Борис Парамонов. Две столицы

 

1

2

Дом Бродского или Мурузи?А может, Мережковской Зинки?

В Советском видели Союзе

и не такие морозилки.

Блокада. Год морозомора,

чем ниже ноль, тем меньше риски.

Не отслюнявить «беломора»

с губы воровки-паспортистки.

Метель металась по квартирам,

разрознивая гарнитуры.

А управдом равнял ранжиры

денатурата и натуры.

Вы спросите прямолинейно,

а я еще прямолинейней:

что важно – собственник «Бехштейна»

или аккорды на «Бехштейне»?

А мы пройдемся по страничкам

и поднесем природе-дуре,

что жизнь и смерть важны жиличкам,

но не важны архитектуре.

И тут ни милости, ни злобы,

а если так, то, значит, надо,

чтобы взошло и что зашло бы

пустое око Петрограда.

Люблю конторские листы я,

живая нитка вяжет слово.

Они летят, они пустые,

и на любом печать Петрова.

 

Я ходил на Сивцев Вражек,

где бывали, верно. Вы,

где и я отведал бражек

самогонщицы-Москвы.

 

Переулки-загогулки

заплелись в бараний рог.

Звали «жаворонком» булки,

звали «пасхами» творог.

 

Как ни кинь, а это место

для попа, но не ханжи.

Расползется это тесто,

как его ни сторожи.

 

Не сдалась Москва на милость,

передернула плечом,

распостилась, рапустилась,

разговелась куличом.

 

И теснятся в этой раме

вкус и запах, звон и зык –

и дворами, и дарами,

и ложатся на язык.

 

 

Share
Статья просматривалась 1 128 раз(а)

3 comments for “Борис Парамонов. Две столицы

  1. Александр Биргер
    4 ноября 2016 at 18:48

    Aвтор: ngasanova
    Стихи непрошедшего времени
    Роберт РОЖДЕСТВЕНСКИЙ

    Роберт Рождественский был человеком честным, прямым и добрым. Может быть, не самым отчаянно отважным. Но когда читаешь эту подборку, и смелость его не вызывает сомнений.
    В подборке собраны стихи прямого гражданского высказывания. Поэзия имеет на него право, прежде всего в подлые времена. (Например, Мандельштам очень высоко ценил «Варшавянку».)
    Но обязательные условия существования истинной гражданской поэзии: высокая температура каждой строчки и безусловное мастерство автора. Это редко совместимо.
    У Рождественского получилось. . . поражает точность, с которой Рождественский определяет болевые точки общества и государства и втыкает в них свои иголки. Такая поэтическая акупунктура,
    за которой огромное желание — вылечить.

    ***
    Позапрошлая песня

    Старенькие ходики.
    Молодые ноченьки…
    Полстраны — угодники.
    Полстраны — доносчики.

    На полях проталинки,
    дышит воля вольная…
    Полстраны — этапники.
    Полстраны — конвойные.

    Лаковые туфельки.
    Бабушкины пряники…
    Полстраны — преступники.
    Полстраны — охранники.

    Лейтенант в окно глядит.
    Пьет — не остановится…
    Полстраны уже сидит.
    Полстраны готовится.

    ***
    Юноша на площади

    Он стоит перед Кремлем.
    А потом,
    вздохнув глубоко,
    шепчет он Отцу и Богу:
    «Прикажи… И мы умрем!..»
    Бдительный, полуголодный,
    молодой, знакомый мне, —
    он живет в стране свободной,
    самой радостной стране!
    Любит детство вспоминать.
    Каждый день ему — награда.
    Знает то, что надо знать.
    Ровно столько, сколько надо.
    С ходу он вступает в спор,
    как-то сразу сатанея.
    Даже собственным сомненьям
    он готов давать отпор.
    Жить он хочет не напрасно,
    он поклялся жить в борьбе.
    Все ему предельно ясно
    в этом мире и в себе.
    Проклял он врагов народа.
    Верит, что вокруг друзья.
    Счастлив!..
    …А ведь это я —
    пятьдесят второго года.
    * * *
    Ю. Рытхэу
    Слышен скрип лебедки стонущей.
    Бочки на песке лежат.
    Говорят, здесь было стойбище.
    Было. Года три назад…
    И туман — сырой, растерянный —
    дрожит, сходя на нет…
    Проданы народы Севера
    за северную нефть.

    ***
    Мероприятие
    Над толпой откуда-то сбоку
    бабий визг взлетел и пропал.
    Образ многострадального Бога
    тащит непротрезвевший амбал.
    Я не слышал, о чем говорили…

    …Только плыл над сопеньем рядов
    лик еврейки Девы Марии
    рядом с лозунгом:
    «Бей жидов!»
    :::::::::::::::::::::::::::::::
    Куда там «Бабьему яру» до «Мероприятия»…(imho)
    а всего-то два катрена, да и то, повидимому, — в стол
    У Е.Е., кроме «Окно выходит в белые деревья» — вспомнить
    нечего (imho). только не надо про Париж и про Б.Яр, ни к чему это.

    Юрий Кукин
    ~~~~~~~~~~~~~~
    Ну, что, мой друг, свистишь,
    Мешает спать Париж?
    Ты посмотри, вокруг тебя тайга
    Подбрось-ка дров в огонь,
    Послушай, дорогой,
    Он там, а ты у чёрта на рогах.

    Здесь, как на Плас Пигаль,
    Весельем надо лгать,.
    Тоской здесь никого не удивишь,
    С Монмартром у костра
    Сегодня, как вчера,
    Ну, перестань, не надо
    Про Париж.

    Немного подожди, потянутся дожди
    Отсюда никуда не убежишь,
    Бистро здесь нет пока,
    Чай вместо коньяка…
    И перестань, не надо про Париж.

    Покрыла горы мгла,
    Подумай о делах,
    И перестань, не надо про Париж.

    http://www.chitalnya.ru/work/180573/
    При копировании материалов с сайта, активная ссылка на
    оригинальный материал обязательна.

  2. Александр Биргер
    4 ноября 2016 at 2:19

    Осталось напечатать только из ЗВЕЗДЫ и — всё , кирдык «Зинке» и, заодно — Мережковскому… а там и на И.А. Бунина найдётся свой
    Парамоша. Не стыдно, Ефим? Вы ведь петербуржец, неужели в двух столицах не нашлось мичего лучше этого? — ЗАЧЕМ?
    ЧИТАЙТЕ, любуйтесь, «не дорожа дурной привычкой к телу»
    КУДА вас ЗАвезёт «телесный ЕГО состав?»

    журнал ЗВЕЗДА zvezdaspb.ru СПб
    ПОЭЗИЯ И ПРОЗА

    Борис Парамонов
    Отнюдь не дорожа дурной привычкой к телу,
    от бремени времян достаточно устав,
    бывает, задаюсь вопросом не по делу:
    куда меня везет телесный мой состав?

    От смерти не спасут ни янки, ни Европа,
    один сквозной маршрут на сретенье в трубе.
    И поезд, образец затрепанного тропа,
    от точки А, пыхтя, ползет до точки Б.

    ЧИТАЯ САРТРА
    нагих кариатид
    увечный вечный стыд
    утраченная честь
    на неподвижном есть
    . . . . .
    встал замер слился с
    остановился стоп
    поди теперь поссы
    на свалку нечистот

    в которой ни меня,
    ни мани ни мари
    ни черепах гонять
    ни суп из них варить
    . . . . .
    в которой млечный путь
    в которой вечный жуть
    и жути даже нет
    ни зимних дней ни лет
    останется скелет
    намеком буржую

    живу или жую
    блюю или пою
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    И верно — ВЕЧНЫЙ ЖУТЬ, блюю или пою.

    • Ефим Левертов
      4 ноября 2016 at 10:03

      Борис Э.Альтшулер 2013-11-13 20:45:05 EDT
      Конфликт обоих поэтов (Бродского и Евтушенко, Е.Л.) — это, IMHO, ещё и конфликт двух российских столиц: кипящей от избытка энергии Москвы и меланхолического Ленинграда с его сыростью и спокойствием. Поэтическое раздумье Бродского победило поэзию Евтушенко, который был бодр и хорош для своего времени.

Добавить комментарий