НИКТО НЕ ВИНОВАТ. Эпилог.

ЭПИЛОГ

* * *
Потому что ни конным, ни пешим тут
на Москву через топи дороги нет.
Потому что и бабы то жилы рвут,
то чисты и румяны, как маков цвет.

Потому что тоска и метёт пурга.
Потому что такие здесь есть места,
где ещё не ступала ничья нога,
что у каждого крест, хоть и нет креста.

Потому что беспечно в кустах поют
от безудержной нежности соловьи.
Потому что за правду жестоко бьют
и карают за лёгкую тень любви.

Потому что в болоте лежит солдат,
и цветёт в изголовье разрыв-трава.
Потому что и звёзды на нас глядят,
и речные извилисты рукава.

Потому что и все, и никто виной
(знать, за злые грехи здесь дают срока).
Потому что над выморочной страной
башни белые плавают – облака.

Потому что куда же бежать, когда
серебрится бескрайний покров зимы,
чьи, как птицы, бессонные поезда
всё спешат за границы свинцовой тьмы!

* * *
А после нас века ещё пройдут –
однажды в полдень черепа осколок
достанет из раскопа археолог:
«Да, точно были люди где-то тут!»

И он определит, что это я
жил на Руси вполне замысловато,
что из меня, страдальца и солдата,
слепили здесь такого соловья.

Мне и картошка мёрзлая, и снег,
и камера, и яма на погосте –
привычно всё, всё сдюжат эти кости.
И ахнет археолог: «Ничего-с-с-се!
Да это русский жид! Двадцатый век!»

Share
Статья просматривалась 676 раз(а)

Добавить комментарий