Инна Ослон. К выборам

Это произошло не в фигуральной, а в настоящей раздевалке, в классе восьмом или девятом. В тот день я оказалась единственной девочкой, освобожденной от урока физкультуры. Сидела в тесной и душной комнатушке и охраняла портфели и одежду. Рядом находилась такая же комнатушка — раздевалка мальчиков.

Вдруг за стенкой раздались голоса. Туда вошли несколько мальчишек из нашего класса.

— И вот я возвращаюсь домой заполночь, а бабка мне говорит: «Дыхни!»…

Это был голос Бори К. Все знали про всех все, потому что мы учились вместе с первого класса. Все знали, что Бюрю бабушка собственноручно купала в ванной лет до четырнадцати. Встречала у ворот школы. Кормила и баловала, как малыша.

Но никто не сказал: «Да врешь ты все, Борька!» Боря продолжал вдохновенно рассказывать про свои пьянки и приключения, и все слушали, как будто это было правдой, в которую они верили.

Я поняла, почему его не остановили. Потому, что это даст им самим индульгенцию на подобные враки. Сейчас он фантазирует, в другой раз они.  И никто из них не скажет другому: «Да врешь ты все!». Такая мужская солидарность.

С тех пор я не верю мужскому хвастовству своими донжуанскими подвигами. Даже если этот мужчина Трамп. Рыбаки тоже разводят руки пошире. Они действительно что-то поймали, но не такое большое.

 

Share
Статья просматривалась 583 раз(а)