Николай Мотовилов. Классификация литературы о Катастрофе. 2г Виды литературы о Катастрофе. 4) Научные исследования

С разрешения автора

Первые попытки написать историю Катастрофы предпринимались еще во время войны (М. Канн “Na oсzach świata”, 1943 – на материале Польши). Этой же цели служили публикации очерков Эренбурга, Симонова, Гроссмана), подготовка к изданию «Черной книги». Однако нормальная работа над историческими источниками могла начаться лишь после войны, и первые капитальные труды по истории Катастрофы появились в Польше. Это не случайно: во-первых, по крайней мере половина жертв Катастофы погибла на территории Польши. Во-вторых, хотя в Польше и был силен государственный и общественный антисемитизм, но именно она дала наибольшее число Праведников среди народов мира. В-третьих, наконец, в Польше Катастрофа никогда, даже в 1968-1970 гг., не отрицалась и не замалчивалась. К чести польской историографии следует отметить, что эти первые работы были посвящены другой стороне Катастрофе, то есть еврейскому Сопротивлению и вообще борьбе еврейства, в первую очередь польского, против нацизма. Авторы этих работ – Б. Марк, А. Эйзенбах и другие – первыми представили нам Катастрофу не как односторонний процесс уничтожения народа, а как войну.

В 1947 г. Б. Марк опубликовал на идише («Развалины рассказывают», Лодзь, 1947) первый труд о событиях 1943 г. в Варшавском гетто, затем – уже на польском языке – более полную монографию о тех же событиях (“Powstanie w getcie warszawskim na tle ruchu oporu w Polsce”, Варшава, 1953), которая после ряда переизданий, переделок и дополнений приняла форму истории не только Варшавского гетто с момента его создания, но – частично – и всего еврейского Сопротивления в Польше, включая Треблинку, Собибор и участие уцелевших узников гетто в восстании 1944 г. (“Walkа i zagłada warszawsgetta”, Варшава, 1959; есть русский перевод). Дополнением к ней служит вышедшая в начале 60-х гг. брошюра “Zycie i walka młodziezy w gettach”, содержащая и то, чего нет в «Восстании» – материала о белостокском, краковском, лодзинском и других гетто.

Другой капитальной работой о Катастрофе была вышедшая в 1961 г. “Hitlerowska polityka exterminacii Źydów” А. Эйзенбаха (первая редакция под другим заглавием вышла в 1953 г.) – единственная в Восточной Европе монография обо всей Катастрофе в целом.

Монография не имеет себе равных по числу использованных архивных документов. Здесь, более чем в какой-либо другой работе на эту тему, исследованы такие вопросы как идеологическая основа гитлеровского антисемитизма (теория неравенства рас, теория «жизненного пространства» и т. п.), дипломатическая борьба вокруг Катастрофы, неблаговидная роль западных держав и санационного правительства Польши в судьбе европейского еврейства и т. д. Труд Эйзенбаха нельзя, однако, считать исчерпывающей историей Катастрофы: в нем подробно излагаются все этапы уничтожения евреев Польши, СССР и самой Германии, о судьбе же еврейского населения Западной и Юго-Восточной Европы говорится лишь бегло. Эйзенбах, впрочем, и сам не считал, что исследование всех проблем, связанных с Катастрофой, завершено. В заключительной части книги он пишет: «… выявление источников, проявлений и методов осуществления преступной политики гитлеровской Германии по отношению к европейскому еврейству… есть научная задача чрезвычайной важности»[1].

В 1969 г. выходит коллективный труд “Polacy-Źydzi” с приложением многих документов военного времени, целиком посвященный проблеме спасения поляками евреев. Он ценен фактическим материалом, но крайне тенденциозен в трактовке проблемы: наличие в польском обществе антисемитизма, гитлеровских агентов и просто жителей, выдававших евреев оккупантам, непозволительно преуменьшается и чуть ли не отрицается совсем. Это понятно, если учесть, что книга писалась и издавалась в неблагоприятный для польских евреев период. По той же причине вышедшая несколько ранее во Франции и переведенная на словацкий язык книга Ж. Стейнера «Треблинка» (единственная, посвященная этому лагерю) замалчивалась в Восточной Европе и вызвала нападки «левых» кругов в самой Франции за упоминания об антисемитизме части местного населения и непризнании «руководящей роли» коммунистов в еврейском Сопротивлении.

В 1975 г. в США вышла выдержавшая затем несколько изданий книга Л. Давидович “The War against the Jews 1933-1945” – самый серьезный труд о Катастрофе, появившийся до начала 90-х гг. на Западе. Здесь мы находим как общую историю нацистских преследований (с привлечением неизвестных ранее архивных документов, например, о переговорах с союзниками об обмене 10 тыс. еврейских детей на 10 тыс. немецких пленных[2]), так и хронику этих преследований по отдельным странам (кроме Албании). Как уже ясно из заглавия, Давидович оценивает Катастрофу именно как войну. Во главу угла она ставит вопросы: «1) как могло случиться, что современное государство совершало планомерное убийство целого народа только за то, что этот народ – еврейский?; 2) как было возможно для целого народа позволять уничтожать себя? 3) как было возможно, чтобы мир не сделал ничего, дабы остановить это уничтожение?»[3] Исчерпывающих ответов на эти вопросы книга, разумеется, не дает, но их нет и до сих пор и, видимо, еще долго не будет.

В 60-е-70-е гг. выходили научные исследования по Катастрофе и отдельным сторонам ее и в других странах: “Eichmann-Henker, Handlanger, Hintermänner” в ГДР, “La situazione dell’ ebrei in Italia 1922-1945” в Италии, Коста Феличе «Мы были спасены» и Х. Оливера (на английском и французском языках) в Болгарии и т. д. Характер очерка истории Катастрофы носит обвинительная речь Г. Хаузнера на процессе Эйхмана («6000000 обвиняют»).

С начала 90-ых гг. появились десятки книг – научных и претендующих на научность – по Катастрофе вообще и по частным вопросам, преимущественно о ходе Катастрофы в отдельных странах и республиках СССР (Украина, отдельно Одесса, Харьков, Латвия, Литва, Бессарабия). Среди них мы видим попытки дать целостную картину Катастрофы («Холокост» А. Кардаша), но ни одной монографии или хотя бы школьного или вузовского учебника по истории Катастрофы среди них нет – по крайней мере, среди тех, которые мне известны.

Следовательно, надо работать с тем, что есть. Для школьного курса, возможно, достаточно отдельных глав из книг Б. Марка и Л. Давидович, студенту же надо проработать Марка, Эйзенбаха и Давидович полностью. В вузовском курсе должны быть ссылки и на ряд других капитальных работ (независимо от ссылок на дневники, свидетельские показания, документы и воспоминания). Как и в случае с дневниками и воспоминаниями, число таких работ не должно быть слишком большим (если учащийся намерен заниматься этим вопросом профессионально,  тогда он найдет нужные источники сам), иначе изучение будет чисто формальным.

[1] A. Eisenbach. Hitlerowska polityka eksterminacji Źydów. Warszawa 1961 (цит. по русскому переводу, стр. 447).

[2] L. Dawidowicz. The War against the Jews 1933-1945. – London 1992. Стр. 403.

[3] Там же, стр. 17.

 

Share
Статья просматривалась 984 раз(а)

1 comment for “Николай Мотовилов. Классификация литературы о Катастрофе. 2г Виды литературы о Катастрофе. 4) Научные исследования

  1. Ефим Левертов
    27 августа 2016 at 21:44

    Продолжение комментария к статье Эллы Грайфер «К концепции преподавания истории Холокоста» http://berkovich-zametki.com/2016/Zametki/Nomer7/Grajfer1.php

Comments are closed.