Александр Габриэль. Река

На последних запасах веры, утратив пыл,
разучившись давно судьбу вопрошать: «За что же?!»,
ты бредёшь вдоль реки, чьё название ты забыл,
и зачем ты бредёшь, ты не можешь припомнить тоже.
Но идти почему-то надо — и ты идёшь,
и тугая вода в неизвестность змеится слепо.
С неподвижных небес тихо падает серый дождь
и не свежесть несёт, а осклизлую сырость склепа.
Ни друзей, ни любви, ни окрестных чужих планет,
лишь угрюмая тишь да несбывшиеся приметы…
Здесь понятия «время» практически больше нет.
Где ты был, как ты жил — никому не нужны ответы.
В отощавшей твоей котомке еда горька,
да во фляге с водой — отвратительный привкус гнили.
А в пространстве вокруг нет ни ветра, ни ветерка,
а посмотришь наверх — ни луны нет, ни звездной пыли.
Вдоль размякшей тропы равнодушны и дуб, и тис…
Ты идёшь и идёшь, потому что богам угодно,
чтоб нашёл ты то место, где Лета впадает в Стикс,
и река
наконец-то
становится полноводна.

Share
Статья просматривалась 1 017 раз(а)

1 comment for “Александр Габриэль. Река

  1. Виктор (Бруклайн)
    28 ноября 2016 at 17:29

    Александр Габриэль. Река

    На последних запасах веры, утратив пыл,
    разучившись давно судьбу вопрошать: «За что же?!»,
    ты бредёшь вдоль реки, чьё название ты забыл,
    и зачем ты бредёшь, ты не можешь припомнить тоже.
    Но идти почему-то надо — и ты идёшь,
    и тугая вода в неизвестность змеится слепо.
    С неподвижных небес тихо падает серый дождь
    и не свежесть несёт, а осклизлую сырость склепа.
    Ни друзей, ни любви, ни окрестных чужих планет,
    лишь угрюмая тишь да несбывшиеся приметы…
    Здесь понятия «время» практически больше нет.
    Где ты был, как ты жил — никому не нужны ответы.
    В отощавшей твоей котомке еда горька,
    да во фляге с водой — отвратительный привкус гнили.
    А в пространстве вокруг нет ни ветра, ни ветерка,
    а посмотришь наверх — ни луны нет, ни звездной пыли.
    Вдоль размякшей тропы равнодушны и дуб, и тис…
    Ты идёшь и идёшь, потому что богам угодно,
    чтоб нашёл ты то место, где Лета впадает в Стикс,
    и река
    наконец-то
    становится полноводна.

Добавить комментарий