Татьяна Хмелевская. Роман английского писателя Джонатана Коу “Какое надувательство!”: роль семантического поля «семья». Часть 2

Окончание. Начало см. http://blogs.7iskusstv.com/?p=55373

Татьяна Хмелевская. Роман английского писателя Джонатана Коу  “Какое надувательство!”: роль семантического поля «семья» (Бурятский государственный университет, научный руководитель Е.Баяртуева). Часть 2

Такое же пренебрежение чувствуется и у внуков Мэтью и Фрэнсис к собственным  детям, например, Хилари с раздражением говорит о своей дочери, демонстрируя  отстраненно-отчужденное отношение: «Хилари недоброжелательно посмотрела на свою дочь, наблюдая, как искривилось ее лицо, когда та перевела дыхание для следующего крика. «А теперь что с ним?», — спросила она. «Просто ветер, я думаю», — ответила  нянька. Хилари обмахивалась меню. «Хорошо, разве вы не можете взять его к себе на некоторое время? Это плохо показывает нас перед другими».[12] Поскольку близких отношений у матери и дочери нет,  читателей не удивляет, что Хилари мечтает избавиться от ребенка как можно скорее: «Я ничего не могу сделать с этим проклятым ребенком».[13]

Отношения детей к родителям в семье Уиншоу построены на враждебности, отвращении и игнорировании. Например, Коу так описывает отношение Марка, Генри и Томаса к своим матерям: «Его мать пыталась предложить ему помощь; она также пыталось внушить ему свои ценности и нормы поведения, но он, с самого раннего детства, считал для себя обязательным игнорирование слов матери»[14]. Или в другом месте: «Томас сопереживал своей матери, но не больше, чем он сопереживал бы большинству чужих людей – и именно в том было его презрение, что он редко считал что-либо стоящим утверждения, он просто улыбался».[15] 

Отношения между братьями и сестрами в семье Уиншоу построены на ненависти и кровной вражде. Результат: Лоренс убивает своего брата Годфри, а свою сестру Табиту, обвинившую его в случившемся, помещает в психиатрическую больницу.

Отношения Томаса и Генри сложно назвать доверительными, так Генри «наушничает» матери об увлечении Томаса актрисами: «Томас раздражается из-за Генри, причем не столько из-за выдачи его тайн  матери, сколько из-за предположения, что его побуждения могли показаться  совсем уж банальными и оскорбительными».[16]

Хилари и Родди объединяет ненависть к другим людям. Примером может послужить эпизод, когда Родди пригласил в поместье молодую художницу Фиби и соблазнил ее, а затем они вдвоем с Хилари стали ее унижать: «Ну, хорошо, — сказала она. – Да это сама Флоренс Найтингейл. Пилес рассказал нам о твоей миссии милосердия». «Возможно, я должна оставить вас, голубки, планировать свое блестящее совместное будущее», — сказала Хилари. «Коктейли на террасе через полчаса для кого-нибудь?» «Это можно сделать и за четверть часа», — сказал Родди. «Это не займет много времени»[17].

Отношения между «отдаленными» родственниками также построены на неприязни, отсутствии духовной близости и меркантильном интересе. Например, Беатрис даже не пыталась быть вежливой с родственниками своего мужа и, когда они были дома, уходила в свою комнату под предлогом мигрени:  «Между тем Беатрис делала вид, сначала приветствуя родственников мужа, а затем оставляя их на большую часть дня; она  удалялась в свою спальню под предлогом повторяющейся мигрени».[18]

Отношения между кузинами и кузенами в этой семье больше похожи на деловые, нежели на родственные. Томас, Генри, Марк и Хиллари являются партнерами по бизнесу, все они занимают высокие должности, каждый — в своей сфере: Хиллари – в журналистике, Генри – в политике, Томас – в финансовом деле, Марк – в бизнесе: «Отношения между братьями не были похожи на нормальные родственные связи, но были более похожи на обычные  деловые отношения, и так как Генри имел места в советах нескольких компаний, то он великодушно поддержал банк Томаса».[19]

Только Милдред, Оливия и Ребекка являются исключением. Только они относятся ко всем членам семьи  ровно и хорошо: «Оливия была вполне лояльна к своей  родословной, она даже вышла замуж за одного из своих кузенов».[20] Милдред тщетно пыталась установить контакт с другими Уиншоу: «изумленная Милдред, смущенно рассказывала какую-то историю Томасу, который слушал ее с холодным безразличием сотрудника торгового банка, собиравшегося отказать в ссуде мелкому бизнесмену».[21]

Но как цветы, погубленные сорняками, все они, все трое, были «подавлены» своими другими родственниками. Так, Ребекка постоянно ощущает ненависть к себе: «Я знаю, что они все ненавидят меня».[22]

*****

Мы видим, таким образом, что отношения внутри семьи Уиншоу, как в традиционной английской семье, построены по принципу иерархии и включают горизонтальные (например, муж – жена или брат – сестра) и вертикальные связи (родители – дети – внуки). Однако, на примере семьи Уиншоу, в отличие от традиций, мы можем заметить полное пренебрежение к своим близким, безразличие, потребительство, цинизм и прагматизм. По существу, нам представлена даже не семья в ее традиционном понимании, а группа людей, отчуждённых друг от друга, но при этом движимых общей идеей наживы. Джонатан Коу показывает нам модель семьи, характеристики которой часто противоречат привычному образу британской семьи как группы людей, приверженных обычаям и традициям: отец здесь не является культом, между братьями, сестрами, кузенами и племянниками нет близких отношений, дом перестал быть крепостью (именно в их семейном доме происходят убийства). Возможно, это связано с тем, что главными для семьи Уиншоу являются примитивные материальные ценности, а духовные ценности совершенно не признаются. Традиционное общество не в состоянии принять в свои ряды  откровенных разрушителей своих устоев, оно отторгает семью Уиншоу, и не случайно ее члены умирают в конце романа, несмотря на свой престиж и свое влияние.

Литература

  1. Трепак М. А. Английский лингвокультурный концепт «семья» и способы отражения его коннотативного содержания в языке [Текст] / М. А. Трепак: автореф. дис. канд. филол. наук. – Самара: СГПУ, 2006. – 25 с.

[12]  «Hilary stared malevolently at her daughter, watching her face crumple as she gathered breath for another scream. ‘Now what’s the matter with it?’ she said. ‘Just wind, I think,’ said the nanny. Hilary fanned herself with the menu. ‘Well can’t you take it outside for a while? It’s showing us up in front of everybody».

[13]  «I can’t get a thing done with that blasted baby around».

[14]  «His mother has attempted to offer him guidance too, of course, has tried to inculcate her own values and codes of conduct, but he has, from an early age, made a point of ignoring her».

[15]  «Thomas, who feels for his mother no more or less than he feels for most people – namely, such contempt that he seldom considers them worth arguing with – merely smiles».

[16]  «Thomas is annoyed with Henry, then, not so much for giving away secrets to his  mother, as for implying that his own motives could be quite so commonplace and demeaning».

[17]  «Well, well», she said. «It’s Florence Nightingale herself. Pyles has been telling us about your little mission of mercy.» «Perhaps I should leave you two lovebirds to plan your glittering future together», — said Hilary. «Cocktails on the terrace in half an hour, anyone?». «Make it a quarter», — said Roddy. «This won’t take long».

[18] «Meanwhile Beatrice made no pretence of welcoming her husband’s relatives, and would leave them unattendedfor the better part of each day while she retired to her bedroom on the pretext of a recurrent migraine».

[19] «The relationships between the brothers goes beyond the ordinary ties of blood and extends to a numberof common business interests, for Henry has a seat on the board of several companies generously supported byThomas’s bank». 

[20]  «Olivia, who is so implacably loyal to the Winshaw pedigree that she even married one of her own cousins».

[21]  «bewildered Mildred telling some shy anecdote to Thomas, who listens with all the frosty indifference of a merchant banker about to withhold a loan from a small businessman».

[22]  «I know they all hate me».

 

Share
Статья просматривалась 1 270 раз(а)

Добавить комментарий