Глубокое падение градуса культуры

Рашковский -фото

Глубокое падение градуса культуры

 

«Народ, спаянный знанием, не победят никакие темные силы»

«Вятская правда», 1920, 1 октября, №128, с.3.

 

Сегодня в наших местных СМИ и интернете бурно обсуждается вопрос о планируемом строительстве «Колеса обозрения», которое литератор Николай Голиков метко назвал «Колесом оборзения».

Я же хочу начать с одного исторического события.

Просматривая на днях переписку Е.Д. Петряева с Иваном Игнатьевичем Халтуриным, нашел такой интересный факт.

Из письма Ивана Игнатьевича Халтурина к Е.Д. Петряеву от октября 1966 года:

А постановка «Царя Эдипа» была. На площади около Александровского сада. Иван Аполлонович Чарушин построил греческий театр с колоннами. Представление было вечером в первое воскресение сентября 1920 года. Царя Эдипа играл Цвилинев, постановка Делассаля. Как освещалась сцена, не помню, но вокруг многотысячной толпы стояли люди с горящими факелами. Это было и кто-нибудь должен же это помнить».

(ГАКО, ф. Р-139, оп.1, д.135, л.207-208).

Древнегреческий театр

Оказалось, что это представление достаточно подробно описано в газете «Вятская правда».

Из программы празднования Международного юношеского дня и Народного праздника 5 сентября 1920 года:

Эстрада №1 около сада «Красная Звезда» (так тогда назывался теперешний Александровский сад) в 9=30 вечера будет поставлена пьеса «Царь Эдип» в постановке Делассаля.

«Вятская правда», 1920, 4 сентября, №105, с.1.

Из заметки журналиста Пиньковского:

«Праздничный день завершился постановкой «Царя Эдипа» и возбужденные «всколыхнутые» массы народа расходились в темноте по домам, горячо обсуждая прошедший день».

«Вятская правда», 1920, 7 сентября, №107, с.2.

Из заметки журналиста Дмитрия Брусина:

«Царь Эдип под открытым небом! На этот раз ведь действие происходило не в Кадмее, а в городе Вятке. Разница в климатических условиях немалая! Но зато какое глубокое удовлетворение должен испытывать каждый уважающий себя артист, выступая не перед кучкой тунеядцев, а перед многочисленной трудовой аудиторией».

«Вятская правда», 1920, 9 сентября, №109, с.2.

Однако, то, что для этого представления был специально построен на площади (тогда стадиона «Динамо» не было) греческий театр с колонами по проекту знаменитого архитектора И.А. Чарушина не было отмечено в нашей краеведческой литературе.

А теперь задумайтесь вот о чем. Идет сентябрь 1920 года. Страна еще находится в разрухе, идет советско-польская война, а власти находят возможности для реализации такого культурного проекта для жителей города Вятки.

А между тем до революции Вятка отличалась от других городов Волжко-Камского края вот чем:

«Астрахань является первым городом Волжско-Камского края по величине обложения.

Последнее место в этом отношении занимает Вятка.

Главнейшей статьей городских доходов служат, во всех без исключения городах Волжско-Камского края, сборы с городских имуществ и оброчных статей.

Только в одной Вятке главнейшим источником доходов являются не упомянутые сборы, а сборы с документов на право производства торговли, составляющие 28% всех доходов, тогда как налог на городские имущества и оброчные статьи составляет только 21% доходов.

Наконец, оценочный сбор с недвижимых имуществ составляет третью главную статью доходов города. Она колеблется между 22% всех доходов (Вятка) и 2% доходов (Симбирск).

Губернский город Вятка за 5 лет уделил на просвещение города только 2.100 рублей (то есть по 420 рублей в год), а на содержание городской управы потрачено 264.492 рубля (то есть 52.858 рублей в год).

Уж если губернские города так широко понимают «общественные нужды», то уездным и Бог велел.

Пользуясь «хорошим» примером Вятки, город Глазов за 5 лет истратил на содержание городской управы 16.500 рублей, а на народное образование … 700 рублей.

Вятка… неподражаемая Вятка!

Она игнорирует вместе с просвещением и «наружное благоустройство». Она, очевидно, не сочувствует ни внутренней, ни «наружной» красоте.

Ее заправилы на первое место ставят себя.

На благотворительные цели уделяет больше всех Оренбург – 11,2 % всех расходов. А немилостивее всех … опять-таки Вятка.

Мы совершенно точно утверждаем, что при ином составе городских представительств, получились бы общественные результаты вполне утешительного свойства».

Иллюстрированный Волжский календарь на 1888 год. Казань, 1887, с.23-25.

Выходит, что сегодня мы опять вернулись в дореволюционные времена, когда о Вятском крае было такое мнение:

«Население Вятской губернии жило изо дня в день в атмосфере своих личных нужд и забот, мало интересуясь вопросами общественной и государственной жизни. День прошел и слава Богу! – Вот та формула, в которую выливалась вся жизнь вятского пешехонья.

В высших административных кругах сложилось мнение, что такой спокойной губернией прекрасно может управлять всякий, кого не поставь».

«Образование», 1906, №11, ч.2, с.39.

Однако, и в те времена все вопросы застройки и оформления городов решались только архитекторами и ни один чиновник и купец даже помыслить не могли, чтобы вмешиваться в эти дела.

А что мы имеем сегодня?

Где она наша архитектурная общественность, которая продолжает корёжить город по указаниям чиновников и купцов?

Такого глубокого падения градуса культуры не было еще за всю историю Вятского края!

 

Александр Рашковский, краевед, 31 марта 2016 года.

 

 

 

 

 

 

Share
Статья просматривалась 479 раз(а)