О книге Юрия Моор-Мурадова «Занимательный иврит».

О КНИГЕ ЮРИЯ МООР-МУРАДОВА «ЗАНИМАТЕЛЬНЫЙ ИВРИТ».

Появление этой книги было встречено на «ура», и она уже выдержала второе издание. Со слов автора, книга написана « в форме ни к чему не обязывающего разговора, легкой беседы, иногда – размышления по поводу (и без повода)». Это — правда, книга подкупает авторской интонацией, удивительно искренней и доверительной. Даже судя по этим строкам, можно сказать, что автор не лишен чувства юмора. А также (sic!) — и самокритики.

Большая часть книги отводится речевым оборотам, идиомам, фразеологии иврита, в целом. Автор черпает свой материал отовсюду: из радио- и телерепортажей, газет, выступлений депутатов в Кнессете, подслушанных разговоров на улице или в транспорте.
В книге собрано огромное количество распространенных выражений, дается перевод на иврит русских идиом и устойчивых словосочетаний, таких, как: «сел в калошу», «остался с носом», «легок на помине», «незваный гость», «достал ты меня» и т.д. и т.п.
Наблюдения автора имеют большой познавательный интерес, а советы автора просто неоценимы.
.
Мы узнаем, к примеру, как нужно правильно ответить на вопрос израильтянина: «как дела?», чтобы тебя впоследствии не избегали и не сторонились.

Или как надо обратиться к чиновнику, начальнику, официальному лицу. «Заглянув к нему в дверь и спросив: «Эфшар?», хорошо тут же добавить: «Слиха, аль hа – hафраа» – извините за беспокойство. Отличным продолжением может быть фраза: «бати лишол бе-ацатха» — пришел попросить совета… Но если чиновница стерва и грубит без повода, можно сказать: Ат ло нехмада» — вы не очень любезны».

В картотеке у автора «море» таких выражений, как он пишет. «Перед тем, как писать эти строки, я собрал свой собственный словарь, в котором более 10 тысяч строк, и каждая строка – это слово, выражение, поговорка…Далеко не все я использовал, писать такую книгу можно бесконечно».

Действительно, текст очень насыщенный, так что с полным основанием можно сказать, что книга уверенно отвечает на вопрос: КАК говорят на иврите. Однако она не отвечает на вопрос: ПОЧЕМУ так говорят? Хотя, может, это и не входило в ее задачу.

Сосредоточив все внимание на фразеологических оборотах и устойчивых словосочетаниях, автор приводит латинскую поговорку: Qui bene distinquit, bene docet — кто хорошо выявляет различия – хорошо учит. Золотые слова!
Но «занимательный» можно сказать о любом языке помимо иврита, поскольку каждый язык содержит устойчивые словосочетания, речевые обороты, фразеологизмы. У меня дома лежит «Англо-русский фразеологический словарь». Эта книга объемом в 1455 страниц. И, наверное, она еще средних размеров.
Что касается иврита, то он требует особого подхода, т.к. дошел до нашего времени, сохранив все особенности древнего словотворчества. Так, в чем заключаются эти особенности или « различия?»

Нельзя сказать, что автор совсем не касается этих «неудобных» вопросов. Он пишет»: « Мне говорят, почему от одного корня в иврите образуются такие разные по смыслу слова? Во-первых, это довольно редко…».

Это в корне (прошу прощения за тавтологию) неверно. Наоборот, семантический разброс слов, образующих корневые гнезда в иврите — это не редкость и не исключение, а закономерность. В древних языках разнородные по значению слова восходили к одному и тому же корню в силу особенностей древнего мифологического мышления. А иврит в своем словообразовании следует древним закономерностям.

Это проявляется в том, что характер связей, который иврит устанавливает между разнородными предметами, обобщение их одноименным корнем происходит как бы в «нарушение» законов лингвистики, например:
дэвэк (клей) и дибук (наваждение), кацав (мясник) и такцив (бюджет), габа (бровь) и магбэаѓ (домкрат), църиах (минарет) и цраха (вопль), махсан (склад) и хисун (прививка), накар (дятел) и нэкэр (шило), сакит (мешочек) и сакнай (пеликан), ѓарбэ (много) и арбэ (саранча) и пр.

Но подробно на этом останавливаться формат не позволяет, да и раньше я об этом писала.

Вот еще один момент, на котором автор задерживает наше внимание. «На русском мы никогда не скажем «решил решение». Пуристы языка сразу недовольно морщат нос. На иврите – обычное дело. Принял решение – hихлит ахлата. Говорят шаал шээла – задал вопрос. бикеш бакаша – изложил просьбу. Здесь это кажется органичным, никому слух не режет, никто не думает, что это масло масляное».

Все правильно. Вот еще — из Библии: « притязание притязаешь», «изменили предатели, изменники предали בֹּגְדִים בָּגָדוּ וּבֶגֶד בּוֹגְדִים בָּגָדוּ, что буквально звучит: предали предатели предательством предатели предали».
Повтор, удвоение корня, тавтологические речевые обороты буквально пронизывают древнее словотворчество:

וַיִּקֶר מִקְרֶהָ (дословно: и случился случай);
טָבְחָה טִבְחָהּ (буквально: зарезала зарезаемое);
הַגֵּד הִגִּיד (рассказал, сказал в оригинале);
לְכוּ וְנֵלְכָה (идите, пойдем дословно);
וַיֵּלֶךְ הָלוֹךְ (шел он, идя в дословном переводе) и т.д.

Напрашивается вопрос: а почему такая конструкция — «обычное дело»? Но этот вопрос автор оставляет без ответа. А ведь это напрямую касается отличия иврита от современных языков.

На ранней стадии языкотворчества части речи не были дифференцированы. Не было и глагола как самостоятельной части речи. Глагол – последнее образование и вырастает из той же смысловой и звуковой основы, что и имя существительное.

При возрождении иврита для пополнения его словарного состава использовалась именно эта древняя конструкция глаголов. Отсюда: соловей (замир), а напевает (мэзамэр), фосфор (зархан), а светит (зорэах), клад (матмон) и прячет (матмин), ластик (махак) и стирает (мохэк), губка (сфог) и впитывает (софэг), ухо (озэн) и уравновешивает (мэазэн), ширма (мавдэлет) и отделяет (мавдил), цистерна (мэхал) и вмещает (махил), мясник (кацав) и отсекает (коцэв).

Еще автор удрученно отмечает, что «в иврите с прилагательными напряженка. Непродуктивно тут такое словообразование… Хотите сказать «мужской дезодорант» и запнетесь, — пишет автор. Почему? Ведь в древнем иврите прилагательные, так же как и глаголы, берут свое происхождение от имен существительных.

Т.е., название предмета и его признак имеют общую языковую основу, как например: тамар (финиковая пальма) и тамир (стройный), мэйцар (пролив) и цар (узкий); сакин (нож) и мэсукан (опасный); кэтэм (пятно) и катом (оранжевый); хома (стена) и хум (коричневый); еракот (овощи) и ярок (зеленый), мара (желчь) и мар (горький), цамик (изюм) и цамук (сморщенный), балут (желудь) и болэт (выпуклый), адама (земля) и адом (красный), цаним ( сухарь) и цанум (тощий), църиах (минарет) и цархани(визгливый) и т.д

Иными словами, определение сначала тавтологично семантике предмета, который определяет. А тут «дезодорант» — слово иностранное. Попробуйте произвести от него прилагательное.

«О, прилагательные в иврите – это тема для серьезной докторской диссертации, и когда-нибудь я за нее сяду» — восклицает автор. Нет сомнения, что на этом пути автора ждет много открытий.

.И еще одна цитата из книги. Автор пишет: «Присущую ивриту боязнь показаться неполноценным можно понять. Язык не развивался вместе с появлением новых понятий и предметов. Ничего не поделаешь, я с огорчением отмечаю, что скажем, одно и то же слово «мисгерет» используется для обозначения и картинной рамки и оправы для очков…. На иврите шар-кадур, мяч – кадур, пуля – кадур, таблетка – кадур и даже главный каббалист и тот Кадури и т.д.».
.
Как раз в этом нет ничего особенного. Просто древние слова вместе со старым значением приобретают дополнительно новое. На др.-еврейском «мисгерет» — это опоясание, обод. В новом иврите оно получает еще значение «картинной рамки» и «оправы для очков». Используется ассоциация по сходству, внешней аналогии или образному подобию.

Однако, как с удовлетворением отмечает автор, «иврит имеет «посконные» слова для довольно сложных случаев, в которых русскому и в голову не приходит поискать что-то свое. Мимсад – истеблишмент, шдула – лобби (парламентское), ташбец – кроссворд и т.п.».

Вот это дает повод для того, чтобы поговорить о том, каким путем происходило образование новых слов. Возьмем «посконное» слово ташбэц (кроссворд). Как оно произошло?
Оно входит в одно корневое гнездо со словами шавац (инсульт), мишбэцэт (клетка), шибуц (инкрустация). На древнееврейском שבץ — это вязать или ткать с узорами, быть вышиваему, о драгоценных камнях – быть вставляему в оправу (О.Н. Штейнберг. Еврейский и халдейский этимологический словарь к книгам Ветхого Завета, 1878г.).

Иначе говоря, новые слова суть производное старых корней. Обобщение их в одно корневое гнездо со старыми словами идет путем установления связей между ними по сходству, аналогии или функциональному родству, т. е. тем способом, который характерен для комплексного мышления (Л.С.Выготский) и составляет основу раннего языкового мышления. Таким образом, процесс новообразования в иврите происходил и происходит с помощью собственных словообразовательных моделей, но по закономерностям древнего языкотворчества.

Верный чувству юмора автор называет один из разделов книги «ТРИ ИСТОЧНИКА, ТРИ СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ ИВРИТА».
Согласно автору, это включает «выражения, вошедшие в иврит из Священного писания, из высказываний пророков, великих раввинов, из комментариев и толкований, которых намного больше, чем самих первоисточников.
ТАНАХ, писания пророков и великих раввинов (ХАЗАЛ – «хахамейну зихрам ли-враха) – это три главных хотя на самом деле – не три, а значительно больше) источника, это составные части еврейской народной мудрости».

По-моему, это никакое не открытие. Разве есть другие источники?
Надежда, которая, было, забрезжила у читателя, что автор расставит все «по полочкам», на этом вконец угасла.

Юрий Моор-Мурадов. Занимательный иврит. Издательство «Yuramedia»
Издание второе, исправленное и дополненное. Иерусалим 2014

Share
Статья просматривалась 1 301 раз(а)

3 comments for “О книге Юрия Моор-Мурадова «Занимательный иврит».

  1. Инна Беленькая
    25 сентября 2016 at 5:23

    Ефим Левертов
    24 Сентябрь 2016 at 10:46 (edit)
    Спасибо! Сколько стоит книга, как ее заказать и получить?
    ______________________
    Пожалуйста, книга лежит себе в книжном магазине, стоит 79 шекелей. В конце книжки указано: Для приобретения: 054-7923229/ yuramedia@gmail.com
    Хотите купить? Книжка, конечно, «прикольная», как дети говорят. Ходячие словечки, выражения. И собрал автор их великое множество. Так что он даже считает, что его картотека «претендует на звание научной, каждый пример снабжен необходимыми сносками, указанием, где я услышал или прочитал ту или иную фразу».
    Но вот где тут наука — не знаю. Сленг, жаргон — это конек автора, в этом автор хорошо ориентируется, остальное для него — блуждание в потемках.

    • Ефим Левертов
      25 сентября 2016 at 11:48

      Спасибо!

  2. Ефим Левертов
    24 сентября 2016 at 10:46

    Спасибо! Сколько стоит книга, как ее заказать и получить?

Comments are closed.