«Телега на ходу легка». — Сергею Чевычелову

* * *
Сергей Чевычелов — Александру Биргеру
— at 2016-11-02 10:12:59
Дорогой Александр! Искренне благодарю Вас за то, что Вы сие
прочитали, и за Ваши замечания.. Мне непонятно только, чем Вам не нравится наречие «кроваво». Да, оно грубо и режет слух и глаз, как пятно крови на скатерти. Но, я этого и добивался. Так мы плавно переходим к теме жестокости. Меня всегда поражало, что самый верхний ярус помпейского амфитеатра выделялся специально только для женщин и детей. Если учесть, что на стенках этого яруса сохранились надписи восхваляющие схватки гладиаторов и растерзание животными оных (а именно для этого предназначались амфитеатры),
то становится понятной жестокость того времени…
— потому что я знаю, как Вы относитесь к слову…
— что же такое — «слово». которое было вначале и — в Начале?
— слово-славие, слава? Слово — Бог? Слово, чтобы СЛАВ-ить Бога, если принять начало Книги. Или — и то, и другое, и третье..
Слово для Славы и слава, как «яркая заплата» на рубище нищего певца, бродяги, который стучится в ворота амфитеатра, перепутав здания Театра и Храма. Сложно ли перепутать, если устал, идя весь день, а с утра — ни росинки и палящее солнце «кроваво» светило.
( Нет, совсем не плохое наречие — «кроваво»)
А кругом — никого и ничего. Пустыня. И ответы — «у Пушкина», как обычно. В «телеге жизни», такой лёгкой и привычной, всё убыстряющей свой бег.
А.С. Пушкин — ТЕЛЕГА ЖИЗНИ
Хоть тяжело подчас в ней бремя,
Телега на ходу легка;
Ямщик лихой, седое время,
Везет, не слезет с облучка.

С утра садимся мы в телегу;
Мы рады голову сломать
И, презирая лень и негу,
Кричим: пошел! . . . .

Но в полдень нет уж той отваги;
Порастрясло нас; нам страшней
И косогоры и овраги;
Кричим: полегче, дуралей!

Катит по-прежнему телега;
Под вечер мы привыкли к ней
И, дремля, едем до ночлега —
А время гонит лошадей…
——————————————
Однако, задумавшись над резонным вопросом «где вы только набрали столько достоверно выверенных деталей», а также преодолев занятость, лень и нелюбопытство, добрался до TheLib.Ru
» История » Флавий Иосиф » Иудейская война » (стр. 16), —
и, порадовавшись открывшимся сокровищам, набросился вчера вечером не на ужин, а на
http://thelib.ru/books/flaviy_iosif/iudeyskaya_voyna-read-16.html
«6. Прибыв на обратном пути в Иерихон, он в своем мрачном настроении, желая как будто бросить угрозу самой смерти,предпринял безбожное дело. Он приказал собрать знатнейших мужей со всех мест Иудеи и запереть их в так называемом ипподроме (ристалище)..
7. Как только отдано было это приказание, получены были письма от послов из Рима, которые извещали, что Акма, по приказу
императора, казнена, а Антипатр осужден им на смерть;
однако, гласило письмо, если отец предпочтет изгнание смертной казни, то император против этого ничего не имеет… Царь опять поправился .. немного; но вскоре затем страдания до того его одолели, что он решился предупредить свою судьбу. Он взял яблоко и потребовал себе нож, чтобы разрезать его, по своему обыкновению, на куски, – тогда он оглянулся кругом, не будет ли ему кто-нибудь мешать, и поднял свою руку, чтобы заколоть себя. Но племянник его Ахиаб очутился возле него, схватил его руку и не дал ему покончить с собою…Почти со сверхъестественной в его положении силой голоса (царь) отдал приказание своим телохранителям немедленно же убить
Антипатра. Его тело он велел похоронить в Гирканионе…»
* * * *
Вернёмся к Александру Сергеевичу.
Стихотворения 1823-1836 Собрание сочинений в десяти томах.
Том второй http://www.rvb.ru/pushkin
* * * *
Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.
* * *
Давно ли ветхая Европа свирепела?
Надеждой новою Германия кипела,
Шаталась Австрия, Неаполь восставал,
За Пиренеями давно ль судьбой народа
Уж правила свобода,
И самовластие лишь север укрывал…
* * * *
ИЗ ПИСЬМА К ВУЛЬФУ
Здравствуй, Вульф, приятель мой!
Приезжай сюда зимой,
Да Языкова поэта
Затащи ко мне с собой
Погулять верхом порой,
Пострелять из пистолета.
Лайон, мой курчавый брат
(Не михайловский приказчик),
Привезет нам, право, клад…
Что? — бутылок полный ящик.
Запируем уж, молчи!
Чудо — жизнь анахорета!
В Троегорском до ночи,
А в Михайловском до света;
Дни любви посвящены,
Ночью царствуют стаканы,
Мы же — то смертельно пьяны
То мертвецки влюблены.
***
К ЯЗЫКОВУ
(Михайловское, 1824)
Клянусь Овидиевой тенью:
Языков, близок я тебе.
Давно б на Дерптскую дорогу
Я вышел утренней порой
И к благосклонному порогу
Понес тяжелый посох мой,
И возвратился б, оживленный
Картиной беззаботных дней,
Беседой вольно-вдохновенной
И звучной лирою твоей.
Но злобно мной играет счастье:
Давно без крова я ношусь,
Куда подует самовластье;
Уснув, не знаю где проснусь..
Я жду тебя. Тебя со мною
Обнимет в сельском шалаше
Мой брат по крови, по душе,
Шалун, замеченный тобою;
И муз возвышенный пророк,
Наш Дельвиг все для нас оставит.
И наша троица прославит
Изгнанья темный уголок.
Надзор обманем караульный,
Восхвалим вольности дары
И нашей юности разгульной
Пробудим шумные пиры,
Вниманье дружное преклоним
Ко звону рюмок и стихов,
И скуку зимних вечеров
Вином и песнями прогоним.
***
РАЗГОВОР КНИГОПРОДАВЦА С ПОЭТОМ
Книгопродавец
Стишки для вас одна забава,
Немножко стоит вам присесть,
Уж разгласить успела слава
Везде приятнейшую весть:
Поэма, говорят, готова,
Плод новый умственных затей.
Итак, решите; жду я слова:
Назначьте сами цену ей.
Стишки любимца муз и граций
Мы вмиг рублями заменим…
….
Но слава заменила вам
Мечтанья тайного отрады:
Вы разошлися по рукам,
Меж тем как пыльные громады
Лежалой прозы и стихов
Напрасно ждут себе чтецов
И ветреной ее награды..

Теперь, оставя шумный свет,
И муз, и ветреную моду,
Что ж изберете вы?
***
Поэт — Свободу.
***
Книгопродавец
Прекрасно. Вот же вам совет;
Внемлите истине полезной:
Наш век — торгаш; в сей век железный
Без денег и свободы нет.

Что слава?- Яркая заплата
На ветхом рубище певца…

Позвольте просто вам сказать:
Не продается вдохновенье,
Но можно рукопись продать.

Что ж медлить? уж ко мне заходят
Нетерпеливые чтецы;
Вкруг лавки журналисты бродят,
За ними тощие певцы:
Кто просит пищи для сатиры,
Кто для души, кто для пера;
И признаюсь — от вашей лиры
Предвижу много я добра.
………………….
Шевченко Тарас
Думи мої, думи мої,
Лихо мені з вами!
Чому стали на папері
Сумними рядами?..
Чом вас вітер не розвіяв
В степу, як пилину?
Чом вас лихо не приспало,
Як свою дитину?..
::::::
и — как же без этого — «Урок юбилея Шевченко»
Владимир Евгеньевич Жаботинский (1880—1940)
Дата создания: 1911 год. Источник: Газета «Хроники Иерусалима»
Удивительно, до чего люди непоследовательны… Вот теперь мы чествуем память Шевченко или, по крайней мере, откликаемся на чествование. Но при этом — никаких выводов. Не только у слушающих и у читающих, но иногда у самих пишущих незаметно, чтобы они хорошо вдумались, к чему обязывает признание этого юбилея.
Ведь одно из двух: или Шевченко есть культурное недоразумение, филологический курьез и раритет, и тогда нет никакого смысла устраивать ему юбилеи; или Шевченко есть закономерное и характерное явление развивающейся жизни, симптом чего-то грядущего, и тогда каждому из нас необходимо сказав А, произнести и Б. т. е., признав этот юбилей, определить свое отношение к тому огромному явлению, о неизбежности которого пророчествует нам этот юбилей. А об этом, кажется, мало кто думает.
Может быть, объясняется это тем, что внутренне еще многие, многие из нас и впрямь потихоньку считают Шевченко за филологический курьез. Что греха таить, многие так рассуждают. Им это кажется причудой, капризом: знал человек прекрасно по-русски, мог писать те же самые стихи на «общем» языке, а вот заупрямился и писал по-хохлацки. Другие идут еще дальше и спрашивают: да разве есть какая-нибудь серьезная разница между обоими языками?
Одно упрямство, одно мелочное цепляние за отдельные буквы…
(продолжение следует)

Share
Статья просматривалась 1 095 раз(а)

4 comments for “«Телега на ходу легка». — Сергею Чевычелову

  1. Александр Биргер
    4 февраля 2017 at 18:38

    Возвращаюсь в старый блог не по причине склероза и не для напоминания о себе; почтенная публика празднует Субботу и газет не читает. А а грешный ерундой занимаюсь. Однако, привычки дурные, как известно
    (а по-пытки сочинительства, — дурнейшая — по Фейхт-вангеру). Уважаемый доктор, сего-дня ещё раз убедился в правоте и нужности вашего прилагательного. Но главное — ваш коммент на постинг Е.М.Б. за Высоцкого и Визбора и ЗА морской слэнг. А почему бы вам не начать (уверен, поэты Сокол, БТ, Артур, ДГ, РК. ЛШ и м.б. — ИК — о ЛД и ВК я больше не мечтаю — и многие другие…) ту тему, которая УЖЕ начата в
    блоге Е.М.Б. — начата автором, вами, Ефимом… Дискуссия давно началась Е.Л. прав, упоминая Бэллу Ахм. и другую поэтессу, ревнительницу рифмы. Возможно, присоединятся профи, а не только «хоббисты» и графоманы вроде АБ,ВГДэ и тдэ. Аборигены здесь говорят: shit happens
    ( «Así es la vida», «C’est la vie») , что pri-мeрнo означает «чего не случается на свете и при свете». Напоминаю, извините мою жестковыйность: СЧ at 2016-11-02 «…благодарю Вас за то, что Вы сие прочитали, и за Ваши замечания.. Мне непонятно только, чем Вам не нравится наречие «кроваво». Да, оно грубо и режет слух и глаз, как пятно крови на скатерти. Но, я этого и добивался. Так мы плавно переходим к теме жестокости. Меня всегда поражало, что самый верхний ярус помпейск. амфитеатра выделялся специально только для женщин и детей » Вот именно, — для женшин и детей. А-дио-с.

  2. Сергей Чевычелов
    3 ноября 2016 at 10:14

    Видимо у поэтов есть какая-то страшная тайна. Страшная в том смысле, что она такая страшно тайная, что простой смертный, непоэт, даже подумать о ней не смеет, а не то чтобы разгадать.
    Вот, смотрите, у Пушкина:

    Хоть тяжело подчас в ней бремя,
    Телега на ходу легка;
    Ямщик лихой, седое время,
    Везет, не слезет с облучка…

    У Окуджавы:

    Забудешь первый праздник и позднюю утрату,
    когда луны колеса затренькают по тракту,
    и силуэт совиный склонится с облучка,
    и прямо в душу грянет простой романс сверчка…

    У Пушкина:

    Позвольте просто вам сказать:
    Не продается вдохновенье,
    Но можно рукопись продать…

    У Окуджавы:

    Чистое сердце в дорогу готовь,
    древняя мудрость сгодится и вновь.
    Не покупаются, не покупаются —
    доброе имя, талант и любовь…

    • Александр Биргер
      3 ноября 2016 at 16:00

      Сергей Чевычелов
      3 Ноябрь 2016 at 10:14
      Видимо у поэтов есть какая-то страшная тайна…
      ———————
      Наверное, есть. Ведя «разговоры» с Музами, с Б-гом, что-то они познают, верно? А давайте попробуем угадать. Начнём, по старинке — » снизу вверх по … и справа налево…»
      ««Мастер и Маргарита» М. … желтизна неудержимо поднималась снизу вверх по … справа налево. [Search domain topreferat.znate.ru]
      topreferat.znate.ru/docs/index-45181.html?page=29»
      — Пожалуй, нужно подробнее. Вот, доктор, как оно бывает, и — частенько. Предваряя всяческие, маловероятные, впрочем
      (- выборы) обвинения в мелких/средних грехах, расскажу Вам новую
      утреннюю историю. Пошёл в Сеть, уточнить булгаковскую цитату. Вышел на следующее: Эдуард Тополь Завтра в России
      http://litread.me/web/59621/56112-57126
      » Все события этого романа абсолютно подлинные, в чем может убедиться каждый, заглянув в завтрашние газеты.
      Автор.

      Что-то случится непременно, потому что не бывает так, чтобы что-нибудь тянулось вечно. А кроме того, мой сон был вещий, за это я ручаюсь.
      М. Булгаков. «Мастер и Маргарита».

      ВЫНУЖДЕННОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ
      Сегодня, когда я отправляю новую редакцию этого романа своему агенту, я мысленно прошу Россию притормозить ее уже летящий с горы поезд событий. Иначе все, что я назвал «Завтра в России», рискует стать вчерашним днем этой страны – еще до того, как моя книга дойдет до читателя. Но, право, лучше бы мои предсказания оказались пустой выдумкой, чем русской реальностью. Может быть, это было бы сильным ударом по моему самолюбию, но для всего остального мира крах моих прогнозов был бы большим облегчением …
      Торонто, 20 октября 1989 года. Я не читаю предисловий к чужим книгам и поэтому никогда не писал их к своим. Но биография этой книги уже сама складывается в роман, и вот несколько слов на эту тему. Я сел писать исторические фантазии на тему «Завтра в России» в октябре 1986 года, и на первых порах даже мне самому развитие сюжета часто казалось нелепым бредом неумелого романиста. Но потом советская история вдруг стала развиваться так стремительно, что события, выдуманные мной и отнесенные
      на 1992-94 года, начали превращаться в сегодняшний и даже вчерашний день…»
      — Вот такое начало истории, уважаемый С.Ч. Может, — в Блоги? Не знаю, не уверен, что нужно. Автор как бы предупреждает:
      » И мой американский издатель, прочитав роман об аресте
      советского Президента, приходе к власти партийно-шовинистской хунты и гражданской войне в России, пришел в ужас и сказал, что «даже если это все правда, нам такая правда не нужна!».
      … Я вернулся в Америку, перенес действие романа из 1992-94 годов
      поближе к сегодняшнему дню и попросил своего агента снова послать рукопись моему американскому издателю . . .»

  3. Александр Биргер
    3 ноября 2016 at 0:48

    С утра садимся мы в телегу;
    Мы рады голову сломать
    И, презирая лень и негу,
    Кричим: пошел! . . .

    Катит по-прежнему телега;
    Под вечер мы привыкли к ней
    И, дремля, едем до ночлега —
    А время гонит лошадей…
    ——————————————
    преодолев занятость, лень и нелюбопытство, добрался до TheLib.Ru » История » Флавий Иосиф » Иудейская война »
    (стр. 16), — и, порадовавшись открывшимся сокровищам, набросился вчера вечером не на ужин, а на
    http://thelib.ru/books/flaviy_iosif/iudeyskaya_voyna-read-16.html
    «6. Прибыв на обратном пути в Иерихон, он в своем мрачном настроении, желая как будто бросить угрозу самой смерти, предпринял безбожное дело. Он приказал собрать знатнейших мужей со всех мест Иудеи и запереть их в так называемом ипподроме (ристалище)..
    7. Как только отдано было это приказание, получены были письма

Добавить комментарий