За что ж вы Ваньку-то Морозова?

— kомментарий к работе М.И.Полянской «Довлатов (Из цикла воспоминаний)».
p.s. Предисловие и текст включают цитаты из Гостевой, Мастерской,
ВИКИ, шМИки и много того, чем погнушались жители ПОРТА-ла.
-«Koго-то нехватает, но процесс пошёл, жить становитса лучше и веселее.
«Ни» и «не» пошли в дело. Уважаемый Элиэзер стишок принёс про большевиков,
и Исаака. Где «меньшевики»? Где наши заслуженые политнекоректные товариши,
где «лидеры стай» и «стаек»…нет ни СТ ни МСТ. Где вы, инженеры человеческих
и других душ и дум, где философы из Ариэли?
— Спите, орлы боевые, и пусть вам приснится Мадонна …»
:: ::
М.П.: «Я нисколько не осуждаю Довлатова за литературные придумки, которые
свойственны ему во всём его творчестве. Я пишу свои воспоминания и вношу
свои корректировки, на которые тоже право имею.»
:: ::
В это фразе мне поЧУдилось, что вы чуть-чуть не уверены в «своём праве» —
— из-за того, что С.Д. не может ответить на ваши корректировки?
———————————
М.П: «А в Нью-Йорке Довлатов время от времени издавался, а последние три книги
были опубликованы за деньги автора в издательстве Слово/Word у Ларисы Шенкер…»
——————————————————————
Иосиф Бродский О СЕРЕЖЕ ДОВЛАТОВЕ «МИР УРОДЛИВ, И ЛЮДИ ГРУСТНЫ»:
«Не думаю, что Сережина жизнь могла быть прожита иначе; думаю только,
что конец ее мог быть иным, менее ужасным. Столь кошмарного конца — в
удушливый летний день в машине «скорой помощи» в Бруклине, с хлынувшей
горлом кровью и двумя пуэрториканскими придурками в качестве санитаров —
он бы сам никогда не написал: не потому, что не предвидел, но потому,
что питал неприязнь к чересчур сильным эффектам.»
________________________________________________
М.П.: «Горенштейн противопоставлял себя шестидесятникам, а заодно и
Довлатову, который на самом деле был скептиком-семидесятником.
Довлатов — тоже не советский писатель, не шестидесятник и уж конечно не
постмодернист…
Довлатов — писатель беспросветного брежневского застоя, жалких петербургских «недостоевских» углов — коммуналок эпохи застоя, пьяного безвременья.
Было время, когда снобы-литераторы называли его прозу плебейской.
Профессор МГУ писатель Владимир Новиков, на редкость миролюбивый и дружественный литературный исследователь, так объясняет явление Довлатова, творчество которого Горенштейн назвал попросту «капустником»:
«Довлатовское остроумие стратегически нацелено на преодоление пропасти между «высоким» и «низким», на выработку того «среднего штиля» (то есть сдержанно-достойного, уравновешенного, коммуникативно ясного, демократичного, соотнесенного с жизненной реальностью во всем её объективном объёме информационно-повествовательного дискурса), создание которого является самой насущной проблемой современной литературной культуры. Общий пафос этой художественной стратегии можно обозначить следующим остроумно-серьёзным афоризмом Сергея Довлатова:
«Гений — это бессмертный вариант простого человека»
:::::::::::::::::::::::::::
«Плебей», пытающийся (не меньше, чем !) найти решение «самой насущной проблемы
современной литературной культуры…» — для «плебея» — не мало.
Всё дело в том, что С.Д. я люблю не меньше, чем Ф.Г.
При всём его скептицизме, Сергей Довлатов был большой несчастный
ранимый доверчивый и добрый человек.
И «капустники» С.Д. любить легко; легче, чем тексты Ф.Г.
Фридрих Горенштейн — философ, мэтр, мастер, гений, и, м.б., единственный
еврейский прозаик (от последней четверти 20-го века до начала 21-го).
Не читать ФГ — преступление, не любить гения, Мастера — невозможно.
Но в этой любви *у меня) больше по-ЧИТАния, уважения и благоговения.
А Сергей — он на нашей лужайке, на нашем газоне, он в чём-то ближе нам,
его читателям, его соплеменникам и соседям по коммуналкам, по Квинсу
(Нью-Йорк, штат Н-Йорк).
Впрочем, сейчас читателей, кажется, становится меньше. Остались одни писатели, критики, литера-туро-веды и туро-веды, — и в Израиле, и в Европе, и в Штатах.
Читать некому. Вести — «но кого же? — На время не стоит труда, а вечно»,
-увы, — «невозможно…»
Нет ни Ф.Г., ни С.Д., ни И.А.Б., ни А.П.М… Одни АБВГДЕЖ…Ъ,Ь,Э,Ю,Я.

Примечания (ВИКА и пр.сеть)
Довлатов публиковался в самиздате, а также в эмигрантских журналах «Континент», «Время и мы». В 1976 году был исключён из Союза журналистов СССР. В США Довлатов был одним из инициаторов и главным автором недолговечной газеты «Новый американец»; написанные для нее статьи составили сборник Марш одиноких (1983).
До конца жизни сотрудничал с радиостанцией «Свобода», подготовив сотни передач.. Частично этот материал вошел в сборники миниатюр, скетчей, афоризмов Ремесло (1985)
и Чемодан (1986).
За двенадцать лет эмиграции издал двенадцать книг в США и Европе:
Невидимая книга — Энн-Арбор: Ardis Publishing, 1977 Соло на ундервуде:
Записные книжки — Париж: Третья волна, 1980 Компромисс — Нью-Йорк:
Серебряный век, 1981
Зона: Записки надзирателя — Энн-Арбор: Эрмитаж, 1982 Заповедник —
Энн-Арбор: Эрмитаж, 1983 Марш одиноких — Холиок: New England Publishing,
1983 Наши — Энн-Арбор: Ardis Publishing, 1983 Соло на ундервуде:
Записные книжки — 2-е издание, дополненное — Холиок:
New England Publishing, 1983
Демарш энтузиастов (соавторы Вагрич Бахчанян, Наум Сагаловский) — Париж:
Синтаксис, 1985
Ремесло: Повесть в двух частях — Энн-Арбор: Ardis Publishing, 1985
Иностранка — Нью-Йорк: Russica Publishing, 1986 Чемодан — Тенафлай:
Эрмитаж, 1986 Представление — Нью-Йорк: Russica Publishing, 1987 He
только Бродский: Русская культура в портретах и анекдотах (соавтор Мария
Волкова) — Нью-Йорк: Слово, 1990 Записные книжки — Нью-Йорк: Слово, 1990
Филиал — Нью-Йорк: Слово, 1990 В СССР писателя знали по самиздату и
авторской передаче на Радио «Свобода».
В 1994 году Пётр Штейн поставил спектакль «Новый американец» в
Московском Художественном театре им. А. П. Чехова по мотивам жизни
Сергея Довлатова и его произведениям «Зона: Записки надзирателя» и
«Заповедник». Спектакль с успехом идёт на малой сцене МХТ более 20 лет.
— Довлатов на протяжении четверти века является одним из самых
читаемых, часто и многотиражно издаваемых русских писателей. Наряду с
Иосифом Бродским и Александром Солженицыным он входит в тройку наиболее
известных на Западе русскоязычных авторов конца XX века. Произведения
Довлатова переведены более чем на тридцать языков мира.
Он — единственный русскоязычный писатель, десять рассказов которого были
опубликованы в элитарном журнале «Нью-Йоркер».
:::::::::::::::
См. также следующих авторов:
Евгений РЕЙН // Мне скучно без Бродского и Довлатова:
«Довлатов больше всего любил мои байки и сплетни. Могу официально
заявить, что сюжетов 12-15 из его прозы принадлежат мне… Я Сережу
очень любил и все ему рассказывал..Сегодня я сказал бы: «Сережа, все в
твоей жизни сбылось — ты стал самым читаемым писателем в России».
…………..
Мина Полянская. «Другие и Довлатов». http://www.peremeny.ru/blog/19997
Сентябрь 8th, 2016 БЛОГ ПЕРЕМЕН
«Настоящая слава российская Сергея Довлатова стартовала спустя пять лет после его смерти с
трёхтомника: Сергей Довлатов. Собрание прозы в трёх томах, иллюстрации Александра Флоренского
, 3 тома. Лимбус-пресс, СПб, 1995. Трёхтомник был издан вместо двухтомника моего берлинского друга писателя Фридриха Горенштейна, который был уже готов к печати.
Таким образом, ушедший из жизни в девяностом году корректный в писательских делах Довлатов, безусловно соблюдавший цветаевскую «круговую поруку ремесла», не допускавший выдавливания одного писателя за счёт другого, сделался нечаянным виновником очередной писательской неудачи одного из крупнейших прозаиков второй половины двадцатого века Фридриха Горенштейна.»
:::: За что же нечаянного виновника, чем же он-то виноват, что «пипл хавают»?
— — За что ж вы Ванечку Морозова?:::
————————————-
комментарий на “Другие и Довлатов”
08 Сен 2016 at 11:31
— Ксения
«Таким образом, ушедший из жизни в девяностом году корректный в писательских делах Довлатов, безусловно соблюдавший цветаевскую «круговую поруку ремесла», не допускавший выдавливания одного писателя за счёт другого, сделался нечаянным виновником очередной писательской неудачи одного из крупнейших прозаиков второй половины двадцатого века Фридриха Горенштейна.
И вот уж кто не желал зла Горенштейну – так это Довлатов»
:::::::::::::
Булат Окуджава
Посвящается А.П.Межирову
***
За что ж вы Ваньку-то Морозова?
Ведь он ни в чем не виноват.
Она сама его морочила,
а он ни в чем не виноват.

Он в старый цирк ходил на площади
и там циркачку полюбил.
Ему чего-нибудь попроще бы,
а он циркачку полюбил.

А он швырял в «Пекине» сотни,
ему-то было все равно.
А по нему Маруся сохнет,
и это ей не все равно.

А он медузами питался,
циркачке чтобы угодить.
И соблазнить ее пытался,
чтоб ей, конечно, угодить.

Не думал, что она обманет:
ведь от любви беды не ждешь…
Ах Ваня, Ваня, что ж ты, Ваня?
Ведь сам по проволке идешь…
1957

Share
Статья просматривалась 1 387 раз(а)

1 comment for “За что ж вы Ваньку-то Морозова?

  1. Александр Биргер
    28 января 2017 at 0:24

    «Плебей», пытающийся найти решение «самой насущной проблемы современной литературной культуры…» — для «плебея» — не мало.
    …Сергей Довлатов был большой несчастный ранимый доверчивый и добрый человек.
    И «капустники» С.Д. любить легко, легче, чем тексты Ф.Г. Фридрих Горенштейн — философ, мэтр, мастер, гений, м.б. лучший и единственный еврейский прозаик — от последней четверти 20-го века до
    начала 21-го. Не любить гения, Мастера — невозможно. Но в этой любви больше поЧИТАния, уважения и благоговения.
    А Сергей — он на нашей лужайке, на нашем газоне, он в чём-то ближе нам, его читателям, его соплеменникам и соседям по коммуналкам, по Квинсу (Нью-Йорк, штат Н-Йорк).
    Впрочем, сейчас читателей становится меньше. Остались писатели, критики, литера-туро-веды и туро-веды, — и в Израиле, и в Европе, и в США. …Читать некому. Вести — «но кого же? — На время не стоит труда, а вечно», увы, «невозможно…»
    ..
    Примечания
    Довлатов публиковался в самиздате, а также в эмигрантских журналах «Континент», «Время и мы». В 1976 году был исключён из Союза журналистов СССР. В США Довлатов был одним из инициаторов и главным автором
    недолговечной газеты «Новый американец»; написанные для нее статьи составили сборник Марш одиноких (1983).
    До конца жизни сотрудничал с радиостанцией «Свобода», подготовив сотни передач.. Частично этот материал вошел в сборники миниатюр, скетчей, афоризмов Ремесло (1985) и Чемодан (1986).
    За двенадцать лет эмиграции издал двенадцать книг в США и Европе…
    : : : : : :
    комментарий на “Другие и Довлатов”
    08 Сен 2016 at 11:31
    — Ксения
    «Таким образом, ушедший из жизни в девяностом году корректный в писательских делах Довлатов, безусловно соблюдавший цветаевскую «круговую поруку ремесла», не допускавший выдавливания одного писателя
    за счёт другого, сделался нечаянным виновником очередной писательской неудачи одного из крупнейших прозаиков второй половины двадцатого века Фридриха Горенштейна.
    И вот уж кто не желал зла Горенштейну – так это Довлатов»
    :::::::::::::::::::::::::::
    Булат Окуджава
    Посвящается А.Межирову
    ***
    За что ж вы Ваньку-то Морозова?
    Ведь он ни в чем не виноват.
    Она сама его морочила,
    а он ни в чем не виноват.
    . . .
    А он медузами питался,
    циркачке чтобы угодить.
    И соблазнить ее пытался,
    чтоб ей, конечно, угодить…
    1957

Добавить комментарий