Тайна древней полигональной (многоугольной) кладки — открыта.

  

   Тайна древней полигональной (многоугольной) кладки — открыта.

 

АННОТАЦИЯ. В материале изложена простая технология прочного и плотного сочленения огромных каменных блоков, при строительстве различных сооружений (стен, пирамид, соединений мегалитов в фундаментах и прочее), используемая тысячи лет древними строителями во всем мире (Ю. Америке, Азии, Африке, Европе).

 

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА. «Новое это хорошо забытое старое», — по выражению французского писателя Жака Пеше (1758-1830) в его литературном сочинении о том, как одна смышленая портниха перешила королеве её старое платье забытое в гардеробе.

 

Сотни, а может и тысячи лет тайна плотной полигогнальной (из многоугольных камней) кладки терзает умы многих поколений ученых исследователей. — Ну, как можно уложить огромные каменные глыбы так, чтобы между ними не было никакого зазора?

Прежде чем рассказать, как это всё происходило, надо заметить, что жизнь наших предков была много труднее. В те времена ещё не было накоплено больших научных знаний. Люди больше напрягали разум, чем память. В повседневных делах пользовались доступными простыми материалами, как говорится, тем, что «Бог послал». По выражению французского комедиографа XVII века Мольера: «псевдо научная галиматья ученых в мантии и шапочке» — не могла затмить природный ум и смекалку людей.

 

Перед созиданиями древних строителей современная научная мысль оказалась бессильна. Чтобы сколько-нибудь сохранить авторитет в глазах общественности в издании «Наука» Академии Наук СССР в 1991 году была выпушена книга профессора и доктора исторических наук из С-Петербурга Ю.Березкина «Инки. Исторический опыт империи». Вот, что пишет российская наука: «Надо сказать, что хотя циклопические постройки инков и упоминаются эпизодически в характерных для нашего времени «новых» мифах (неизвестная высокоразвитая техника, космические пришельцы и т.п.), особые распространения в данном случае сюжеты не получили. Слишком хорошо известны карьеры, где инки вырубали блоки, и пути, по которым камни транспортировали на площадки. Устойчива лишь легенда о том, будто между плитами нельзя просунуть и иглу – так плотно они подогнаны. Хотя зазоров между блоками сейчас действительно нет, причина здесь кроется не в тщательной подгонке, а всего лишь в естественной деформации камня, заполнившего со временем все щели. Инкская кладка как таковая довольно примитивна: блоки нижнего ряда подгоняли под верхние, действуя методом проб и ошибок.

Если этот длинный книжный текст Академии Наук сжать до «сухого остатка», то «научная» мысль будет такова: «каменные глыбы в стенах сами по себе так слежались».

Ну как здесь не вспомнить слова древнекитайского мудреца в VI веке до н.э. Лао-Цзы: «Умные не бывают учены; ученые не бывают умны».

Если так ничтожна современная научная мысль, то древние мастера, которые вручную делали каменные топоры и кремневые наконечники для копий и стрел, добывали огонь с помощью палки – вот они и были настоящими академиками. Древние люди, не имея ничего кроме собственных рук, научились очень хорошо обрабатывать камни.

Всё же, как они достигали такого совершенства?

 

Давайте вспомним самих себя. — Вы когда-нибудь в детстве катали из сырого снега большие круглые комки, строили из них крепость или хотя бы снеговика? Вы клали вниз самые большие комья, а на них ставили поменьше, которые легче поднимать. А чтобы верхние не падали вы их чуть-чуть друг к другу притирали, двигая взад и вперед.

Ещё пример, возьмите и слепите два плотных снежка, которыми дети играют, бросая друг в друга – и потрите их между собой. У вас между комочками получится соединение без зазора. Эту бесхитростную технологию использовали и древние люди, когда работали с камнями. Если вы возьмете в руки два камня и попробуете их притереть, как снежки, то у вас конечно же ничего не получится. Потому, что камень много прочнее, чем давление от ваших рук. Но, если же на камни приложить усилие в несколько тонн (!) то процесс притирки пойдет. (Один кубический метр камня весит 2,5 — 2,9 тонны). Когда от тёса камни разогреваются, то работа идет ещё быстрее.

 

Сейчас внимательно (ниже) посмотрим на картинки древних каменных строений, заметим их внешние особенности и подумаем, как всё это было сделано…

 

Итак, вниз ставится первая большая каменная глыба к которой последовательно камень за камнем по очередности снизу вверх притёсывались все другие блоки.

Подбирали камни так, чтобы они немного подходили (чтобы не стёсывать очень много). Работу по укладке камней надо было разделить на три последовательности.

Первая – надо подготовить камень для тёса. Для этого маленькими прочными камнями-молоточками (размером с большое яблоко) вручную выстукивали каменную глыбу с двух противоположных сторон. Это был самый кропотливый труд. С каждым ударом от глыбы откалывался только маленький кусочек. Надо было сделать на боковых гранях выступы за которые (как за монтажные петли) можно было бы каменный блок зацепить (веревочными, а лучше кожаными плетеными толстыми канатами) и подвесить либо на одну, либо на две деревянные консоли. Для этого надо было сделать над строящейся стеной большие «деревянные качели». Которые по времени строительства передвигались вдоль стены (как сегодня башенный кран двигается вдоль стены дома).

 

Вторая фаза заключалась в самом главном — процессе теса камня. До наших дней сохранилось словосочетание «камнетесы» (и кое-где ещё осталась и профессия).

Каменную глыбу, раскачивая на «качелях», медленно опускали, раз за разом с каждым проходом, снимая по миллиметру (или меньше) слои с нижнего и верхнего блоков. Стачивали поочередно все грани сопряженных камней. Так достигалась плотность кладки каменных блоков. Соседние блоки, становились почти «монолитными». На тес одного камня на качелях уходило несколько часов или даже дней.

Для того чтобы процесс теса шел быстрее на раскачиваемый камень сверху могли подкладывать и каменные «весовые» плиты (гири). Этот пригруз одновременно вытягивал стропы и по чуть-чуть опускал вниз раскачиваемый камень. Чтобы нижний камень при тёсе не «ерзал» его подпирали бревнами-распорками. Когда подогнанный тёсом блок садился в своё «гнездо», тогда наступала третья операция – чистовой обработки.

Третья фаза заключалась в грубой шлифовке внешности. Процедура довольно трудоемкая. Опять же вручную «камнями-молоточками» убирали монтажные выступы и постукивая по швам между камней, делали по стыкам соединения «канавку». Камни приобретали выпуклую красивую форму. Можно заметить, что строгая внешняя поверхность камней испещрена мелкими выбоинами от множества ударов.

Иногда монтажные выступы для строп не срубали. Возможно для того, чтобы эти камни можно было поднять и переложить в другое место. Или же срубали, но не все полностью. По остаткам выступов можно понять, как подвешивался камень. Также плоскими каменными плитами могли, раскачивая их на «качелях» тесать и наружную сторону стены, придавая ей нужный наклон, при этом сокращался ручной труд обработчиков.

Огромные блоки (на нижней картинке) конечно же никто не раскачивал на «качелях». Грани этих огромных мегалитов шлифовали по отдельности узкими, плоскими каменными плитами, которые по завершении работ ставили друга на друга (три, четыре между блоками). После шлифовки всю конструкцию из блоков и плит сдвигали вместе.

Подобным образом большими каменными блокам, подвешенными на «качелях» тесали и шлифовали фундаменты-мегалиты в Египте, Греции, Средиземноморье и в Азии.

 

По обработке (по глубине дуги сочленения) каменных блоков, например, можно определить длину строп на которых качался камень. Если же сочленение было более горизонтальное, например, использовалось для шлифовки мегалитов, значит стропы были собраны не на один «крюк», а на две консоли, чтобы тяжелая каменная балка работала, как «рубанок». На качели (маятник с пригрузом) могли поднять и прочные, специальной режущей конфигурации «камни- резцы», для придания обтесываемым камням, какой-либо нужной формы (в вертикальной или с боковыми выступами в горизонтальной плоскости).

 

Гарматюк Владимир

Россия, г. Вологда

16.03.2017

Share
Статья просматривалась 622 раз(а)

7 comments for “Тайна древней полигональной (многоугольной) кладки — открыта.

  1. Ася Крамер
    18 марта 2017 at 3:36

    «Итак, вниз ставится первая большая каменная глыба к которой последовательно камень за камнем по очередности снизу вверх притёсывались все другие блоки.
    Подбирали камни так, чтобы они немного подходили (чтобы не стёсывать очень много). Работу по укладке камней надо было разделить на три последовательности.
    Первая – надо подготовить камень для тёса. Для этого маленькими прочными камнями-молоточками…»

    Вес трилитона в Баальбеке — 800 тонн. Вес мегалитов в основании Саксайуаман (Перу) — сотни тонн. «Вниз ставится первая глыба…» Еще подскажите как именно она ставилась. И для чего собственно их устанавливали, «стуча камнями молоточками»… Впрочем, лучше не отвечайте.

    • Владимир Гарматюк
      18 марта 2017 at 6:59

      Уважаемая, Ася!
      В самом начале в АННОТАЦИИ специально сказано о чем написан материал.
      Какова техника транспортировки тяжелых мегалитов для установки их в фундаменты — не тема этой статьи.
      Нельзя говорить про одно, а отвечать про другое.
      Иначе это будет: «в огороде бузина , а в Киеве дядька».
      Как каменные блоки и мегалиты при строительстве тесали «на качелях» и подгоняли их друг к другу — вы выше прочитали.
      А на каких операциях при обработке использовали ручные «камни-молоточки» (если не запомнили), то прочтите ещё раз .

      Уважаемая, Ася!
      Вы задаете вопрос и тут же пишете: «лучше не отвечайте». – Вы хотите получить совсем не то, о чём спрашиваете.))

  2. Владимир Гарматюк
    17 марта 2017 at 18:27

    Александр, вы комментируете не в связи и не по теме.))

  3. Александр Биргер
    17 марта 2017 at 18:08

    ~ ~ «Говорить правду легко и приятно»~ М.А.Булгаков
    И без змееловов не добыть яду для могучей и некоррумпированной фармацеПтической индуСтрИи.

  4. Владимир Гарматюк
    17 марта 2017 at 6:33

    «Тот, кто пишет правду рискует не меньше, чем змеелов».

  5. Александр Биргер
    17 марта 2017 at 5:45

    Эта поразительная и поразившая меня работа by Владимир Гарматюк • 16 марта 2017 Россия, г. Вологда, начиная с:
    «»КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА. «Новое это хорошо забытое старое», — по выражению французского писателя Жака Пеше (1758-1830)
    в его литературном сочинении о том, как одна смышленая портниха перешила королеве её старое платье забытое в гардеробе.»
    — так вот, скажу я вам, г-да учёные и писатели/читатели, не проходите мимо
    «Сотни, а может и тысячи лет тайна плотной полигогнальной (из многоугольных камней) кладки терзает умы многих поколений
    ученых исследователей… надо заметить, что жизнь наших предков была много труднее. В те времена ещё не было накоплено больших научных знаний. Люди больше напрягали разум, чем память. В повседневных делах пользовались доступными простыми материалами, как говорится, тем, что
    «Бог послал».
    По выражению французского комедиографа XVII века Мольера:
    «псевдо научная галиматья ученых в мантии и шапочке» — не могла затмить природный ум и смекалку людей.
    Перед созиданиями древних строителей современная научная мысль оказалась бессильна. Чтобы сколько-нибудь
    сохранить авторитет в глазах общественности в издании «Наука» Академии Наук СССР ..» — НЕТ и нет, ни за что. Если начать цитировать, не остановитесь.
    «Если этот длинный книжный текст Академии Наук сжать до «сухого остатка», то «научная» мысль будет такова: «каменные глыбы в стенах сами по себе так слежались».
    Ну как здесь не вспомнить слова древнекитайского мудреца в VI веке до н.э. Лао-Цзы:
    «Умные не бывают учены; ученые не бывают умны».
    — — П р е д у п р е ж д а ю, финал работы В.Г. похлеще финала лучшего детективного романа:
    «Когда от тёса камни разогреваются, то работа идет ещё быстрее.»
    — — к этому, как ни старайтесь, НИ добавить, Ни прибавить, а убавлять не советую. и в НИИ. Непременно испортите что-нибудь.

Добавить комментарий