («Знамя труда»), издавался и журнал. Появляются бухарско-еврейские литераторы, поэты и драматурги, пишущие на родном языке произведения, часто идеологизированные и прославлявшие новую жизнь (Я. Акилов, М. Аминов, Я. Хаимов, М. Бачаев, Й. Кураев и др.). Как и другие языки народов СССР, язык бухарских евреев (официально именовавшийся «местно-еврейским») был в конце 1920-х гг. переведен на латинскую графику. К 1940 г. на нем было издано около 750 наименований книг и брошюр, большинство из которых – школьные учебники и официальные материалы. Разрабатывая литературную норму для родного языка, бухарско-еврейские деятели культуры стремились подчеркнуть его отличие от таджикского, часто ориентируясь на персидские (и еврейско-персидские) грамматические формы.

Советская власть осуждала проявления антисемитизма, считая его буржуазным пережитком. Однако подобные проявления имели место, так в 1928 г. произошли случаи «кровавого навета» (ложного обвинения евреев в использовании мусульманской крови) в Бухаре и Чaрджоу. Советская власть вела жесткую антирелигиозную кампанию, приводившую к закрытию синагог, аресту религиозных деятелей. В начале 1930-х гг. была закрыта большая синагога в Самарканде. Тогда же многие евреи пострадали в результате ликвидации НЭПа («новой экономической политики» 1920-х гг, допускавшей элементы частного предпринимательства). Все это побудило многих бухарских евреев к нелегальной эмиграции в Палестину.

Во второй половине 1930-х годов национальная политика партии меняется. Признается целесообразным развивать национальные культурные институты только в рамках национально-административных образований (союзных и автономных республик, областей и округов). Культурные институции тех народов, которые не имеют своих республик, постепенно сходят на нет. В результате такого изменения политики власти признали нецелесообразным развивать местно-еврейский язык как самостоятельный, обособленный от таджикского, и предложили вместо этого считать, что языком бухарских евреев является таджикский. С точки зрения партии, бухарско-еврейские культурные институты были временным явлением, призванным повысить грамотность евреев с тем, чтобы способствовать их ассимиляции и вливанию в советский народ. Так, в постановлении ЦК компартии Узбекистана в 1938 г. о закрытии газеты «Байроки михнат» говорилось, что она полностью выполнила свою функцию, т.к. культурно-политический уровень бухарских евреев стал весьма высоким, и дальнейшую идеологическую работу в их среде можно вести на русском, таджикском и узбекском языках. Аналогичная судьба постигла издававшуюся в Узбекистане газету на уйгурском языке. Многие языки народов СССР, включая таджикский и узбекский, были переведены в конце 1930-х гг. на алфавит на основе кириллицы, однако с местно-еврейским языком этого не произошло, т.к. все издания на нем прекратились. В 1937-1940 гг. закрываются бухарско-еврейские газеты, школы, образовательные учреждения, театры, клубы, музей и прочие культурные учреждения, прекращается издание книг на «местно-еврейском языке», и само название этого языка исчезает из официальной номенклатуры языков народов СССР. Нужно отметить, что подобная судьба постигла и другие дисперсные национальные группы на территории СССР: евреев-ашкеназов, корейцев, немцев, финнов и т.п. Эти события совпали по времени с периодом «большого террора», в результате которого пострадали многие представители нарождающейся советской бухарско-еврейской интеллигенции.

В последующие десятилетия культурная деятельность бухарских евреев проходит в основном в рамках советской культуры. Лишив евреев возможности развивать собственную обособленную культуру и религиозную традицию, советская власть однако дала им возможность получать высшее образование и активно участвовать в культурной и общественной жизни советского общества, чем бухарские евреи не приминули воспользоваться. Многие стали видными учеными, музыкантами, деятелями культуры и искусства, врачами, педагогами, получившими признание в Узбекистане, Таджикистане и других республиках. На протяжении жизни одного-двух поколений, группа, почти не имевшая ранее представления о западном образовании, дала огромное (в отношении к своей численности) количество лиц с высшим образованием, врачей, ученых. В 1940-1960 гг. русский язык становится родным для значительной части бухарских евреев молодого поколения, хотя многие (особенно те, кто учился в таджикских школах) продолжают считать родным языком таджикско-еврейский. Несмотря не определенную культурную ассимиляцию, подавляющее большинство бухарских евреев продолжало соблюдать традиционные обряды жизненного цикла (обрезание, свадьба, похороны) и отмечать еврейские праздники, часто воспринимая их как национальные, а не религиозные обычаи. Случаи смешанных браков были редки и скорее представляли собой исключение. Оснoвными местами расселения бухарских евреев становятся в это время в Узбекистане Самарканд, Бухара, Ташкент, Шахрисабз, Каттакурган, Кармана, Карши, города Ферганской долины (Андижан, Наманган, Маргилан, Фергана, Коканд), в Таджикистане – Душанбе и Ленинабад (Ходжент).

Великая отечественная война не могла не оставить отпечатка на жизни бухарских евреев. Среди бухарских евреев почти не было кадровых военных, но четыре тысячи из них были призваны в армию, более тысячи погибло. Средняя Азия была одним из мест, куда эвакуировались советские граждане из европейской части СССР. В результате притока мигрантов увеличивается ашкеназская община. В последующие годы многие религиозные активисты из числа евреев-ашкеназов из европейской части СССР, спасаясь от анти-религиозных преследований, поселились в Средней Азии, где было больше возможностей для соблюдения норм иудейской религии, тем самым поддерживая традицию еврейской учености в регионе. В Самарканде в послевоенные годы действовало две подпольных ешивы, организованных движением любавических хасидов (Хабад) и литовскими евреями, там же происходил тайный съезд раввинов Хабада.

Не прошла мимо бухарских евреев государственная антисемитская и антисионистская кампания конца 1940х-начала 1950х годов. В 1950 году были арестованы и приговорены к расстрелу (замененному затем на 25-летнее заключение в Норильске) 13 активистов еврейской общины Самарканда; такие же процессы прошли в Бухаре и Каттакургане. Антисионистская кампания, как и борьба с иудаизмом, появление антиеврейских фельетонов в газетах, антиизраильская пропаганда, подпитывали и бытовой антисемитизм.Так к 1961 г. относится новый случай «кровавого навета» в г. Маргилане Ферганской области. Были и другие подобные случаи. Несмотря не это, многие бухарские евреи имели довольно высокий общественный статус, некоторые занимали ответственные должности в государственном аппарате республиканского, областного и городского уровней.

С 1970-х гг. начинается массовая эмиграций советских евреев в целом и бухарских евреев в частности в Израиль, и частично в США и другие страны.

Постсоветский период и бухарско-еврейские общины в эмиграции

Как было отмечено, массовая эмиграция бухарских евреев в Палестину началась уже во второй половине XIX века, а в 1890 г. в Иерусалиме создается бухарско-еврейский квартал. С началом Первой мировой войны бухарская община здесь приходит в упадок. В последующий период британского мандата и после создания Государства Израиль в 1948 г. культурная жизнь бухарских евреев была не очень интенсивной, несмотря на приток новой волны иммигрантов в начале 1930-x гг. В 1936 г. в Тель-Авиве и Иерусалиме создается «Организация репатриантов-бухарских евреев». С 1953 по 1972 г. издается газета «Твуна-Аклу фахм» («Мудрость») в еврейской графике. В 1972 г. создан «Брит Йоцей Бухара» («Союз выходцев из Бухары»). К культурным достижениям этого периода бухарских евреев Израиля, включая второе и третье поколение, следует отнести деятельность поэтессы Шуламит Тилаеф, издание на иврите «Истории бухарских евреев» р. Нисима Тажера.

С начала 1970-х гг. начинается новая волна эмиграции бухарских евреев. Подавляющее большиство (более 15 тысяч из 17 тысяч выехавших до 1988 г.) направляются в Израиль, меньшая часть – в США, Канаду и Австрию. Среди прибывших в Израиль были видные бухарско-еврейские деятели культуры, такие как И. Мавашев, М. Бачаев, которые вдохнули новую жизнь в культурную деятельность бухарской общины. Начинают издаваться бухарско-еврейские газеты на иврите, русском и родном языках (последние – преимущественно в русской графике, более привычной выходцам из СССР).

Многие бухарские евреи достигли видных позиций в Израиле. Среди них нужно упоминуть бизнесмена и филантропа Леви Леваева, считающегося на сегодня одним из самых богатых в Израиле людей, президента созданного в 2000 г. Всемирного конгресса бухарских евреев. Депутатом Кнесета от партии Шас на протяжении многих лет является Амнон Коэн.

В самой Средней Азии с началом перестройки стали возникать бухарско-еврейские культурные центры и общества в разных городах. В 1987 г. была создана секция бухарско-еврейской литературы при Союзе Писателей Узбекистана. Однако с начала 1990-х годов отмечается массовая эмиграция бухарских евреев, усилившаяся после развала СССР и провозглашения независимости среднеазиатских республик. Большинство эмигрантов этой волны направились в США, где небольшая бухарско-еврейская община существовала уже с 1963 г. Община, численность которой составляла в конце 1980-х годов меньше 2000 человек, увеличивается на протяжении 1990-х гг. в десятки раз. Подавляющее большинство бухарских евреев селится в нью-йоркском районе Квинс. Здесь открываются бухарские синагоги, школы, театральные коллективы, издается пресса и книги, проводятся научные конференции посвященные бухарским евреям, создается этнографический музей.

К 2000 году лишь небольшая часть бухарских евреев осталась в местах прежнего обитания в Средней Азии. Израиль и США становятся новыми центрами общины, в обоих случаях речь идет о типичной иммигрантской этнической общине, проходяшей процесс адаптации и акультурации в новой стране обитания, вступая при этом в сложные взаимоотношения с другими иммигрантскими общинами (русских евреев-ашкеназов, персидских, грузинских и горских евреев, а в США и мусульман из Средней Азии), как и с еврейским и нееврейским (в случае США) населением страны проживания.

Подводя итог, можно сказать, что исторический путь бухарских евреев довольно типичен для еврейских общин стран Востока, прошедших доисламский период, период жизни под властью мусульман, колониальный период, советский период и сопровождавшую его ассимиляцию, и наконец период эмиграции в Израиль и страны Запада. Подобное сходство исторической судьбы еврейских групп, на наш взгляд, еще раз подчеркивает историческое единство еврейского народа.

Литература

М. Занд. hитйашшевут hа-йеhудим бе-’Асия hа-Тихона б-имей кедем ув-имей hа-бейнайим hа-мукдамим (Расселение евреев в Средней Азии в древности и в раннем средневековьи) // Пe‘амим, 35 (1988)

Д. Очильдиев. История Бухарских евреев. – Нью-Йорк: Мир, 2001

Бухарские евреи // Электронная еврейская энциклопедия

(c) Михаил Носоновский, 2006

Share
Статья просматривалась 1 144 раз(а)

Добавить комментарий