Николай Мотовилов. Классификация литературы о Катастрофе. 1 ВВЕДЕНИЕ. ЛИТЕРАТУРА КАК ГЛАВНЕЙШИЙ ИСТОЧНИК ЗНАНИЙ И ПАМЯТИ О КАТАСТРОФЕ

С разрешения автора

Едва ли можно сомневаться в необходимости сохранения и передачи будущим поколениям памяти о Катастрофе 1933-1945 гг. Между тем, исполнение этой задачи, несмотря на появление, особенно в последнее время, все новых материалов о Катастрофе, становится все более и более трудным. Поколение людей, непосредственно переживших или наблюдавших Катастрофу, фактически сошло со сцены (самому молодому из тех, кто может помнить события хотя бы последних лет Катастрофы, теперь около 80 лет). Те же, кто знает о ней по рассказам выживших отцов или матерей, дедов или прадедов, живут в обстановке замалчивания Катастрофы или искаженного представления о ней, сознание их ежедневно подвергается воздействию софизмов вроде следующих: 1) Катастрофы не было вообще; 2) она была, но в гораздо меньших масштабах, чем принято думать; 3) другие народы тоже страдали, поэтому евреи не имеют права предъявлять какие-либо отдельные претензии; 4) евреи не сопротивлялись геноциду, а шли «как бараны на бойню», поэтому они сами виноваты в своей участи; 5) другие народы не помогали евреям, а, напротив, только и делали, что уничтожали их вместе с нацистами; 6) против нацизма боролись только сионисты, остальные же евреи… см. софизм № 4, и т. д.

Что же делать? Устные рассказы выживших, семейные предания, сыгравшие в свое время решающую роль, исчерпали себя. Фильмы, музейные экспозиции, Яд-Вашем, практикуемые в Израиле поездки в Польшу и т. п., увы, доступны не всем. Школьное преподавание также не может разрешить эту задачу: всем известны его ограниченные возможности и его низкий КПД. К тому же учителя сейчас уже рекрутируются из поколений, не видевших и не переживших Катастрофы.

Остается литература. Теперь ее много: в последние 30 лет ежегодно выходят десятки книг о Катастрофе, переиздается, хотя и недопустимо редко и мало, и написанное непосредственными участниками событий (Франк, Рольникайте).

Ориентироваться в этом море книг, газетных и журнальных публикаций, отделить главное от второстепенного, истинное от вымышленного уже трудно не только учащемуся или преподавателю, но и исследователю. Необходима классификация литературы о Катастрофе по родам и видам, с указанием, каким именно образом и в какой мере каждый из них может быть использован в изучении и преподавании истории Катастрофы.

Мысль о «разделении на категории»[1] литературы о Катастрофе была высказана К. Дэвис в статье «Введение в курс литературы о Холокосте». В ней поставлен, в частности, вопрос о познаваемости этого явления, о самой возможности отражения его в литературе (а, следовательно, и в других видах искусства). Ответ на это может быть лишь один: Катастрофа, как и другие исторические явления подобного рода, казалось бы, находящиеся за пределами человеческого сознания, вполне познаваема, литература о ней возможна и нужна, а поэтому нужна и ее классификация. Это и является целью настоящего текста.

[1]  К. Дэвис. Введение в курс литературы о Холокосте. Редактор текста Е.Левертов. Интернет-журнал «Заметки по еврейской истории», 2005, № 6 (55).

 

Share
Статья просматривалась 966 раз(а)

4 comments for “Николай Мотовилов. Классификация литературы о Катастрофе. 1 ВВЕДЕНИЕ. ЛИТЕРАТУРА КАК ГЛАВНЕЙШИЙ ИСТОЧНИК ЗНАНИЙ И ПАМЯТИ О КАТАСТРОФЕ

  1. Ефим Левертов
    29 августа 2016 at 22:56

    …если моё предположение верное…
    ————————————————
    Ваше предположение не верное. Честно говоря, не стоило писать такой комментарий. Оставляю его, в виде исключения, как образец не годного.

  2. Александр Биргер
    29 августа 2016 at 22:21

    Никола́й Алекса́ндрович Мотови́лов — симбирский и арзамасский помещик, собеседник преподобного С. Саровского и его первый биограф . . . —
    — У собеседника Серафима Саровского вряд ли можно получить разрешение на что-либо.
    Следовательно, Н.Мотовилов, труды которого
    Вы усердно печатаете (с заголовками в 2 кв. дециметра на экране) — пра-пра- . . . кем-то приходится первому биографу Серафима Саровского и многолетнему попечителю Серафимо-Дивеевского монастыря?
    Надо же, как яблоки от яблони далеко укатываются, если моё предположение верное. Вот и А. Проханов — потомок достойного предка, а куда укатился. В главные антисемиты Рос- федерации. То-то насоветует он тем, кто будет его слушать-читать, а писать-говорить он умеет.

  3. Ефим Левертов
    23 августа 2016 at 23:29

    Продолжение комментария к статье Эллы Грайфер «К концепции преподавания истории Холокоста» http://berkovich-zametki.com/2016/Zametki/Nomer7/Grajfer1.php

Comments are closed.