Мы справимся

Лев Мадорский 

 

Не надо быть психологом, чтобы понять, почему СМИ (и не только жёлтые) гоняются за сенсациями или, на худой конец, за острыми сюжетами. Бизнес есть бизнес. Новостные колонки переполнены пожарами, наводнениями, убийствами, террористическими актами. Тем более, что на нашем шарике сегодня этого добра в избытке.

Особенно в цене мировые катастрофы, которые сыпятся на нас как из ведра: озоновая дыра, потепление климата, затопление континентов, перенаселение, столкновение с метеоритом, ядерная война, вторжение инопланетян и т.д. и т.п. Не случайно, если верить статистике, за последние 30 лет у землян произошло двадцатикратное увеличение неврозов и невротических состояний.

В ХХI веке среди глобальных катастроф особенно много говорят о всемирном исламском халифате и, как первый шаг в этом направлении, о грядущей исламизации (гибели, закате, концу) Европы. Подлили масла в огонь получившие широкое распространение статьи Михаила Веллера, в которых писатель называет мигрантов «авангардом армии вторжения», «дикой ордой», которая пришла «не перевариваться, а переваривать».

Я неоднократно писал («Другая Меркель», «Поберегите чёрную краску», «Германия просыпается» и в других статьях) о том, что страшилки «а ля Веллер» преувеличены и что рано или поздно Германия, как и Европа, в целом, найдёт выход из, этой, действительно,непростой ситуации. Сказанное, впрочем, не означает, что надо уподобиться страусу, зарыть голову в песок и после Парижа, Кёльна и Брюсселя утверждать, что ничего не происходит и всё, что называется, под контролем. И, всё-таки, гибель Европы и кризисная ситуация это далеко не одно и то же…

Чтобы просчитать, как будут развиваться события с мигрантами дальше, надо, как минимум, понять откуда вообще взялись эти мигранты-эмигранты.

Перенесёмся на несколько лет назад. В 2011 году колыбелью «арабской весны» стала революция в Тунисе. После свержения тунисского президента Бен Али народные волнения, набирая скорость, покатились по арабскому миру, как снежная лавина.

Зашатались кресла диктаторов, которых в странах, где поклоняются пророку Мухаммеду, очень много.

В результате в Ливии Кадаффи убили, в Египте Мубарака арестовали и он до сих пор ожидает суда, а, во многих других странах, «несменяемые» короли и президенты вынуждены были ублажить граждан политическими реформами. От косметических до достаточно серьёзных.

Докатилась лавина и до Сирии. Здесь, желающие перемен граждане, по египетскому образцу, потребовали отставки Башара Асада. Однако, президент, который в случае ухода мог оказаться, в лучшем случае, в положении Мубарака, а в худшем, Кадаффи, отказался.

Началась гражданская война, которая продолжается до сих пор, и в которой с одной стороны воюют правительственные войска при поддержке террористов «Хезболлы», а с другой — войска оппозиции, и таких же террористов из «Фронта Ан-Нусра» (филиал «Аль-Каеды») и, так называемое, опять-таки, террористическое Исламское Государство «ИГ», захватившее под шумок значительные земли как в Сирии, так и в Ираке. В общем, террорист на террористе сидит и террористом погоняет…

Вот отсюда «есть-пошли» мигранты. По конституции «ЕС», те из них, которые живут на территории военных действий, имеют право на получение статуса беженца. Однако, в течение четырёх лет потенциальные беженцы своими правами не пользовались.

В начале 2015 года Ангела Меркель, которая уже давно твердила мантру о том, что Германии необходимы молодые рабочие руки, заявила: «Мы приглашаем к нам 800 тыс. беженцев из стран, где идут военные действия». Позже заявление было скорректировано: «Мы примем всех беженцев без численных ограничений».

Благодаря Интернету и СМИ, приглашение канцлерин мгновенно облетело мир, и тут началось светопреставление: в Европу рванули миллионы мигрантов. На поездах, самолётах, в автобусах, на кораблях, пароходах, лодках, даже на надувных матрасах и самодельных плотах.

Причём, это были мигранты не только из Сирии, Ирака и Афганистана, но и экономические беженцы из Косово, Алабании, Македонии, Хорватии, некоторых других стран. Характерно, что среди мигрантов — более 60% молодые мужчины, которые не хотят воевать за Башара Асада и бегут в Европу-Германию, чтобы уклониться от воинского призыва.

Впрочем, очень скоро Меркель поняла (нехватка помещений и средств у муниципальных советов, рост преступности, новогодний кошмар в Кёльне), что совершила легкомысленный поступок. Её гуманное предложение не учитывало возможности немецкой экономики (не говорю уже о других стран ЕС), социальных ресурсов, способности немецкого общества адаптировать столько людей другой культуры.

Кроме того, подавляющее большинство коллег по ЕС выразило несогласие с миграционной политикой канцлерин и закрыло границы для беженцев. Несогласие с этой политикой выразило даже большинство членов ХДС — Христианско-демократического     союза, партии, которую канцлерин возглавляет. Поэтому, начиная с января 2016 года, тон заявлений Меркель медленно, но неуклонно менялся:

 — Беженцы, приехавшие из стран, где не идут военные действия, а также беженцы, совершившие серьёзные правонарушения, должны быть депортированы.

 — Мы принимаем беженцев не навсегда. Окончится война и они должны будут вернуться обратно. (Думаю, что это не пустые слова. В 1998 году были возвращены на родину 300 тыс. боснийских беженцев).

 — Германия не сможет принять всех приехавших к нам мигрантов.

 — Ошеломляющий наплыв беженцев может изменить Германию.

А теперь несколько слов о том, что меня удивило в комментариях на статьи о миграционном кризисе. Многие, особенно часто, как ни странно, израильтяне, пишут о европейских трудностях с удовлетворением:

«Европа заварила кашу — теперь пускай сама её жрёт»,

«Теперь немецкие еврейцы поймут, наконец, что не в ту страну приехали»,

«Смотрите, не прозевайте момент, когда убегать уже будет поздно».

Честное слово, немного напоминает безумные крики Жириновского с трибуны Думы после терактов в Брюсселе: «Нам это выгодно. Пусть они там подыхают».

Конечно, ЕС занимает, подчас, в отношении еврейского государства ошибочную позицию: маркировка товаров, выпущенных в Иудее и Самарии, вечный плач о нарушении прав бедных палестинцев и о несоразмерности применения Израилем силы, поддержка некоторых антиизраильских резолюций в ООН.

Но разве это причина для радостного потирания рук, если у соседа случилось что-то плохое. Помните притчу о еврейском мудреце Гилеле. Когда один иноверец заявил, что готов принять иудаизм при условии, что его научат всей Торе сразу, «пока он стоит на одной ноге», Гилель ответил: «То, что ненавистно тебе, не делай другому, – в этом вся Тора». В нашем случае можно перефразировать: «…не желай другому».

Подведём некоторые итоги

Германия в лице её канцлера сегодня осознала, что миграционную политику надо  менять. Такие перемены уже происходят. Вот перечень основных нововведений:

— На границе ЕС созданы транзитные зоны. Это своеобразные фильтры, сквозь  которые проходят мигранты только из тех стран, где идут военные действия.

—  Значительно ускорены процедуры рассмотрения документов на право получения статуса беженца.

— Просители статуса будут получать теперь не денежную помощь, а только вещественную.

— Не получившие статус будут в течение двух недель депортированы из страны, в том числе, с использованием самолётов бундесвера.

В прошлом году, когда кризис набирал силу, Ангела Меркель в телеобращении к народу сказала: «Мы справимся».

В этих словах многие, в том числе и я, почувствовали некоторую вопросительную интонацию — справимся ли?

Сегодня вслед за канцлерин   со значительно большей долей уверенности повторяю для сомневающихся: «Мы справимся!».

И ещё. Создаётся впечатление, что канцлерин в последнее время только играет роль «доброй» и безгранично «мультикультурной» «немецкой мамы», а на деле всё более жёстко и целенаправленно меняет курс миграционной политики.

Share
Статья просматривалась 669 раз(а)

Добавить комментарий