Отдельные аспекты преподавания истории Катастрофы и Геноцида. 4 Немецкая историография и динамика перемен отношения к Катастрофе

Попытки осознать итоги Второй Мировой войны начались в Германии в конце 40-х годов. Однако большинство деятелей культуры пытались уйти при этом от ощущения коллективной вины, сконцентрировав свое внимание на индивидуальном подходе к данной теме, а те, кто отваживался на это, сосредотачивались, преимущественно, на универсальных проблемах Катастрофы, уходя от конкретной вины немцев перед евреями. В немецкой историографии сложились к этому времени две исторические школы:

— интенциалистов, утверждавших, что Катастрофа отвечала замыслам нацисткой партии, в которой антисемитские настроения господствовали еще до захвата власти;

— функциональных структуалистов, считавших, что Катастрофа произошла из-за противоречивых взаимоотношений внутри гитлеровского режима и необходимости найти практическое решение «еврейского вопроса», якобы стоявшего на повестке дня в Германии.

Как видно из этих определений, вина за случившееся в обеих школах была размыта между различными политическими элитами и инстанциями.

В первые послевоенные годы тема Катастрофы в учебниках по истории страны отражалась весьма недостаточно. Лишь в 60-е годы эту тему стали преподавать более серьезно, однако и в это время все еще не было единых нормативов ее преподавания. После 1967 года произошел определенный сдвиг в отношениях Германии и Израиля. Но и в этих условиях немцы почему-то продолжали разграничивать понятия «израильтянин» и «еврей». Были различия и в отношениях к евреям и к Израилю в различных политических лагерях Германии, левом и правом.

В 70-е годы на немецкое общество существенное влияние оказал просмотр американского художественного сериала «Холокост». Многие немцы были потрясены показываемыми событиями, иногда впервые осознав их чудовищность.  Немцам было ясно представлено, что Катастрофа это не идеологическая выдумка, она действительно происходила. Именно тогда в законодательном порядке был отменен срок давности за военные преступления. В 1985 году в ФРГ был принят важный «Закон об отрицании Освенцима», признавший такое отрицание преступлением. Однако в целом в этой теме наблюдались амбивалентность, абстрагирование и преобладал индивидуальный, «личностный» подход по отношению к руководителям нацистской Германии. В связи с этим два немецких учителя, Б.Венцель и Д.Вебер, выступили с конкретными предложениями по улучшению учебных программ, касавшихся темы преподавания Катастрофы. Однако, и в это время Катастрофа все еще рассматривалась в общем историческом контексте, а ее уникальность все еще преуменьшалась. Именно против этого выступил немецкий историк Ю.Хабермас.

К концу 80-х годов обозначилась тенденция к сближению немцев и евреев, в том числе на индивидуальном уровне. Были воздвигнуты памятники жертвам фашизма, открыт мемориальный комплекс в Дахау. В конце 90-х годов – начале 21 века были созданы Центральный мемориал увековечивания памяти о Катастрофе и Берлинский еврейский музей. Несмотря на все эти изменения, тема Катастрофы на постоянно действующей исторической выставке все-таки отражена недостаточно. В это время на немецкое общество по прежнему оказывали большое влияние теле- и кинофильмы о Катастрофе, в частности, фильм С.Спилберга «Список Шиндлера».

В настоящее время интерес немцев к еврейской культуре повысился, однако одновременно появилась и опасная тенденция считать, что евреи стали эксплуатировать тему Катастрофы в своих целях.

  Литература

Учебный курс «Скорбь познания» Открытого Университета Израиля

 

Share
Статья просматривалась 1 102 раз(а)

1 comment for “Отдельные аспекты преподавания истории Катастрофы и Геноцида. 4 Немецкая историография и динамика перемен отношения к Катастрофе

  1. Ефим Левертов
    11 августа 2016 at 22:58

    Продолжение комментария к статье Эллы Грайфер «К концепции преподавания истории Холокоста» http://berkovich-zametki.com/2016/Zametki/Nomer7/Grajfer1.php

Добавить комментарий