Отдельные аспекты преподавания истории Катастрофы и Геноцида. 6 Историография Катастрофы на русском языке

В советский период Катастрофа рассматривалась не как самостоятельное уникальное явление, а как одно из проявлений фашизма, являвшегося в свою очередь одним из проявлений капиталистической системы. Число еврейских жертв нацизма было растворено в общем количестве погибших советских граждан (по разным оценкам 20-28 миллионов человек), при этом евреев обычно не выделяли в особую группу. Понятия «антисемитизм» и «Катастрофа» были исключены из научного аппарата советских историков, их нет даже в 6-ти томной «Истории ВОВ». Одна из идей, поощрявшаяся советскими властями, состояла в том, что дружба между народами является сильнейшим оружием против фашизма. Вследствие такой политики еврейские и нееврейские жители Союза часто не имели элементарных понятий о Катастрофе. Огромная работа писателей И.Эренбурга и В.Гроссмана по составлению «Черной книги», так и не вышедшей в СССР, произведения писателей В.Некрасова, Е.Евтушенко, композитора Д.Шостаковича не могли изменить общей советской политики. Троим последним власти всячески мешали в проявлении интереса к произошедшей Катастрофе, опасаясь «неверных» выводов из нее.

И.Арад /2/ подразделяет советскую историографию Катастрофы на пять периодов:

— 1939 год (пакт Риббентропа – Молотова) – 1941 год (начало ВОВ);

— 1941 год – 1945 год (конец ВОВ);

— 1945 год – 1956 год (20-й съезд КПСС);

— 1956 год – 1967 год (Шестидневная война в Израиле);

— 1968 год – 1990 год (время выхода книги И.Арад).

До пакта Риббентропа – Молотова преследования евреев в Германии подвергались критике. После подписания пакта позиция Советского Союза изменилась на противоположную.

С началом ВОВ в советских газетах стали публиковаться заметки о зверствах немецких захватчиков, в том числе по отношению к евреям. В начале 1942 года Министерство Обороны начинает выпускать сборники «Зверства немецко-фашистских захватчиков». В 1943 году начали выходить сборники «Документы обвиняют», где указывались и жертвы среди евреев. В1944 году были опубликованы отчеты о зверствах фашистов в Минске и Киеве. Именно с этих документов началась тенденция «размазывания» жертв евреев среди судеб других народов СССР.

С окончанием ВОВ началась эпоха холодной войны, ознаменовавшаяся борьбой с космополитами, «делом врачей» и другими «делами». Документальная литература 60-х годов о ВОВ, как правило, продолжала не замечать еврейских жертв на фоне общих жертв фашистов.

После Шестидневной войны Израиля в советской литературе продолжается линия на замалчивание значения Катастрофы. В это время в периодическую печать вносится новая тема – еврейская буржуазия и сионисты, которые, якобы, способствовали проведению нацистской антиеврейской политики.

И.Арад отмечает тенденцию советской печати «подменять расовую сущность немецкого геноцида борьбой классов и социальных групп» и «игнорирование особой судьбы еврейского народа». И.Альтман отмечает значительный интерес к теме Катастрофы на территории СССР со стороны израильских ученых – И.Арад, Ш.Спектор, Д.Романовский, Д.Порат, А.Вайс, П.Агмон.

В период 1991 – 1999 годов в Москве, Киеве, Минске и других городах прошли научные конференции по теме Катастрофы, что стало важным вкладом в историографию темы. В это же время на Украине и в Белоруссии были защищены первые диссертации по теме Холокоста.

В советский период тема Катастрофы и другие вопросы еврейской истории не обсуждались в школьных учебных планах. В настоящее время положение в школах медленно меняется, упор делается на двух темах – собственно Катастрофе и общей истории Израиля, но все это с большим трудом пробивает себе дорогу.

Можно отметить два учебника по общей истории для средней школы, из них – А.А.Кредер «Современная история зарубежных стран» более продвинутый. В нем анализируется природа фашизма, есть раздел, посвященный антисемитизму, рассказано о Нюрнбергских законах, описывается так называемый «новый порядок» в Европе, установленный немцами, говорится о массовых расстрелах евреев, о еврейском движении Сопротивления, в том числе о восстании в Варшавском гетто.

Другой учебник – О.С.Сороки-Цупы «Мир в ХХ веке» более консервативный. В нем рассматривается антисемитизм на теоретическом уровне, много внимания уделяется экономической борьбе нацистов за господствующие позиции в Германии, упоминаются лагеря, где уничтожались «евреи и славяне», приведено суммарное число всех жертв по трем лагерям (Освенцим, Майданек, Треблинка) – 11 миллионов человек, без особого выделения жертв евреев. К учебнику приложена достаточно содержательная «Тетрадь для упражнений».

Альтман выделяет два учебника, посвященных теме изучения Катастрофы: работа Г.В.Клоковой «Холокост на территории СССР» и книга М.Я.Гефтера «Эхо Холокоста и русский еврейский вопрос», в которых «удачно совмещаются освещение исторических фактов и педагогический материал» и осмысливается «значение темы Холокоста на постсоветском пространстве».

Литература

1 Учебный курс «Скорбь познания» Открытого Университета Израиля.

2 И.Арад. Холокауст. Катастрофа европейского еврейства (1933-1945). Сборник статей. Иерусалим, 1990.

3 И.Альтман. Историография и источники о Холокосте на территории бывшего СССР. В сборнике «Холокост, Сопротивление, Возрождение». Москва – Иерусалим, 2000.

Share
Статья просматривалась 819 раз(а)

1 comment for “Отдельные аспекты преподавания истории Катастрофы и Геноцида. 6 Историография Катастрофы на русском языке

  1. Ефим Левертов
    13 августа 2016 at 23:10

    Продолжение комментария к статье Эллы Грайфер «К концепции преподавания истории Холокоста» http://berkovich-zametki.com/2016/Zametki/Nomer7/Grajfer1.php

Добавить комментарий