Зина: А МЫ ИДЕМ, ШАГАЕМ ПО МОСКВЕ…

А МЫ ИДЕМ, ШАГАЕМ ПО МОСКВЕ…

Зина     (Израиль)

С 8  по  16  октября  2014 года  я  была  в  Москве.  Меня  пригласила  моя  Ирочка,  которая  двумя  неделями  раньше  уехала  туда  к  своим  друзьям.  Хочется  написать  об  этом,  чтобы  снова  пережить  и  прочувствовать  эти  9  дней,  которые  меня потрясли.

Мы жили  в  Жаворонках,  под  Москвой,  у  Ириных  друзей.  Даже  если  бы мы  никуда  в  Москве  не  ходили,  стоило  бы  сюда  приехать,  чтобы  познакомиться  с  этими  людьми.  Хозяйку  дома  тоже  зовут  Ира.  Она  живёт  с  мужем  и  очень  уже  пожилыми  родителями,  а  в  Москве — 3 её дочери  с  семьями.  Каждый  из  них  и  удивительная  Лорочка  со  своей  подругой  Наташей  сделали  всё,  чтобы  наше  пребывание  в  Москве  было насыщенным,  интересным,  душевным.  За  что всем  им  низкий  поклон.  Мы  почувствовали  их  тепло,  заботу,  опеку  и  радостное  участие.

        

 

Первый снимок,  который  я  сделала – это  красная  рябиновая гроздь  в  Жаворонках.  Мне  сейчас  кажется,  что  самое  большое  потрясение  этой  поездки  — это  Московская  осень.  Светящаяся  даже  в  пасмурную  погоду  листва  на  деревьях.  Каждое  дерево – как  источник  света,  как  свеча,  дающая  или  ярко — жёлтый,  или  багряный  свет.  И,  конечно,  —  удивительный,  нарядный  жёлто-багряный  ковёр  на  ещё  ярко-зелёной  траве.  Хотелось  сфотографировать  каждую  березку,  каждый  кустик,  что  я  успешно  и делала,  особенно,  если  рядом  была  вода: река,  канал,  озерцо.

В первый  день  мы  приехали   в  центр,  вышли  к  дому  Пашкова,  открылась  перед  нами  Кремлёвская  стена-красавица.  Свернули  к музею Шилова.  Какие  тут  красивые  скамеечки,  какие  фонари,  какая  часовенка  рядом!  Я  уже  не  говорю  про  музей,  это  отдельная  история.  Подошли  к  моему  любимому  музею им. Пушкина.  Как и  прежде,  очередь  у  входа,  несмотря  на  дождь.  И  объявление  о  том,  что  каждую  пятницу  в  музее  лекции,  семинары,  встречи.  И  дети  всех  возрастов  ходят  сюда  учиться  любить  и  понимать  ИСКУССТВО!  Восхищаюсь  этой  просветительской  деятельностью  музея.  Мы  зашли  в  тот  павильон,  где  живут  любимые  мои  импрессионисты.  Я  просто  таю  в  этих  залах.  Среди немногого,  что  я  привезла  из  Москвы –   маленькие  репродукции  Ренуара,  Монэ,  Писсарро,  Пикассо.

Напротив музея  им. Пушкина – бирюзовое  с  белым  здание  музея Ильи Глазунова.  Замечательные  большие  исторические  полотна,  портреты,  лики  святых.  В  одном  из  залов  рядом  с  нами  стояла  женщина,  когда  мы  вышли,  она  упала  перед картиной  на  колени  и  стала  молиться.  Особо  потрясли  меня  иллюстрации  к  Блоку  и  Достоевскому.  Глаза,  эти  глаза,  полные  боли,  тоски,  отчаяния,  они  незабываемы.

И, наконец,  место,  куда  я  особо  стремилась, —  музей Рерихов.  Замечательный  старинная  усадьба  Лопухиных  17-19 веков  в  центре  Москвы,  часовенка,  красивый  маленький  парк  перед  входом.  Памятник  двум  великим  людям,  и  цветы  перед  ним.  Какая-то  особо  душевная  атмосфера  царит  в  этом  музее.  Кажется,  что  каждый  сотрудник  приобщён  к  таинству  этой  великой  семьи.  Я  рада,  что  купила  здесь  книгу  Л.В.Шапошниковой  Сожжение тьмы  и  диск о  музее.  Когда  я  дома  включила  этот  диск,  я  плакала  от  счастья,  что  могу  это  снова  видеть  и  лучше  понять  Рерихов  и  всё,  что  с  ними связано.  Мы  пришли  в  музей  как  раз  в  день рождения  Н.К.Рериха,  9  октября,  здесь  проводилась  конференция,  посвящённая  140-летию  этого  крупнейшего  представителя  русской  и  мировой  культуры.  Ирочка  мне  сказала: Посмотри  на  лица  этих  людей,  они  особенные,  в  них  дышит  духовность.  Я  взяла  при  входе  на  столе  распечатку  статьи  из  газеты  “Известия”  Медлить нельзя!  -Обращение  общественного  музея  им.Н.К.Рериха  к  народу  России  и  соотечественникам  за  рубежом!    Более  20  лет  основное  финансирование  музея  осуществлял  один  из  его  основателей—крупнейший  русский  меценат  Борис  Ильич  Булочник.  В  ноябре  2013 года после  ликвидации  его  банка  меценат  лишился  возможности  оказывать  музею  финансовую  помощь.  В  результате  музей  оказался  на  грани  разрушения.  Эта  статья  —  крик  о  помощи.  Люди!  Спасите этот  МУЗЕЙ!!!

Если я  в  Москве,  я  должна  побывать  в  театре,  а  иначе  зачем  я  здесь.   В  один  грустный  и  дождливый  московский  вечер  мы  зашли  в театр Мост. Нас  встретили  молодюсенькие  девушки  и  страстно  уверяли,  что  спектакль –замечательный,  что  мы  не  пожалеем.  И  мы  купили  билеты.  Девочка  лет  14  проводила  нас  до  места,  она  смотрела  нам  в  глаза,  она  улыбалась,  будто  мы  были  её  любимые  родственники,  глазки  блестели,  и  это  ещё  до  спектакля  сделало  нам  хорошее  настроение.   Спектакль  называется  Дорогой Бог,  по  роману  Эрика-Эмманюэля  Шмитта.  Очень  хочется  о  нём  рассказать.

…Девочки в   ночных  рубашечках,  ясноглазые,  тонконогие  под  руководством  медсестры,  воображули  и  кокетки,  танцуют  под  знакомую,  бодрую,  замечательную  музыку.  Это  как  психотерапия  для  больных  детей.  Ей  звонят,  она  тут  же  бросает  девчонок.  Велит  им  танцевать  самостоятельно  и  увлекается  разговором  (спиной  к  детям).  Те,  с  детским  озорным  любопытством,  подслушивают.  Следующая  сцена:  появляется  мальчик  с  перевязанной  шеей,  из  его  монолога  понятно,  что  он  серьёзно  болен.  Его  грустные  мысли   прерывает  полная  пожилая  женщина  в  розовом  платье  и  розовом  чепчике,  с  ведром  и  половой  тряпкой  на  палке. Её  зовут бабушка Роза. Женщина  знает  диагноз  Оскара,  и,  несмотря  на  то,  что  мальчик  крутится  у  неё  под  ногами,  явно  мешая  ей  мыть  пол,  она,  исполненная  добра  и  сочувствия,  всячески  его  поддерживает.  Она  его  смешит  всякими  нелепыми  историями  из  своей  жизни,  которые  говорят  о  том,  что  всегда,  из  самых  трудных  ситуаций,  можно  выйти  победителем.  Она  придумывает  для  него  новый  отсчёт  времени.  Каждая  минута  жизни – чудо! Каждый  день – как  год,  или  10  лет.  12  дней  до  Нового  Года  —или  жизнь  в  120 лет.  И  есть  среди  больных  девочек  Пегги,  в  которую  он  влюблён.  Мы  видим  первый  поцелуй,  робкий  и  нежный,  видим  нечаянные  измены,  интриги  девчонок,  верность  друзей,  готовых  помочь  ему  сбежать  из  больницы.  Бабушка  Роза  говорит,  что  измена — это  не  страшно,  если  он  любит.  А  если  любит  женщина, -она  обязательно  простит.  И  она  простила.

Его родители  встречаются  с  врачом,  узнают  прогноз  болезни  их  сына.  Они  в  горе,  они  решают  в  этот  день  не  видеться  с  сыном,  чтобы  не  показать  ему  своего  отчаянья.  Он  подслушал  этот  разговор,  решил,  что  они  больше  не  хотят  его  видеть.  Его  это  сильно  ранит.  На  помощь  приходит  бабушка  Роза,  она  говорит,  что  они  его  очень  любят,  просто  тяжело  переживают  его  болезнь.  И  мальчик  счастлив,  ведь  любовь  родителей  так  важна  для  человека.

Больна и  его  Пегги.  Он  готов  всё  отдать,  чтобы  помочь  своей  подружке,  идущей  на  тяжёлую  операцию.  Он  дарит  ей  свой  талисман,  своего  маленького  белого  мишку.  Они  признаются  в  любви  друг  к  другу,  они  счастливы.  Но…девочку  выписывают ,  они  расстаются … навсегда.  Так  бывает  в  жизни.

Мальчик взрослеет  и  мудреет  с  каждым  днём.  Он  по-прежнему  обращается  к  Богу  со  своими  жизненно  важными  вопросами:  Дорогой  Бог, … .  Вот  он  уже  умудрённый  старик,  ходит  с  палочкой.  Приближается  1-ое  января.  Он  прожил  за  эти  12  дней  целую  жизнь.  Понять  и  прочувствовать  её  помогла  ему  бабушка  Роза,  подарившая  ему  много душевного  тепла  и  человеческого  участия,  и  влюблённости  в  жизнь.      Наступило  1-ое  января.  Мальчик  умер.  Мы  видим  бабушку  Розу  в  чёрном.  Она  грустит.  Он  в  сердце  моём  будет  жить  вечно,-  говорит  она.-  Он  подарил  мне столько  тепла,  что  хватит  мне  на  всю  оставшуюся  жизнь.

И жизнь  продолжается.  Те  же  девочки,  что  и  в  начале  спектакля,  но  уже  не  в  ночных  рубашечках,  а  в  пышных  белых  пачках,  танцуют  танец  вечной  жизни.

Равнодушных в  зале  не  было,  более  того,  все  рыдали,  и  тут  же  слёзы  сменились  светлой  улыбкой:  жизнь  продолжается ,  на  сцену  вышли  все  артисты  со  своим  режиссёром.  Артисты в  основном  до  18  лет.  Их  долго  не  отпускали.  Когда  мы  вышли  в  антракте  в  фойе,  эти  же  дети  продавали  маленькие  бутербродики  с  чашечкой  кофе,  небольшие  шоколадки.  Было  много  детей  от  6  до  16  с  родителями.  Тут  же  ходил  режиссёр  и  улыбался.  Вдруг  он  покачнулся,  извинился  и  говорит:  Это  меня  качает  от  счастья,  что  я  вижу  таких  замечательных  детей.

Да, вот  такой  спектакль.  Уже  в  предпоследний  день  нашего  пребывания  в  Москве  нам  посчастливилось  побывать  ещё  в  одном  театре  — театре им. Моссовета.  Мы  смотрели  Серебряный век  по  пьесе  Михаила  Рощина..  Билеты  нам  продал  Яков  Григорьевич  Юсим,  давнишний  знакомый  Иры  и  ещё  её  мамы,  в  театральном  киоске  около  театра  Сатиры.  Он  сказал:  спектакль  душевный.  Так  и  было.  Подзаголовок  спектакля  —  Сцены  1949 года  в  2-х  частях.  Многонаселённая  коммунальная  квартира,  в  ней  живут  хорошие  и  очень  разные  люди.  Живёт  и  сын  Миша  со своей  матерью  /Ольга  Остроумова/,  он  заканчивает  школу,  не  очень  охотно  ходит  на  уроки,  но  пишет  хорошие  стихи.  Их  сосед,  то  ли  коммерсант,  то  ли  вор  /Георгий  Тараторкин/,  очень  колоритная  личность,  знакомит  его  с  Кирой  Августовной  /Ольга  Кабо/,  которая  работает  в  книжном  магазине,  знает  и  любит  поэзию.  Всё  лучшее  из  русской  поэзии  начала  века  в  школе  запрещено.  Блок,  Есенин,  Николай  Гумилёв,  Анна  Ахматова,  Зинаида  Гиппиус,  Осип  Мандельштам,  Марина  Цветаева -всё  это — антисоветчина,  за  чтение  и  распространение  —  уголовная  ответственность.  Но  страсть  познания  сильнее  запретов,  и  Миша  влюбляется  в  эту  поэзию,  влюбляется  в  женщину,  которая  открыла  ему  её.  Любовь  ослепляет  человека.  Хорошая  женщина,  соседка,  пишет  донос,  люди  в  штатском  сидят  с  ними  рядом  в  кино,  делают  обыск  в  квартире,  допрашивают  соседей,  но влюблённые  этого  не  замечают.  Это  ещё  только  1949 год.  Неминуем  арест… И  мы  просто  читаем  в  конце,  сколько  поэтов  покончили  с собой  /Есенин,  Маяковский,  Цветаева…/,  умерли  от  голода  / А.Блок, …/,  погибли  в  советских  лагерях  /Осип  Мандельштам,…/,  вынуждены  были  уехать  за  границу  /З.Гиппиус,… /.  И  в  течение  всего  спектакля  мы слышим  бессмертные,  лучшие  стихи  СЕРЕБРЯНОГО  ВЕКА  русской  поэзии.  Мы  слушаем  Незнакомку  А. Блока,  портрет  которой  видели  в  галерее  Ильи  Глазунова  в  иллюстрациях  к  Блоку.  Мы  слушаем  стихи  с  музыкальным  сопровождением,  оркестр — на  сцене!  Хочется  сказать  театру  спасибо  за  память.  Спектакль  идёт  уже  13  лет,  а  театр  полон.  Театр  делает  зрителю  ещё  один  подарок:  в  антракте  мы  выходим  в  фойе,  где  стоит  большой  черный  рояль  и  артист  театра  Андрей  Межулис  исполняет  русские  романсы.  Спасибо!

Ещё одно  театральное  потрясение — посещение Московского международного Дома  музыки.  В  исполнении  Московского  симфонического  оркестра  мы  слушали  лучшие  вальсы  великих  композиторов.  Во-первых – само  здание.  Это  стеклянное  чудо,  залитое  ярким  светом.  Подняться  в  зал  можно  по  широкой  лестнице  или  по  двум  рядом  бегущим  маленьким  эскалаторам.  И  это  актуально – среди  слушателей  очень  много  пожилых  людей.  На  стенах  фойе – нарисованные  портреты  великих  музыкантов.  Украшением  фойе  была  вся  залитая  светом  вечерняя Москва.  Зал  великолепен,  всё  сделано  из  белого  дерева,  покрытого  лаком.  Просто  и светло.  На  сцене – огромный  орган.  Вышли  музыканты,  мужчины  —  в  торжественно  чёрном,  женщины – в ярко-красных  атласных  платьях.  Я  не  просто  радовалась  прекрасным  знакомым  мелодиям,  я  видела,  как  наслаждался  этой  мелодией  каждый  из  музыкантов,  мы  были  свидетелями  музыкального  творчества,  и  эта  радость  от  музыкантов  передавалась  сушателям.  И  ещё  Лорочка  угостила  нас  шампанским  с  пирожными  перед  спектаклем,  вот  мы  и  улетели.  От  счастья.

В первые  дни  нашего  пребывания  в  Москве  мы  были  в  Парке Победы  на  Кутузовском  проспекте.  До  сих  пор перед  глазами  стоит  огромный  Монумент  Победы  Зураба  Церетели.  В  огромный  рост  полукругом  стоят  люди  в  страшную  очередь.  Это  жертвы  войны.  Возможно,  это  очередь  в  газовую  камеру.  Впереди  — ребёнок,  женщина  закрывает  ему  глаза,  а  мужчина  рукой  заслоняет  живот  ребёнка.  За  их  спинами,  за  этим  страшным  полукругом,  лежат  вещи  этих  людей,  ведь  люди  голы.  Здесь  стоптанные  ботинки,  сапоги,  женские  туфли  на  каблуках,  детские  туфельки,  игрушки…Это  поразило  больше  всего.

Видели  Мемориальную  синагогу  и  музей  Холокоста,  и  семисвечник  рядом.  И  ещё  запомнился  огромнейший  парк  рядом,  весь  устланный золотой  листвой.

 

Очень сильное  впечатление  произвела  скульптурная  композиция  в  парке  недалеко  от  Кремля, на Болотной площади :  “Дети – жертвы  пороков  взрослых”  скульптора  Михаила Шемякина.  Этот  же  скульптор  —  автор  памятника  Петру 1  и  Жертвам  политических  репрессий  в  Петербурге.  Эта  композиция  —  аллегория  борьбы  с  мировым  злом,  это  символ  и  призыв  к  борьбе  за  спасение  сегодняшнего  и  будущих  поколений.  Дети – наше  будущее.  Я  призываю  …узреть  те  горести  и  ужасы,  которые  испытывают  дети  сегодня,  пишет  Шемякин. – Делайте  всё,  чтобы  сберечь  будущее  России.  Не  будьте  равнодушными!  Мы  видим:  полукругом  стоят  сатирические,  отвратительные  фигуры  человеческих  пороков.  Наркомания  со  шприцом  и  нюхательным  флакончиком,  отвратительная,  как  жаба,  Проституция  с  лягушкой  на  спине,  Воровство, Пьянство,  Невежество  /просто  осёл/,  Лженаука, Эксплуатация  детского  труда  /рядом  с  отвратительной  толстой  фигурой  —  ящик  с  трубой,  на  котором  отпечатались  бьющие  изнутри  детские  ручки,  рвущиеся  на  свободу/,  Жестокость,  страшная  фигура Войны,  в  руках  её  —  бомба  с  лицом  Мики-мауса,  Гильотина для  Непомнящих.  Но  главная  фигура – Равнодушие. Две  руки  закрывают  уши,  две  руки  сложены  крест  на  крест  на  груди,  спереди  вместо  лица – маска,  сзади — лицо с  закрытыми  глазами.  И  в  этот  страшный  мир  чёрных  фигур  пришли Дети.  Их  глаза  завязаны,  они  ещё  ничего  не  знают,  их  фигурки  светлые,  сделанные,видимо,  из  меди,  они  взывают  о  помощи.  Рядом  с  этой  композицией  мы  встретили  израильских  туристов,  они  очень  впечатлились  здесь.

 

Рядом с  этим  парком,  в  жизни  всё  рядом,  —  мост влюблённых,  на  нём  деревья,  увешанные  разноцветными  замочками,  символами  крепкой  супружеской  любви,  естественно,  ключики – в  реке.  А  за  мостом – скамья Примирения,  с  крыльями  ангелов  вместо  спинки.

И  сразу  после  этого  моста  указатель:  Государственная Третьяковская  галерея.  Красавица!

 

Напротив  неё – Дом Писателей,  Лаврушинский  переулок,  дом  17.  Проходим  немного  вперёд,  перед  нами  Государственная  библиотека  им.  Ушинского.  Здесь  работает  наша  Лорочка.  Женщина  с  молодыми  блестящими  глазами  вдохновенно  показывает  нам  старинные  книги,  буквари,  по  которым  учился  ещё  Ломоносов.  Вот  это  впечатление  на  всю  жизнь.

Ограждает  библиотеку  решётка удивительной  красоты,  отлитая  ещё  на  заводах  Демидова  в  моём  родном  Нижнем  Тагиле.

 

Московская наша  Ира  дала  нам  не  только  приют  и  уют  в  Москве,  она  ещё  организовала  наше  путешествие в  Петербург  и  по Петербургу.  Друг  её  семьи  Лерик  отвёз  нас  в Петергоф.  Как  в  сказке:  Ира  позвонила,  Лерик  приехал.  Это  было  за  1  день  до  закрытия  фонтанов.  Наше  счастье.  Золотые  купола,  золотая  осень,  золотые  статуи  каскадных  фонтанов,  водные  каналы,  водопады,  Финский  залив,  кружево  чугунного  литья  с  золотом.  Описывать  это  я  не  берусь,  я  только  помню,  что  дух  захватывало  от  красоты,  хотелось  сфотографировать  каждую  чугунную  решётку,  каждый  кустик,  каждый  фонтан  посреди  небольшого  пруда.

 

Потом  мы  поехали  в Кронштадт,  мы  посетили  великолепнейший  Морской собор  во  имя  Николая  Чудотворца,  покровителя  моряков.  Его  стоит  посмотреть  и  почитать  о  нём  в  интернете,  он красоты  неописуемой.  В  самом  Петербурге  мы  гуляли  в  Летнем саду,  вокруг  Зимнего дворца,  старого  и  нового  Мариинского театра,  у Исаакиевского собораКазанского собораСпаса на  кровиСмольного монастыря,  катались  на  катере  по  каналам Петербурга  под  дождём,  были  в синагоге в  Суккот,  баловались  грузинской  и  армянской  кухней.  Ух!

 

Театры и  музеи  — это  хорошо,  но  больший  след  в  душе  остался  от  людей,  которые  помогли  нам  всё  это  увидеть,  которые  нас  опекали  и  обогревали,  заботились  о  нас.  Ещё  запомнилась  женщина,  Лия  Ивановна,  по-моему,  она  увидела  нас  около  Третьяковской  галереи,  говорит:  Вижу  вы  очень  интересуетесь,  это  так  приятно,  пойдёмте,  я  вам  расскажу… .  Я  в  прошлом  врач,  сейчас  пенсионерка,  я  очень  люблю  Москву.

Я тоже  по-новому  увидела  и  полюбила  Москву  и  Питер.  Спасибо  вам,  друзья!  А  за  яблочные  пластиночки  особое  спасибо  от  моего  мужа  Ирочке!

Share
Статья просматривалась 1 382 раз(а)

1 comment for “Зина: А МЫ ИДЕМ, ШАГАЕМ ПО МОСКВЕ…

  1. Белла Розенблат
    5 марта 2017 at 20:17

    Спасибо Зине за эту красоту!

    Как сказано в Учении Живой Этики- Агни Йоги,

    «Россия станет стражем судеб мира», и

    «чудо луча красоты в украшении жизни поднимет человечество»!

    Кто на сайте недавно — знайте, что двойной клик на иллюстрацию существенно увеличивает ее.

    Удачи!

Добавить комментарий