НИКТО НЕ ВИНОВАТ. Ч. 3. 101-й километр. Гл. 1. Пейзаж с трактором.

ЧАСТЬ III. 101-Й КИЛОМЕТР

1. ПЕЙЗАЖ С ТРАКТОРОМ

1.
Всё пропадает в этих бескрайних болотах: деньги,
танковые колонны противника, казаки
хмурые, конные, пешие, половцы, печенеги,
изобретатели, народовольцы и дураки.

Умные, впрочем, тоже. И кажется, неподвижно
время остановилось и более не течёт.
Только колышет ветер травы: репейник, пижма,
мята и зверобой. И только к дождю плечо

ноет и ноет, словно бы сердца не стало вовсе.
Что ему, бедному, попусту здесь унывать, болеть?
Все мы уйдём, конечно, и только прохожий спросит:
– Чей это крест?.. – А ничей. Никого здесь нет…

2.
В лесах затерянный посёлок –
четыре дома, два колодца.
Ни врач не нужен, ни психолог –
немного северного солнца,

и жизнь уже довольно сносна.
Пойдёшь ли, друг, в библиотеку
или на кладбище, где сосны, –
везде раздолье человеку.

Вот если б только по случайной
какой-то прихоти в болотах
здесь были, как в Китае чайном,
в трудах чжуани и в заботах.

Но заросли поля бурьяном,
и по дороге опустевшей
кой-как бредёт в угаре пьяном
домой безумный русский Леший.

Хрипит он: «Ё-моё, засадим
болтяру мы интеллигенту».
Да громыхают трижды за день
по лужам «пазики» к райцентру.

В какую Хайфу с Тель-Авивом,
в какую солнечную Мекку,
лететь на «боинге» красивом
отсюда можно человеку?

3.
Вырос дягиль на крыше сельмага,
тёплый дождик-плакун моросит.
Лес темнеет. Размокла бумага
на доске: «Продаётся РС».

В самом деле, не бык, не телёнок,
и под шум ошалевших берёз
льётся рэп из китайских колонок,
вьётся дым дорогих папирос.

А зимой все разъедутся. Станет
тихо-тихо в посёлке пустом.
Как писал бы Онегин Татьяне:
«Все несчастны. И очень притом».

4.
Солнце в лес опускается, точно плаксивый кулик
на болотную кочку, где красная зреет брусника.
И водитель седой ухмыляется: «Водки плесни-ка.
Что нам эта природа – её не положишь на клык!»

Как чухонская прялка, над лесом стоит тишина,
где печальные сосны глядятся в зеркальную влагу.
Здесь когда-то звериные шкуры дарили варягу,
мёда крепкую бочку, мешок золотого зерна.

Завтра хищные люди придут и растопчут грибы,
завизжат бензопилы, срезая упругие сучья,
и останется камень, да в небе свинцовая туча,
да в земле глубоко обездоленных предков гробы.

Опускается солнце, скрываясь в болотине той,
где топили по пьяни чумазый трелёвщик советский.
Чуть обсохли и синих чертей материли по-детски,
а поля зарастали высокой, как смерть, лебедой.

На валун выползает погреться коричневый жук,
и съедается вдруг суетливой, приметливой птицей.
Перегружен сосною, заплаканной клейкой живицей,
лесовоз издаёт свой густой механический звук.

5.
Где-то за срубами чёрных избушек
трактор шаляпински густо басист.
В банку солёных, упругих горькушек
я добавляю смородины лист.

Саша-сантехник заходит с «горючим»,
но у меня не найдёшь стаканА.
Прадед был пахарь, а стал подпоручик.
Ну, а теперь и страна – не страна.

А по раздолбанной напрочь дороге
сонный, как муха, ползёт лесовоз.
Дверь распахну – постою на пороге –
в горле першит от беспомощных слёз.

Вот мы и выжили в заднице мира,
где в магазине тушёнка и соль,
разные крупы, водка и мыло –
радуйся, шваль, перекатная голь!

В роще сосновой прозрачно и сыро.
Сяду на хлыст, подожду бригадира.
Бедная родина –
старая боль!

6.
Эх, есть в поселковом народце
надежда последняя, да.
Плеснёт плавниками в колодце
небесная гостья звезда.

И выйдут чешуйчаты звери
с глазами, как лампы в ночи,
и спросят: «Хотите по вере?»
«Хотим!» – инвалид закричит.

Тут что-то мигнёт, задымится,
защёлкает что-то в ушах,
и что-то во мгле взбеленится,
и что-то как свистнет, и, ах,

да вот же: покрашен коровник,
что стал уже свалкой давно.
Трезвея, Иванушка-хроник
гугукнет: «А что, блин, кино!»

И стадо наружу рванётся
роскошных коров племенных,
и ржавый комбайн заведётся, –
о, чудо: поля зелены!
————————————

О да, всё возможно для Бога –
не то ещё он сотворит…
Выходишь: в ухабах дорога,
и трактор разбитый стоит.

Share
Статья просматривалась 998 раз(а)

1 comment for “НИКТО НЕ ВИНОВАТ. Ч. 3. 101-й километр. Гл. 1. Пейзаж с трактором.

  1. Александр Биргер
    22 октября 2016 at 7:58

    Гл. 1. Пейзаж с трактором.
    Сергей Николаев • 21 Октябрь 2016 •
    . . . .
    Саша-сантехник заходит с «горючим»…

    А по раздолбанной напрочь дороге
    сонный, как муха, ползёт лесовоз.
    Дверь распахну – постою на пороге –
    в горле першит от беспомощных слёз.

    Вот мы и выжили в заднице мира,
    где в магазине тушёнка и соль,
    разные крупы, водка и мыло –
    радуйся, шваль, перекатная голь!
    . . . . . . . .
    О да, всё возможно для Бога –
    не то ещё он сотворит…
    Выходишь: в ухабах дорога,
    и трактор разбитый стоит.
    ——————————————-
    За две недели — две дюжины постов. А стихи интересные.
    Читателей, как отметил Борис Д., — немного.
    Может, после 8-го ноября, когда затихнут баталии, будет больше.
    Удачи вам, Николай, удачи и блого-получия.

Добавить комментарий