Однажды во Флоренции

Небольшая терраса с видом на синагогу,
И чудесен закат, и чудесно вино “Tufesco”

Дмитрий Легеза

Я тоже сидел на террасе с видом на синагогу,
И тоже пил вино, но – привычное кьянти.
Два пожилых еврея молились еврейскому Богу,
А я читал переводы из Кавальканти.

Дружил он с Данте, был любимцем прекрасной Флоренции,
Слагал сонеты на радость себе и девам,
По мне, сонеты – самые лучшие референции,
Когда выбираешь между правым и левым.

Лето тысяча девятьсот семьдесят пятого года,
Чоп, Вена, Рим, Остия, Венеция…Вива!
Наконец, Флоренции восхитительнейшая кода,
Бесценный сплав Просвещения и наива.

Но стих мой не об «ирисе нежном» (Блок), он про удачу,
В ней знавали толк и Алигьери и Гвидо,
В тот день нас было пятеро и Галка Лимит впридачу,
Мы вышли на Пьяцца Синьории к Давиду.

Инна, жена и муза, я, приключения финансист,*
Лялька, племянница, Женя-Командор, Галка,
Ну, и Толик Кривошеин, художник-концептуалист.
С нами бутыль кьянти, ёмкость – денег не жалко.

На площади толпа, как в нашем Киеве на евбазе,
Может быть, как всегда, а может, какой праздник,
Все хмельные, музыка, танцы, песни, тьфу-тьфу, не сглазить,
Женька пригласил Лимит, наверное, дразнит.

Под ногами малаша из опилок и вина, что ли?
Впрочем, коляски, лошади…кто его знает.
Женька-Командор, кажется, уже жених поневоле,
Что делает эмиграция, мать честная!

Вдруг какие-то мальчики запели «Хава Нагила»,
Все как один белокуры и сероглазы,
Оказалось – сабры. Высокий, видимо, заводила,
Представил группу: «Мы – голубые алмазы».

Ха-ва-не-ра-не-на-ха-ва-не… выводили блондины,
Возникла воронка и вскоре втянула всех,
Мальчишки, однако, тусовались вокруг моей Инны,
Русой и зелёноглазой. Ты сабра? Мой смех

Был слегка напряжённым. Нет, ребята, мы из России,
O, my grandparents came from Russia, you know…
Пить однако же отказались, как мы их ни просили,
We fly out early tomorrow straight to Heathrow.

Бесконечный вечер, как в песне «Шербургские зонтики»,
Потом все вместе пели про «Синюю крону».
Была весёлая смесь из рутины и экзотики:
Женьке дали колпак, а Музе – корону.

Спустя много лет, я докладывал на конференции
О переносе краски с формы на бумагу.
Центр Печати вблизи Большой Синагоги Флоренции,
В баре вспомнил и сабров и нашу ватагу,

Заказал стаканчик кьянти, вытащил томик сонетов,
Гвидо: «Мой дух — мишень, не в силах боли снесть я.» **
Не в силах счесть я алмазных музыкантов и поэтов,
Погибших от руки террора и бесчестья!

О, Бог отмщения! Не потерять бы только душу…
Об остальном мы позаботимся, поверь нам:
В урочный час воспламеним и воду мы и сушу,
И в этом пламени сгорит навеки скверна.

* об этом в другой раз

** перевод И. Гарина

02.22.17

Share
Статья просматривалась 820 раз(а)

8 comments for “Однажды во Флоренции

  1. Элиэзер Рабинович
    23 февраля 2017 at 23:23

    Очень хорошо, спасибо. А можно мне напомнить про мою Флоренцию:
    https://www.youtube.com/watch?v=ktxP6ajUp3o

    • Артур Шоппингауэр
      24 февраля 2017 at 0:27

      Вом спасибо, дорогой Элиэзер! Особо – за чудесную прогулку по Флоренции.

      Ваш Артур.

  2. Игорь Юдович
    23 февраля 2017 at 21:21

    Очень тронуло за душу, спасибо.

  3. Александр Биргер
    23 февраля 2017 at 19:44

    После Вашей Флоренции в Гостевую не очень-то хочется да и кому это всё надобно, кроме
    как в мосельпроме
    Однакп напушу поболе, а сейчас надо
    не в синагогу а в*
    * — обещаю поподробнее но попозже
    Адиос и удачи вам, дорогой Артур
    И — Музе, — обеим
    АБ

    • Артур Шоппингауэр
      23 февраля 2017 at 19:50

      Спасибо, дорогой Александр! И Вам всего хорошего.

      Ваш Артур.

  4. Ефим Левертов
    23 февраля 2017 at 8:50

    Очень хорошо, Артур!
    Спасибо!

Добавить комментарий