ЕВРЕИ,ЕВРЕИ- КРУГОМ ОДНИ ЕВРЕИ!

2016 » Май » 18      Категория:  Очерки. Истории. Восспоминания

Когда знаменитый писатель Вениамин Каверин только
приступил к наброскам  плана «Двух капитанов»,
его старший брат Лев Зильбер выл от боли,
получая удары коваными сапогами под ребра и корчась
на каменном полу Бутырки.
Из него выбивали признание в намерении заразить Москву
энцефалитом через водопровод.


Это был второй его арест. Первый раз вирусолога
Зильбера арестовали в 1930-м «за распространение чумы в
Советской Армении», сразу после того, как он победил
страшную эпидемию этой болезни в Нагорном Карабахе.
Он не оговорил себя тогда и не собирался делать это сейчас —
никакие пытки не могли заставить его подписать признание в
шпионаже в пользу иностранного государства.

Человек огромной воли и мужества, он напишет позже в
своем дневнике:
«Следователя нужно оставлять раздраженным, доведенным до
бешенства, проигравшим в дуэли между безоружным человеком
и махиной палачества, подлости и садизма».

Всего пару месяцев назад — весной 1937 года — он совершил
прорывное открытие. Выделил из мозга человека, умершего от клещевого энцефалита, первый в истории медицины штамм
этого смертельного вируса.
Вакцину он разработать не успел — вместо лаборатории его ждали донос, тюремная камера, сломанные ребра, отбитые
почки, пытки бессонницей и голодом.

Его отправили отбывать срок в Печорские лагеря, где он почти
уже умер от голода и переохлаждения, когда жена начлага начала раньше времени рожать. Зильбер удачно принял
ребенка и в благодарность был назначен главным врачом в лазарет.
Заключенные в то время массово умирали от пеллагры — тяжелой разновидности авитаминоза.
Зильбер провел серию опытов и разработал лекарство от
пеллагры на основе мха и дрожжей.

Тысячи жизней были спасены.

Лагерного доктора срочно забрали в Москву. В 1939 году он
был освобожден и стал заведующим отделом вирусологии в
Центральном институте эпидемиологии и
микробиологии Наркомздрава СССР, однако в 1940-м был арестован в третий раз.

Его снова пытали, и он снова ничего не подписал. В результате он оказался в «химической шарашке», где разрабатывали дешевые методы производства спирта. Там, покупая у зэков живых крыс за махорку, он провел серию экспериментов, в ходе которых подтвердил вирусный  механизм возникновения рака. Свое революционное открытие он записал микроскопическим шрифтом на двух листках папиросной бумаги, которые смог незаметно передать на волю во время свидания с первой женой. Она — сама известный микробиолог — сумела собрать подписи авторитетных медицинских светил СССР под просьбой освободить гениального коллегу. Открытие Зильбера было настолько ценным, что за вирусолога вступился  даже главный хирург Красной Армии Николай Бурденко. Его письмо с подписями более чем десятка академиков легло на стол Сталину в марте 1944 года. В тот же день Зильбера освободили. Летом 1945-го он нашел и вывез в СССР семью — жену, сестру жены и двоих сыновей, уцелевших в немецких рабочих лагерях, где они провели три с половиной года. В том же году произошло из ряда вон выходящее событие: Сталин лично извинился перед ученым и вручил ему премию своего имени.  Другого такого случая, когда всесильный генералиссимус попросил
прощения у «стертого в лагерную пыль», битого, ломаного, но не сломленного интеллигента, история не помнит. Льва Зильбера избрали действительным членом Академии медицинских наук,  назначили научным руководителем Института вирусологии АМН СССР и главой отдела вирусологии и иммунологии опухолей Института
эпидемиологии, микробиологии и инфекционных болезней АМН СССР.
Одержать победу над раком Льву Зильберу так и не удалось.
Но всей своей жизнью он смог доказать,
что страшная опухоль произвола, поразившая нашу родину,
отступает перед твердостью человеческого духа и чистотой сердца. Лев Александрович Зильбер навсегда останется в нашей памяти не только великим ученым, но и безоружным человеком, выигравшим дуэль с «махиной
палачества, подлости и садизма».

Автор: Сергей Протасов
Share
Статья просматривалась 678 раз(а)

Добавить комментарий