НИКТО НЕ ВИНОВАТ. Ч. 4. Да будет воля твоя! Гл. 4. Города от нас далеко.

4. ГОРОДА ОТ НАС ДАЛЕКО

1.
Там закаты летом тревожно-алы,
и ручей холодный гремит в распадке,
и щитом ледовым, дробившим скалы,
валуны разбросаны в беспорядке.

Я сказал: – Поедем в субботу, – другу, –
Там легко вдыхается каждый атом!..
Так вот с камня на камень к югу
шли, хрустя валежником сыроватым.

А потом варили грибы и гречку,
и светили звёзды из чёрной бездны.
Я сказал бы: «Точно дала осечку
эта снайпер сука-судьба!» И честный
друг заметил: – Знаешь, какие ради
твоего злосчастья дают богатства?..
Лунный серп лежал на озёрной глади,
высь костёр облизывал языкасто.

2.
У нашей палатки в ту ночь кабаны
вскопали кругом благодатную землю
с высокой над ней раскачавшейся елью,
немую,  дремотную,  полную тьмы.

Нам боязно было – не в силах уснуть,
сопение слушали, шорохи, скрипы.
«Беззвучно мерцавшие в озере рыбы, –
всё думалось, – могут сюда доплеснуть!»

Два глаза – два красных ещё уголька –
очаг не закрыл, но светлы над огромным,
загадочным миром, величия полным,
волшебным, таинственным,
в ночь занесённым,
сияли созвездия
издалека.

3.
За палаткой болотный туман,
волчье лыко, ползучий тимьян,
бурелом, комариное царство,
сосны, сумерки, звёзды,
пространство…

Жидким чаем промоем кишки,
заберёмся в сухие мешки,
чтобы снилась любовь, и дорога,
и глаза огнеликого Бога.

4.
В тумане распадок. Рассвет.
Остыла «цейлонского» кружка.
Какая-то лгунья-пичужка
качнула еловую ветвь.
К палатке моей тишина
крадётся на лапах упругих.
Я этой печальной зверюге
отсыплю немного пшена
и крикну: – Спасибо!.. А там
ответит она: – Сибо-сибо…
Я умер, наверное, либо
причислен случайно к цветам,
к деревьям и звёздам причислен,
к простым организмам и числам,
и Вечность идёт по пятам.

5.
Мудрые птицы по звёздам летят домой,
и грибники, улыбаясь чему-то, режут
влажные шляпки. Деревья стоят стеной,
и на погосте ночью рыдает нежить.

Можно соседке-старушке купить «Ахмад».
Сидя за кружкой дымящейся, жаркой влаги,
пусть повествует о том, как в сельпо хамят,
как выносили когда-то на площадь флаги.

Может, расскажет: однажды она вождю
рапортовала, а после отца, конечно,
органы взяли, да… А комары к дождю.
А человеку нужно святое Нечто.

Впрочем, я лучше пойду на болото за
клюквой – хорошая нынче и цвета крови.
И опадает листва, и слезит глаза
тихая боль небесной
Его любови.

6.
Всё – тайга и столетний сон.
Поросла щетиной щека.
Хорошо на крыльце – споём
про замёрзшего ямщика.

У соседки – спрошу сольцы,
у соседа – стрельну топор.
Говорят, на Москве дельцы,
говорят, что на воре вор.

У соседки есть молоко,
у соседа есть борода.
Города от нас – далеко,
далеко от нас города.

Share
Статья просматривалась 658 раз(а)

Добавить комментарий