Михаил Юдовский. Стихотворения

* * *

Осеннее стекло разбито.
Течет по капле аквавита
с небес. Необъяснимо жив,
я прихожу к тебе с повинной,
разрезанною пуповиной
твое прощанье заслужив.

Что до прощения – не надо.
Доселе целая монада
теперь дробится на куски –
как те же капли дождевые,
которые ползут по вые,
створаживаясь от тоски

и отражая без корысти
упавших ангелов, и листья,
и подсыхающую кровь
на светлом лике человека,
где дольше ока длится веко
и дольше века длится бровь.

 

***

Когда в доме спят – те, кто в нем есть, и те, кого нет,
и качается лодочкой электрический свет,
кажется, будто он говорит, комнатой сжат в горсти:
«Я не больше беру от тьмы, чем смогу унести».

Этой ночью – терпкой, с южным вкусом хурмы,
с желтолицей рябой луной, похожей на ананас,
то ли тьма отсутствие света, то ли свет отсутствие тьмы,
то ли мы отсутствие смерти, то ли смерть отсутствие нас –

не понять… Но я спрашиваю, пока в доме спят
те, кто в нем есть, и те, кого нет:
если ты до последней буквочки не распят,
ты – поэт или ты – что угодно, но не поэт?

А в ответ, на глаза надвинув клобук,
говорит – то ли ночь, то ли смерть, то ли Бог, то ли стих:
«Если кончатся буквы – я подброшу тебе пару букв.
Если кончатся эти – пару точек и запятых.

Не спеши – заполняй, заполняй, заполняй листы
до скончания дней, до начала грядущих дней.
Если кончится всё – я подброшу тебе пустоты.
Ею трудно писать. Но – как просто писать на ней!»

 

* * *

А смеркается быстро – быстрее, чем веко
закрывает глазницу с пытливым зрачком.
По прерывистым струнам дождливого века
пролетающий ангел проводит смычком.

Я люблю эту музыку строгого ливня
и разлившихся луж – местечковых морей,
где купает листва пожелтевшие бивни
и блестят золотые глаза фонарей.

В небольшом городке так спокойно и просто
умирать и рождаться, не чувствуя вех.
Я не верю, что вниз обрываются звезды –
это мы, безымянные, падаем вверх.

 

* * *

И жизнь наизнанку, и смерть наизнанку,
и пьяный шарманщик вращает шарманку,
пытаясь озвучить торжественный марш.
Его инструментом владеет простуда,
и кажется – вместо мелодий оттуда
наружу ползет человеческий фарш.

Пишите майору, пожалуйтесь Богу –
четвертая рота шагает не в ногу
и сводит с ума марширующий полк.
Застыло движение на автобанах,
сверчки-великаны стучат в барабанах
и воет в трубе обезумевший волк.

Проходит волна по окошкам и дверцам,
летают цветы с огнедышащим сердцем,
печатает шаг твердолобая рать.
– Устали, ребятки?
– Устали, как черти.
– Куда вы идете?
– Наверное, к смерти.
– Счастливой дороги.
– И вам – не хворать.

И пьяный шарманщик, виденьем пугаем,
хлебнув из горла, говорит с попугаем,
сидящем на левом плече:
– Повторяй,
скажи им: «Почтенная публика – здрасьте!
Тяните билетик – вам выпадет счастье!
А если не счастье, то выпадет рай».

Share
Статья просматривалась 863 раз(а)

2 comments for “Михаил Юдовский. Стихотворения

  1. Александр Биргер
    31 октября 2016 at 23:02

    http://www.stihi.ru/avtor/myudovsky
    Михаил Юдовский
    «Родился 13 марта 1966 года в Киеве. Учился в художественно-промышленном техникуме и институте иностранных языков. С 1988 года — свободный художник. Выставлял свои работы в Украине, России, Европе и Америке.
    Писать начал относительно поздно — лет в семнадцать, сперва стихи, а затем и прозу. Первая книга, написанная в соавторстве с Михаилом Валигурой («Приключения Торпа и Турпа»), вышла в 1992 в Киеве (издательство «Эссе»).
    В том же 1992 году переехал в Германию. Некоторые стихи были опубликованы в немецком русскоязычном журнале «Родная речь»,
    а поэму «Попугай» напечатал американский еженедельник «Новое русское слово»…»
    :::::::::
    Михаил Юдовский.

    Из напитков история предпочитает спирт

    Из напитков история предпочитает спирт.
    Она, свернувшись в клубок, под забором спит
    И видит во сне прошедшие времена,
    И всю совокупность их посылает на.

    Наше время хуже лишь тем, что мы в нем живем,
    Подустав от насущных тем, над пустым жнивьем
    Полусонно кружа, как испуганные перепела.
    История спит. Она снова перепила.

    Человек – это нечто, готовое превратиться в ничто,
    Как песок, как мука, просеянная сквозь решето.
    Званных мало, а избранных вовсе нет.
    В небесах марширует военный парад планет.

    … Но скажите мне – беспокойно друг другу снясь,
    Что такое мы, что такое любой из нас?
    Не безделица ли, не бессмыслица ли всё это
    Или, может быть, наивысшая благодать?

    Я гляжу в небеса. И, не веруя, жду ответа.
    И лишь Богу известно, как долго я буду ждать.

    ***
    Три яблока, один стакан с вишневой

    Три яблока, один стакан с вишневой
    наливкою. Мне хочется по новой,
    разбрасывая точки и тире,
    прислушаться к осеннему сигналу,
    сворачивая время, как сигару
    катает негритянка на бедре.

    Холстом украшен жертвенный треножник.
    Твой рыжий и бессовестный художник,
    лишенный окончаний и корней,
    я ничего, наверное, не значу.
    Но посмотри, с какой самоотдачей
    я высекаю звезды из камней

    и поджигаю спичкою, как порох.
    Прости мои полотна, на которых
    катаются во всей своей красе
    спокойно и уверенно, как Будда,
    ветра на крыльях мельницы, как будто
    на чертовом вращаясь колесе.

    Тебе, должно быть, тесно в этой раме?
    Обманутая здешними дарами,
    ты губ приподнимаешь уголки,
    спеша улыбку на лицо напялить,
    и дергаешь за ниточки на память
    завязанные мною узелки.
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Спасибо, Виктор

  2. Виктор (Бруклайн)
    31 октября 2016 at 17:27

    Михаил Юдовский. Стихотворения

Comments are closed.