ДЕГРАДАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ — 10

ХАЙЕК и КЕЙНС

«Когда будет написана полная история экономического анализа в 30-е годы XX века, ведущим героем драмы (а это была настоящая драма) станет профессор Хайек.  Его экономические труды почти не известны теперешним студентам.  Едва ли помнят, что было время, когда новые теории Хайека являлись главным соперником для теорий Кейнса.  Кто из них был прав, Кейнс или Хайек?  Еще живы экономисты, пережившие период, когда им нужно было определиться в этом вопросе.  И многим из них (включая автора этих строк) потребовалось немало времени, чтобы определиться», — писал Джон Хикс в свои поздние годы.[1].

В связи с этим, Джеральд О’Дрискол пишет:   «Как это все могло случиться? – спрашивает Хикс.   По-моему,  имеется хорошая причина обратиться к его вопросу…  Изучение этого может выявить новое знание, или, точнее, как указал Игер,[2] может заново открыть то, что вообще забыла вся наша наука». [3]

В другом месте он констатирует:

«С Кейнсианской революцией, Хайек был не просто не понят, он стал жертвой мифотворчества.  С принятием Кейнсовой теории, была переписана история экономической науки.  Экономистов стали делить на “до Кейнса” и “после Кейнса”».

Писал он это в 1975 г., и с тех пор ситуация сильно изменилась к лучшему.  Завершен выпуск полного комментированного собрания Хайека на английском.[4]  Выходят его научные биографии и толстые книги с анализом его творчества.  Так, почти одновременно вышли Hayek’s Journey Алана Эбенстайна и Hayek’s Challenge Брюса Колдуэлла (как перевести на русский эти названия?).   Выросло новое поколение «младо-австрийцев», как я их называю.  Иные из них уже профессора в нескольких университетах…

И все же: что за драма?  Что произошло когда-то у Хайека с Кейнсом?

*   *   *

Историческим фактом является то, что Хайек никогда не написал рецензии на книгу Кейнса «Общая теория занятости и денег», которая вызвала «кейнсианскую революцию».  Вообще никакого публичного отклика.  Так в чем же дело?

Вот в этом-то все и дело.  В те годы появилась масса критических публикаций о книге Кейнса – включая самых высоких авторитетов: Шумпетера, Фрэнка Найта, Джейкоба Вайнера, Артура Пигу, Денниса Робертсона, Уильяма Хатта и даже Элвина Хансена, лишь позже сменившего позицию на противоположную.[5]

Однако, как запоздало признал Хикс, в тот период «новые теории Хайека являлись главным соперником для теорий Кейнса».  А Хайек о книге ничего не написал – ни сразу после ее выхода, ни в последующие годы, когда произошел взрывной рост ее славы.  Как так?

В позднейшие годы этот вопрос задавали ему не раз.  И каждый раз он давал свое объяснение.  Проблема в том, что это были разные объяснения.  Его исследователь Брюс Колдуэлл насчитал то ли шесть, то ли семь разных ответов Хайека.  Среди них были такие:

(1) В конце 30-х он был перегружен другими срочными проектами  (защита австрийской теории капитала от нападок, работа над сборником «Коллективистское экономическое планирование», для которого он сам написал две больших статьи).

(2) Он опасался, что пока он будет работать над рецензией на книгу Кейнса, тот опять изменит свое мнение.

(3) Он стал ощущать, что придется критиковать не только книгу Кейнса, но весь макроэкономический подход к теории, а это потребовало бы гораздо больше времени, и он еще не был готов к такой задаче.

(4) Ему не хотелось создавать впечатление, будто он вечно спорит и спорит со всеми направо и налево.

(5) Во время войны (для Британии она началась осенью 1939 г.) он тесно сотрудничал с Кейнсом в борьбе против инфляции и не хотел бросать тень на его авторитет.

Фридрих Хайек никогда не лукавил и не кривил душой.  Никогда.  В каждом из этих объяснений был свой резон.  А почему он давал одно или другое?  Видимо это зависело от контекста разговора, или личности интервьюера, или от того, что первым вспоминалось немолодому Хайеку в тот момент.  Самое интересное, что ни одно из объяснений не противоречит другим.  Они, скорее, дополняют друг друга.  Действительно так все сошлось в конце 30-х – начале 40-х.

Но однажды он сказал: «До сих пор не могу отделаться от чувства, что я уклонился от того, что должно было быть прямой обязанностью».  Сказано было в 1963 г.

*   *   *

Чувства Хайека понятны, но тоже задним числом.  По выходе книги Кейнса в 1936 г., ее горячо приняли многие экономисты, но многие и критиковали.  Однако все это оставалось еще спорами внутри ученого сообщества.  Мог ли кто-нибудь (и Хайек тоже) предвидеть тогда, чем все это обернется?

Война затормозила развитие событий в ученом мире – не до того было.  То, что называют «кейнсианской революцией» — обретение теорией Кейнса доминирующего положения в науке с немедленным переходом в практику – назревало с последних лет войны и состоялось уже после нее.

В это время Хайек уже надолго отошел от собственно экономической теории.  Его занимало изучение психологических и социальных корней этатизма в связи с вырождением экономического мышления, которую он наблюдал воочию.  Возник «Проект Злоупотребление Разумом», первой ласточкой которого стала «Дорога к рабству» (1944).  Книга неожиданно принесла Хайеку широкую популярность в Америке.  Экземпляр книги Хайек послал Кейнсу, и тот высоко о ней отозвался в письме к автору, упомянув только о некоторых второстепенных несогласиях.

Но еще раньше Хайек выпустил книгу «Чистая теория капитала».  Между всем прочим там сказано:

«Я не могу не рассматривать растущую концентрацию на краткосрочных эффектах не только как серьезную и опасную интеллектуальную ошибку, но как предательство главной обязанности экономиста и смертельную опасность для нашей цивилизации.  Целью и содержанием двух сотен лет непрерывного движения экономической мысли принципиально было вести нас прочь и дальше от поверхностного денежного механизма и выявить реальные силы, направляющие долгосрочное развитие…  Нет оправдания нынешней тенденции, которая уже увела нас далеко назад, к донаучной стадии экономики, когда еще не понимали полностью работы механизма цен…»

Конечно, это в адрес теории Кейнса.  Но упоминать его имя походя Хайек, видимо, не считал уместным.

По всей видимости, именно это место охарактеризовал Джордж Шэкл как «пророческое предупреждение, на сорок лет опередившее свое время».  Как и положено, в «свое время» никто ничего не заметил.  А если кто и заметил, то не понял.  Книга Хаека вышла в 1941 г.  Стагфляция в Америке произошла в 70-х.  Сорок лет.

Тогда имели место одновременно и высокая инфляция, и высокая безработица.  Кейнсианская теория не могла ни объяснить этого, ни предложить какого-то лекарства.  Вся соль ее к тому времени сводилась к обратной зависимости между безработицей и инфляцией.

*   *   *

Нам нужно обратиться к самому началу всей этой истории.

В 1966 г. Хайек написал эссе «Личные воспоминания о Кейнсе и кейнсианской революции». Начинает он так:

«Даже тех, кто знал Кейнса, но не мог принять его денежные теории и считал некоторые его заявления безответственными, личное впечатление о нем остается незабываемым.  И в особенности для моего поколения (он был на шестнадцать лет старше меня) он был героем задолго до того, как достиг славы экономиста- теоретика.  Не он ли был тем, кто имел смелость протестовать против экономических условий мирного договора 1919 г.?  Мы восхищались блестяще написанными книгами за их прямоту и независимое мышление, даже притом, что некоторые старшие и более проницательные мыслители сразу указывали на определенные теоретические изъяны в его аргументации.  И те из нас, кому повезло познакомиться с ним лично, вскоре ощутили магнетизм блестящего собеседника с широким спектром интересов и завораживающим голосом».

«Я познакомился с ним в 1928 году в Лондоне на какой-то встрече институтов, исследующих бизнес-циклы.  И хотя у нас сразу начались сильные разногласия по вопросам теории процента, мы оставались с тех пор друзьями, имеющими много общих интересов, хотя редко могли соглашаться в экономической теории.  У него была несколько высокомерная манера, посредством которой он старался одержать верх над возражениями молодежи, но если кто-то твердо стоял на своем, он начинал уважать его даже при несогласиях.  Когда я перебрался из Вены в Лондон в 1931 году, у нас было много возможностей для обсуждения как устно, так и в переписке».

О, да!   Тогда и началась цепь событий, в силу которых Хайек не написал критической работы о Кейнсе.

Продолжение следует

 

 

 

[1] Джон Хикс — Сэр Джон Хикс  (1904 – 1969) – британский ученый, «один из самых важных и влиятельных экономистов ХХ столетия» (Википедия).  Нобелевский лауреат по экономике 1972 г.  В свое время много интересного сделал как в микроэкономике, так и в кейнсианской теории.  Относительно последней (и своих в ней достижений) впоследствии многое пересмотрел.

[2] Леланд Игер (1924 г.р.) – американский экономист, один из наиболее авторитетных сегодня  специалистов в области денежной теории.  Во многом близок к Австрийской школе.  Решительный противник кейнсианства.

[3] Джеральд О’Дрискол (1947 г.р.) – американский экономист.  Признанный специалист по международной денежной теории.  Последователь и исследователь Хайека, автор недавней книги о современной Австрийской теории: Economics of Time and Ignorance.  Его статья «Экономика лжецов», напечатанная в Уолл-Стрит Джорнал в апреле 2010 г. – о тенденциях в экономической политике нынешнего государства в США — вызвала значительный резонанс.

[4] Изд. LIBERTY  FUND, Indianapolis, USA.

[5] О Хансене будет в другом месте.

Share
Статья просматривалась 1 022 раз(а)

2 comments for “ДЕГРАДАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ — 10

  1. Александр Биргер
    14 марта 2016 at 18:04

    «Но еще раньше Хайек выпустил книгу «Чистая теория капитала». Между всем прочим там сказано:
    «Я не могу не рассматривать растущую концентрацию на краткосрочных эффектах не только как серьезную и опасную интеллектуальную ошибку, но как предательство главной обязанности экономиста и смертельную опасность для нашей цивилизации. Целью и содержанием двух сотен лет непрерывного движения экономической мысли принципиально было вести нас прочь и дальше от поверхностного денежного механизма и выявить реальные силы, направляющие долгосрочное развитие… Нет оправдания нынешней тенденции, которая уже увела нас далеко назад, к донаучной стадии экономики, когда еще не понимали полностью работы механизма цен…»
    Конечно, это в адрес теории Кейнса. Но упоминать его имя походя Хайек, видимо, не считал уместным.
    ::::::::::
    «…концентрация на краткосрочных эффектах» — и есть предательство главной обязанности любого учёного, в любой области. Isn’t it?

    • Евгений Майбурд
      14 марта 2016 at 19:43

      В 1923 г. вышел сборник статей Кейнса под общим названием «Размышления о денежной реформе».
      Тогда было практически общепризнано, что на изменение цен влияет измененение количества денег в обращении.
      Кейнс признает, что в долгосрочном плане «это, вероятно, так» — то есть уровень цен определяется денежным предложением. «Но для текущих дел, — продолжает Кейнс, — этот long run есть ложный ориентир. В долгосрочном плане мы все покойники. Экономисты выбирают слишком легкий путь, если во время бури могут сказать нам лишь то, что, когда шторм уляжется, океан опять будет спокойным».

      Фраза его о покойниках часто цитировалась впоследствии как иллюстрация акцента Кейнса на краткосрочных эффектах.
      Последняя фраза в цитате — образец красноречия Кейнса, которое часто помогало ему казаться научно убедительным.

Добавить комментарий