Х А Й Е К

Попробую запустить новый сериал для ознакомления публики с идеями великого мыслителя.  Материал в значительной степени построен на цитировании.  Читать Хайека не всегда просто, кому интересно, — придется поднапрячься.  Но это лучше, чем пересказывать своими словами.

 1. Мираж социальной справедливости

«Равенство перед законом и материальное равенство не только различные понятия, но они в конфликте одно с другим, — писал Хайек в книге «Конституция свободы», – и можно добиться или одного, или другого, но не того и другого вместе».  Кто поддерживает верховенство закона, тот не может защищать программы, единственная цель которых есть перераспределение дохода.  В другом месте он писал о злоупотреблении словом справедливость, угрожающем «разрушить ту концепцию права, которая сделала закон хранителем личной свободы».[1]

Когда-то это выражение использовалось для описания организованных усилий по проведению в жизнь правил справедливого личного поведения.  Но сегодня оно используется в смысле, аналогичном давно употребляемому выражению распределительная справедливость.

С формальной точки зрения это выражение просто бессодержательно.  Требование «социальной справедливости обращено не к человеку, а к обществу, но последнее (если отделить его от аппарата управления государством) неспособно действовать целесообразно.

Тем не менее, обращение к социальной справедливости превратилось в наиболее широко используемый и самый действенный аргумент политических дискуссий.  «Почти всякое обращенное к правительству требование отдельных групп предпринять какие-то действия в их пользу выдвигается от ее имени, и, если удается представить дело так, что определенная мера оправдана  “социальной справедливостью”, сопротивление ей быстро слабеет. […]  В результате сегодня, кажется, нет политических движений или политиков, которые бы не обращались к  “социальной справедливости” во имя поддержки отстаиваемых ими особых мер. […]  Нет сомнений в том, что это выражение время от времени порой помогало сделать закон равным для всех, но едва ли можно утверждать, будто требование справедливости распределения в каком бы то ни было смысле сделало общество более справедливым или понизило уровень недовольства».

«Это выражение, конечно же, с самого начала указывало на притязания по сути дела социалистические».  Хотя «классический социализм» обычно связывали с требованием обобществления средств производства (путь к справедливому распределению богатства), «социалисты обнаружили, что такое перераспределение в значительной степени – и возбуждая меньшее сопротивление – может быть достигнуто с помощью налогообложения (и финансируемых за его счет правительственных услуг) и отправили свои первоначальные требования на полку;  с тех пор их главным обещанием стала реализация “социальной справедливости”».

Основное различие между обществом классического либерализма и тем, что мы имеем сегодня, состоит в том, что «первое требовало от людей быть справедливыми, тогда как второе все в большей степени перекладывает долг справедливости на власти, получающие полномочия диктовать людям, что и кому делать».

Такой результат развития стал возможен «оттого, что с течением времени его стали заимствовать у социалистов не только все прочие политические движения, но и большинство учителей и проповедников нравственности.  В частности, оно было подхвачено значительной частью всех христианских конфессий, которые, все больше теряя веру в божественное откровение, обратились в поиске пристанища и утешения к новой “социальной” религии, заменившей небесную справедливость на земную…» (курсив мой – ЕМ)

«Разумеется, всевозможные современные авторитарные или диктаторские правительства не менее рьяно объявили “социальную справедливость” своей главной целью.  По авторитетному свидетельству Андрея Сахарова, миллионы людей в России стали жертвами террора, “маскирующегося лозунгом социальной справедливости”».

Борьба за социальную справедливость стала чем-то вроде эталона нравственности.  Мало кто в состоянии разобраться, насколько обоснованы  многообразные и противоречивые требования социальной справедливости, но все уверены, что это выражение связано с высокими идеалами.  «И по сей день было бы напрасным трудом искать в обширной литературе вразумительного определения данного термина. и все же ни простые люди, ни ученые не испытывают и тени сомнения, что он имеет определенный  понятный смысл».

«Но почти всеобщая вера не доказывает обоснованности или даже осмысленности этого выражения, точно так же, как вера в ведьм или призраков -реальности такого рода понятий.  В случае “социальной справедливости” мы имеем дело всего лишь с квазирелигиозным суеверием, от которого можно отворачиваться до тех пор, пока оно остается источником удовлетворения для верующих, но с которым нужно бороться, когда его используют как предлог для насилия над людьми.  А в настоящее время широкая вера в “социальную справедливость” является едва ли не самой опасной угрозой для большинства ценностей свободной цивилизации».

 

[1] Право, Законодательство и Свобода. ИРИСЭН. М, 2006, с. 231 и далее.

Share
Статья просматривалась 942 раз(а)

4 comments for “Х А Й Е К

  1. Александр Биргер
    7 апреля 2016 at 18:41

    Основное различие между обществом классического либерализма и тем, что мы имеем сегодня, состоит в том, что «первое требовало от людей быть справедливыми, тогда как второе все в большей степени перекладывает долг справедливости на власти, получающие полномочия диктовать людям, что и кому делать».
    Такой результат развития стал возможен «оттого, что с течением времени его стали заимствовать у социалистов не только все прочие политические движения, но и большинство учителей и проповедников нравственности. В частности, оно было подхвачено значительной частью всех христианских конфессий, которые, все больше теряя веру в божественное откровение, обратились в поиске пристанища и утешения к новой “социальной” религии, заменившей небесную справедливость на земную…» (курсив мой – ЕМ)
    :::::::::::::::::::::
    oт классического либерализма до государственной диктатуры и деградации

    • Евгений Майбурд
      7 апреля 2016 at 21:56

      А. Биргер:
      «oт классического либерализма до государственной диктатуры и деградации»

      Да, Алик. И обратите внимание, что он связывает весь этот процесс духовного сползания в помойку, с утратой религии.

      • Александр Биргер
        7 апреля 2016 at 23:05

        Фридрих фон Хайек
        03.02.11 m@s
        «До сих пор мы еще не отдаем себе отчета, — пишет Хайек, — в том, что настоящие эксплуататоры в современном мире суть не эгоистические капиталисты и предприниматели, вообще не отдельные индивиды; это организации, чья власть проистекает, во-первых, из морального одобрения обществом коллективизма, во-вторых, из присущего членам организаций чувства групповой лояльности. Наше общество с его характерными инстинктами настроено в пользу организованных интересов, что дает соответствующим организациям перевес над рыночными силами. Это и есть главная причина действительной несправедливости в нашем обществе и деформации экономической структуры».
        ……
        В своей нобелевской лекции Хайек бросил в адрес экономистов упрек в некритическом восприятии «наукообразности» (под этим словом понимал грубые, базирующиеся на некорректных или не относящихся к существу дела исходных
        предложениях, на базе которых строились эконометрические модели, выражаемые только в количественных измерениях) и в стремлении предсказывать последствия
        экспансионистской монетарной и фискальной политики на основе того, что он называл «претензией на знание»…
        «Практика показала, — говорит Хайек, — что мы, сами того не желая, создали машину, позволяющую именем гипотетического большинства санкционировать меры, вовсе не угодные большинству, наоборот, такие, которые большинство населения, скорее всего, отвергло бы; и эта машина выдает решения, не только не отвечающие ничьим желаниям, но и попросту неприемлемые в их совокупности для всякого здравомыслящего человека в силу присущей им противоречивости».

  2. Benny
    7 апреля 2016 at 5:20

    Пинхас Полонский назвал это «дисбаланс Хеседа (милосердия)»: личная ответственность не требуется, предлог для насилия властей над людьми есть — и всё это во имя великой квазирелигиозной цели социальной справедливости, которая не имеет вразумительного определения.

    P. S.: немного этологии: если убеждения включают «великую цель», то это доставляет ОЧЕНЬ большое удовольствие за ними следовать — особенно если это удобно и материально выгодно 🙂
    Этому может помешать только ОСОЗНАНИЕ неприятных последствий этих убеждений — но для этого необходим соответствующий опыт (личный или исторический) — или другие убеждения.
    Массовые убеждения меняют реальность — а реальность создаёт личный опыт людей или исторический опыт сообществ. Это «мотор» спонтанного эволюционного развития социальных институтов общества.
    «Великая цель» и медленные изменения реальности — это «мотор» деградации общества.

Добавить комментарий