Чувство вины? Какой вины?

Чувство вины? Какой вины?

http://www.juedische-allgemeine.de/article/view/id/25963

Габриэле Лессер

Перевод с немецкого Игоря Файвушовича

Еврейские граждане Йедвабне и Кельце, убитые в 1941 и 1946 годах своими соседями. Государство помнит, но с этим есть проблемы.

25138

День памяти 2016: президент Польши Анджей Дуда в понедельник в Кельце © DPA

«Я могу себе представить, насколько погром в Кельце должен был шокировать истощённых и несчастных людей, которые только что вернулись домой из концентрационных лагерей», сказала Анна Азари, посол Израиля в Польше, на мемориальной церемонии об евреях, убитых в 1946 году в городе Кельце, расположенном в центральной Польше. – «Но в своих домах они не только ощущали враждебность, их даже хотели убить. Погром в Кельце стал символом того, что Польша не хотела возвращения евреев».

Погромы в Польше: трагические события, провокации, замалчивание и активное взаимодействие с этими чёрными пятнами в истории. В то время как Освенцим является во всём мире символом Холокоста, Кельце запятнал себя послевоенным антисемитизмом в Польше.

Когда 4 июля 1946 года рабочие, домохозяйки, прохожие, милиционеры, солдаты и агенты секретной службы – из более 40 оставшихся в живых после Холокоста и репатриантов из Советского Союза, были зверски убиты и около 100 – тяжело ранены, начался массовый исход польских евреев.

В панике перед ненавистью своих соседей десятки тысяч упаковали свои чемоданы и покинули страну.

Восстание в Гетто

При этом варшавские евреи, несколько тысяч из некогда 350000,  еще 19 апреля 1946 года, в годовщину восстания в Варшавском гетто в 1943 году, открыли первый небольшой мемориал в память об убитых немецкими нацистами евреях и тем самым ответили на этот вопрос: – «Куда мы теперь пойдём дальше?». Кроме пальмовой и оливковой ветвей, символов мира и нового начала после Всемирного потопа, на этом памятнике стоит первая буква еврейской Библии «Бет». Некогда выжившие 3,5 миллиона евреев в Польше хотели начать с нуля: – «Берешит Бара Элохим … – Вначале Бог сотворил небо и землю».

Но всего три месяца спустя, когда слух о мнимом заговоре -ритуальном убийстве католического ребенка вызвал погром в Кельце, для многих польских евреев стало ясно, что у себя на родине у них не будет никакого будущего. Несмотря на многочисленные обращения к католической церкви, чтобы объяснить верующим, что евреи делают свою мацу из муки и воды, и для этого не нужна никакая кровь христианских детей, промолчали почти все епископы. Так этот кровавый навет вызвал погромы в нескольких польских городах – таких, как в Кракове и Жешуве, или опасные почти-погромы, как в Люблине, Влоцлавеке и Ченстохове.

Восстановление истины

В то время как во многих польских областях обработка, зачастую трудной, истории польско-еврейских отношений, развивается медленно, Кельце является исключением. Это – прежде всего, благодаря Богдану Бялеку, журналисту и психологу, который много лет, снова и снова, организует  мемориальные шествия, стремится к диалогу и обсуждает с огромным терпением погром в Кельце.

– «Я пригласил также президента на памятные мероприятия, но он даже не ответил», – говорит 61-летний журналист и пожимает плечами. – «В конечном счёте, ежедневная работа на местах является решающим делом. Жители Кельце должны, наконец, признать, что мы опозорились в мировой истории, совершив в 1946 году еврейский погром в Кельце. Это не так просто», – вздыхает он. Но Анджей Дуда всё же приходит, присутствует на чтении поминальной молитвы на еврейском кладбище, возлагает венок на месте преступления, у дома на улице Плантов, 7/9 и произносит краткую речь: – «Не может быть никакого оправдания антисемитским преступлениям», – подчеркнул президент. «6 июля 1946 года  правительственные учреждения – армия, милиция и служба безопасности – вели себя странно, на самом деле – по-скотски. Они первыми открыли огонь по жертвам. Вместо того, чтобы помогать нашим соотечественникам и защищать их, они напали на них и оставили их один на один с погромщиками». В то время как побывавшие там государственные должностные лица не выразили никакой мины, ортодоксальный главный раввин Польши Михаэль Шудрих опускает глаза на землю. Тем не менее, ключевые слова «еврей» и «поляк» не прозвучали. После короткого косого взгляда на Шудриха Дуда продолжает: – «Поляки и евреи жили вместе здесь 1000 лет, заключали браки и имели дружеские отношения. В Варшавском музее «Поляки» мы узнаём, что поляки выступали против установления дружественных отношений с еврейской нацией».

Между тем, Шудрих наклоняется к стене дома. – «Как же теперь я смогу говорить о дружбе при том, что в Польше имели место многочисленные погромы?» – кажется, думает он.

Дуда непоколебимо продолжает: – «Я хочу здесь решительно подчеркнуть перед всеми, что те, кто совершил эти преступления, автоматически исключаются из нашего общества, из «Республики Друзей».

Пока чиновники кивают головой в знак согласия, Шудрих всё больше и больше впадает в уныние. Теперь уже ясно, что президент хочет сделать ответственным за эти преступления только коммунистический государственный аппарат. «Поляков» среди преступников он распознать не может.

Ни одного слова не произнёс польский президент о том факте, что некоторые из оставшихся в живых 300.000 польских евреев покинули свои прежние дома из-за послевоенных погромов. На сегодняшний день до сих пор в Польше живут около 30000 евреев. Последняя перепись населения в 2011 году показала, что около 8000 человек – евреи. Около 1500 из них относятся к ортодоксальным и либеральным общинам Польши.

Историческая политика

Несколько месяцев назад польско-еврейский социальный психолог Михаль Билевич обратила внимание на очень специфическую этнизацию преступников партией «Закон и справедливость» («ПиС»), правящей с октября 2015 года. В новой исторической политике польские католики всегда выставляются только как герои и жертвы. Если они всё-таки однажды превратятся в преступников, тогда они автоматически потеряют свою прежнюю национальность как поляков, и станут только «преступниками», «коммунистами» или «сбродом».

Лидер «ПиС» Ярослав Качиньский напомнил несколько дней назад о преступлении в Белостоке пресловутого полицейского подразделения из Гамбурга. 27 июня 1941 года эти полицейские убили 2000 евреев и подожгли Большую синагогу в Белостоке. Качиньский сказал перед мемориалом: – «Холокост является виной немецкого государства и немецкого народа, которые поддерживали Гитлера до конца. (…) Немецкая армия совершила чудовищные преступления. (…) Мы должны помнить об этом сегодня, через 100 лет, 200, 500 и даже через 1000 лет».

«ПиС» хочет запретить законом, чтобы будущие журналисты, историки или политики говорили или делали исследования об участии Польши в погромах и в других убийствах евреев. Даже если поляки и выступали против евреев, пояснил Качиньский о событиях в Белостоке, это случилось исключительно из-за предыдущих преступлений немцев. – «Эта вина очевидна», – говорит Качиньский, – «как и в случае погрома в Йедвабне, но она не должна заслоняться различными операциями, которые относятся к полностью обособленному составу преступления.

Ссылка Качиньского на Йедвабне связана с ещё одной важной юбилейной датой: в ближайшее воскресенье отмечается 75-я годовщина погрома в Йедвабне. Вскоре после вторжения вермахта в Советский Союз, и, таким образом, также и в ранее оккупированную Советским Союзом часть Восточной Польши, эсэсовцы поставили жителей Йедвабне перед выбором: либо в течение следующих нескольких дней они сами убьют своих еврейских соседей, а затем разделят их имущество между собой, либо они дождутся официального прихода новой оккупационной власти, которая будет убивать евреев.

Топоры

Не все, но многие жители Йедвабне взяли убийство своих еврейских соседей в собственные руки. С топорами, серпами и вилами они пошли на женщин, детей и мужчин. Большинство евреев Йедвабне были заживо сожжены в одном сарае на окраине города. Сколько было жертв, до сих пор неизвестно.

По истечении десятилетий окончательное число жертв – 1600 убитых евреев вызвало сомнение лишь тогда, когда в 2000 году польско-американский историк Ян Томаш Гросс в своей книге «Соседи» дал понять, что на этот раз преступниками были не немцы, а поляки. Так как эксгумация жертв, сгоревших в амбаре, была отменена по религиозным соображениям, и они даже не были захоронены на еврейском кладбище, то их число – около 400 – было значительно занижено, так что вопрос, конечно, остаётся открытым.

Невзрачно выглядящий буклет Гросса вызвал самые бурные и длинные дебаты об истории, которые когда-либо проходили в Польше. Многие услышали о погроме в Йедвабне впервые. Ужаса всегда было больше, тогда как число погромов с дальнейшим их исследованием продолжает расти. На сегодняшний день известно, что в более чем 70 городах Польши были аналогичные погромы, как в Йедвабне.

Отказ

Многие поляки отказываются от приятия исторической картины «герои и жертвы», защищаемой коммунистической цензурой. Так же поступают Ярослав Качиньский и многие из его сподвижников.

– «Было ли это на самом деле так, что каждый – нацист или коммунист – был в состоянии спровоцировать Польшу убивать евреев?» – спрашивает Петр Кадлчик, бывший председатель «Федерации еврейских общин», учитывая дебаты о вине поляков в погромах в Кельце и в Йедвабне. – «Я думаю, что это не так. Может быть, нужно просто принять к сведению, что они пришли и убили, что и вызвало эти погромы».

Также Леслав Пижевский, новый председатель «Федерации еврейских общин» Польши, отнёсся с большим скептицизмом к дискуссии о памяти и вине поляков. – «Мы, как и каждый год, зафрахтуем несколько автобусов», – объясняет он. – «В Йедвабне, мы будем отмечать в ближайшее воскресенье память о погибших, но позже эти мероприятия пройдут в некоторых других близлежащих местах, связанных с погромами, которые менее известны». Примет ли участие в мероприятии, посвящённом 75-й годовщине погрома в Йедвабне, президент Польши Анджей Дуда, он не знает. – «Мы запрашивали», – говорит он, расправив плечи. – «Но от этих новых политиков, находящихся у власти, мы почти никогда не получаем ответ».

 

1 2 3

Share
Статья просматривалась 495 раз(а)