Свой супчик

Морозилка забита чем угодно до отказа. Но что-то не так. Капризничаем после удаления желчного пузыря. А жрать хочется. Что придумать? Йогурт? Сама ешь! Фрукты? Иди покорми ими оседских опоссумов! Горяченького бы, а? Давай скоренько соорудим «свой супчик»…
Когда же это было? Наверное зимой сорок седьмого-восьмого года. Точно! Я ещё учился в шестьдесят четвёртой, на Фрунзе, во вторую смену.
Прихожу домой. Дома мама, Толька и Ольга Сергеевна — мама Толькиного друга, тоже Толи, но Гольдмана.
Из их класса с войны вернулись лишь трое. И все трое остались живы случайно. Брат, после ранения, «прокантовался» в госпиталях почти год и потом его отправили на завод. Слесарь-стрелок — была такая должность. Гольдман «воевал» в военно-полевой типографии где-то в Заполярье — карты печатали. А Коля-эстонец единственный прошёл всю войну, как заговорённый, в «своём» эстонском корпусе и вскоре уехал в Таллинн…
Ольга Сергеевна плачет и рассказывает. Всё шло хорошо. Из армии сына не отпустили, а перевели в МВД, в картографическую службу, присвоили офицерское звание. Толя роступил на вечернее отделение географического факультета МГУ. Капитан Анатолий Миронович Гольдман. «Лейтенантам на штатское пальто сукно дают, а мне — драп!».
И вдруг. Нет-нет! Не о том! Его не тронули.
Беда нагрянула на Ольгу Сергеевну совсем с другой, но знакомой многим, стороны. Толя женился. Невестка поначалу удивила странными пустяками. Путала местоимения — про женщину могла сказать «он» (Мама! Катя родом из Мордовии. Там с русским языком было сложно). Вместо обычных «еда», «продукты» говорила «питание», «приварок», «кормовые» (Мама! Катя всё время служила в … частях, где так говорят.)
А комнатка крохотная, метров пятнадцать (Мама! Надо бы Катю прописать, она ведь в общежитии).
— Вот и прописали. Толя похлопотал. А где-то через неделю Катя ко мне, безлично(!): «У нас с Толенькой паёк, а Вы только с карточкой своей. Так что будем питаться отдельно, нам Вашего не надо». Не надо — так не надо. Хорошо, что Роня не дожил до этого. Вот сейчас сидим, стол-то один. Толя что-то ест, голову опустил. Я смотрю на него. Молчим. Потом Толя: «Мама! А что же ты? Кушай СВОЙ супчик.» Вот тут я и не выдержала, кому, кроме вас, могу рассказать. А Катя разменивать комнату собирается. Её-то могу понять, а вот сына никак…
Брат вскочил, набросил что-то, убежал. Что там за разговор у них был — не помню. Но вскоре Катя и Толя получили своё, ведомственное жильё и оставили Ольгу Сергеевну в той же комнате.
====
Рецепт:
В холодную воду бросить приличную горсть «одноминутной» овсянки. Когда закипит, побросать мелко накрошенную морковь и красный сладкий перец (эти компоненты дольше развариваются). Спустя минут десять-пятнадцать добавить цветную капусту, картошечку кубиками, зелёный горошек, кукурузу. Параллельно накрошить луковицу и стебель сельдерея и, пропассировав (слово идиотское!) их на оливковом масле, забросить в супчик. Соль, перец и прочие яды добавлять по желанию, в зависимости от интересов жизни.
Ой, вкусно! Только сметану не забудьте. Её стоит брать в «русском» магазине, у Димы.

Share
Статья просматривалась 1 238 раз(а)

9 comments for “Свой супчик

  1. Александр Биргер
    19 февраля 2017 at 5:56

    Потом Толя: «Мама! А что же ты? Кушай СВОЙ супчик» Вот тут я и не выдержала, кому, кроме вас, могу рассказать. А Катя разменивать комнату собирается. Её-то могу понять, а вот сына никак…
    ————
    Почему не понять, женился капитан в драповом пальто 🙂 . Спасибо, уважаемый Soplemennik, порадовали, сам был в драпе, то есть в крапе. Давно, правда. Удачи вам, жду продолжения.

    • Soplemennik
      19 февраля 2017 at 10:52

      Спасибо!
      Но это правда — часть сотрудников МВД получала и получает, помимо форменного обмундирования, гражданскую одежду.
      Продолжения этой истории не знаю — пути разошлись.
      Но что-то житейское будет. Только без спешки.

      • Александр Биргер
        19 февраля 2017 at 17:34

        А я не по поводу «драпа» 🙂
        Кому же и давать -то «драп» как не сотрудникам. Получали, получают (полагаю) и получать будут, «помимо форменного обмундирования, гражданскую одежду». А как иначе? Они тоже ходят в кино, в театры, и почаще нас с вами. Помните (забыл название) как один ходил на все пьесы, потому что по-настоящему влюбился в театр; потом влюбился в поэтессу и тут ему пришёл кирдык. 🙂

        • Soplemennik
          20 февраля 2017 at 1:03

          Понятно.
          Но это немного иной поворот темы. Основная масса всяких вкусных льгот шла тем, кто был четырьмя-пятью этажами выше. Лейтенантов, капитанов и даже майоров было «до и больше».
          Если судить по Москве, то с уровня секретаря райкома. Так, кроме доступа на разные базы и секции магазинов, вручалась тёмно-красная книжечка с пачкой талонов, по которым можно было без очереди купить пару билетов на любое мероприятие. Самой ценной (по-моему) льготой была рассылка «по верхам» бюллетеня из т.н. книжной экспедиции. Владельцу была доступна любая(!) издаваемая книга. Я уж не говорю о подписке на любой журнал, включая «Америку» (присылали в запечатанном пакете!).
          Но один пример запомнился мне особенно.
          Один из моих учителей, профессор З., как-то пришёл на кафедру в состоянии что-ли «грозного веселья» и отозвал меня в сторону. Умница, острослов, полиглот, любитель всего, что украшает жизнь (от бытового комфорта до женщин). Недаром он учился в той-же киевской гимназии, что и Паустовский. Я его, честно говоря, побаивался. У него не было своих детей и он частенько отводил душу на мне — пригласит в сторонку и, начав со слов «Володя! Вот, если бы у меня был сын», отхлещет словом так, что мне становилось совестно за очередную глупость (не суть важно по какому поводу).
          Но на этот раз случилось совсем иное! Он отправился в кассу Ленинградского вокзала купить, по блату, билет в мягкий вагон на «Стрелу». Попросил кассира продать билет в купе где-нибудь в середине вагона, т.к не терпел «ароматов» вагонных туалетов, доходящих до крайних купе. Было категорически отказано. Мест нет. Стоявший с ним у кассы дядька, усмехнувшись, сказал: » Нам с Вами «серединка» не положена, а с проводником сами разберёмся». Так и вышло.

          • Александр Биргер
            20 февраля 2017 at 1:30

            На это, дорогой С. , я вам отвечу:
            майоры из вашего комментария (если верить цитате Сергея Д.-Арьева » В нашу эпоху капитан Лебядкин стал бы майором») , — так вот, эти все майоры — на самом деле — капитаны.
            Супчик ваш мне понравился, будет интересно продолжить беседу — в моём блоге. Поскольку мы несколько отКло-нились от темы про Супчик.

  2. Хоботов
    18 февраля 2017 at 10:53

    Хороший рассказ. Только непонятно: блог Владимира Сенненского, а поставил Соплеменник. Кто автор? И почему сам Владимир не мог поставить? Или в блог Соплеменника? Путаются следы…

    • Soplemennik
      19 февраля 2017 at 1:48

      Уважаемый Хоботов!
      Во-первых, спасибо за комментарий.
      Во-вторых, позволю старую байку: знал деятеля, который считал, что Голда Меир и Мейерхольд — одно и то же лицо.
      В-третьих, «разоблачить» меня просто — возьмите мой адрес в редакции.

  3. Инна Ослон
    18 февраля 2017 at 5:43

    Вот до чего доводят ассоциации.
    Житейская история, к сожалению, не оригинальна, но хорошо рассказана. А супчик у Вас оригинальный: то, что разваривается быстрее всего (овсянка), бросается вначале. Я попробую. Супы я люблю, это самое важное кулинарное изобретение.

Добавить комментарий