ЧТО ДЕНЬ ГРЯДУЩИЙ НАМ ГОТОВИТ?

О СУДЬБЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ

Сегодня на подъеме находится Австрийская теория в традиции Хайека.  Самые известные фигуры здесь: Джеральд О’Дрисколл (которого я цитировал раза два в связи с «Кейнсианской революцией») и Питер Бётке (замечательный экономист которого я, кажется, не упоминал).

У первого есть ряд учеников и сторонников.  Второй является неформальным лидером нового поколения, так сказать, младо-автрийцев.  Многие ученики того и другого уже стали профессорами в университетах.  Очень важно то, что они работают на синтез Австрийской теории и всего здорового, что есть в смежных субдисциплинах, в частности, Нового институционализма.

Однако я выбрал сейчас одну из позднейших статей Рональда Коуза и помещаю ее завершающую часть.  Видно, насколько это близко к Хайеку и Бьюкенену:

«Я думаю, что у экономистов все-таки есть предмет – изучение работы экономической системы, той, в которой мы зарабатываем и тратим наш доход.  Благосостояние общества зависит от потока предметов и услуг, а это, в свою очередь, зависит от производительности экономической системы.

Как объяснил Адам Смит, производительность экономической системы зависит от специализации (он говорит «разделение труда»), но специализация возможна только, если есть обмен и снижение издержек обмена (трансакционных издержек, если угодно).   Чем выше специализация, тем больше производительность системы.  А издержки обмена зависят от институтов страны – ее правовой системы, политической системы, социальной системы, образовательной системы, ее культуры и т.д.

Фактически именно институты управляют работой экономики, и это то, что придает «новой институциональной экономике» значимость, ее важность для экономистов.

Издержки координации внутри фирмы и уровень предстоящих ей трансакционных затрат, зависят от ее способности покупать себе исходные ингредиенты у других фирм, а их способность поставлять эти вещи зависит частично от их издержек координации и уровня трансакционных издержек, предстоящих им, которые подобным же образом зависят от того, как обстоят те же вещи у еще других фирм.  То, с чем мы имеем дело, есть сложная структура взаимозависимостей.

Добавьте к этому влияние законодательства, социальной системы и культуры, а также последствия технологических изменений – таких как цифровая революция с ее драматическим падением издержек информации (главный компонент трансакционных издержек) – и вы имеете сложнейший набор взаимоотношений, открыть природу которого потребует большой и упорной работы в течение долгого времени.

Но когда это будет сделано, вся экономическая наука станет тем, что мы называем сегодня «новой институциональной экономикой».

Это изменение, по моему мнению, не наступит как результат фронтальной атаки на экономику мэйнстрима.  Оно придет как результат того, что экономисты разных ветвей и подразделений экономики усвоят другой подход, как это уже и происходит.  Когда большинство экономистов изменится, экономисты мэйнстрима признают важность изучения экономической системы указанным образом и заявят, что все это они давно знали».  Конец цитаты.

 

Share
Статья просматривалась 512 раз(а)