Год чудес

Что нужно ученому для занятий наукой? Оставим в стороне экспериментаторов, которым нужны дорогие установки. Возьмем для примера теоретиков. Нужен письменный стол, бумага, ручка, библиотека. И голова, свободная от забот о хлебе насущном, о содержании семьи и т.п. Т.е. нужна, пусть маленькая, но должность в научной организации, где твоя основная работа — думать над научной проблемой, не отвлекаясь на мирскую суету.

Как правило, начинающие научные работники после учебы в университете получают где-то в научной организации место аспиранта, ассистента, младшего научного сотрудника и продолжают работать над диссертацией. А дальше, как получится…

Все однокурсники Эйнштейна получили места ассистента в различных университетах и институтах. Только один Альберт место в научном учреждении не получил. Только один, Карл!!!

В своем Цюрихском политехникуме он не показал себя профессорам с лучшей стороны — с физиком Вебером просто поссорился, а математики Минковский и Гурвиц считали его лентяем. Минковский, Карл!!! Тот самый, который потом подведет математический базис под физическую конструкцию своего бывшего «ленивого» студента.

 

сканирование0277

Герман Минковский

сканирование0278

Адольф Гурвиц

сканирование0279

 Генрих Вебер

Думаете, Эйнштейн не хотел служить? Еще как хотел! Он собирался жениться на Милеве Марич, да и швейцарское гражданство безработным не давали. Что он только не делал! Писал разным мэтрам, в разные страны. Например, Каммерлингу Оннесу, у которого освободилось место ассистента. Безрезультатно, Оннес взял другого.

сканирование0084_1 сканирование0085 сканирование0085_1 сканирование0085_2

 

От безнадежности Альберт давал объявления в газету: преподаватель физики и математики дает уроки школьникам и студентам.

сканирование0192

 

Объявление в газете: обладатель преподавательского диплома Альберт Эйнштейн дает уроки физики и математики

Устроиться на работу, чтобы не голодать, помог друг однокашник Гроссман. Его отец был другом директора Бернского патентного ведомства, и Эйнштейн прошел испытательные экзамены и стал служащим.

 

сканирование0091_neu

Патентное ведомство в Берне

 

сканирование0097_neu

Отец Марселя Гроссмана

сканирование0280

 Фридрих Халлер – директор пат. бюро Берна

 

Государственным служащим — это было (и остается) непростым делом. Так он получил стол (и конторку) и оклад, который показался ему сначала безумно большим.

 

сканирование0093

Но голова-то целый день должна была быть занята канцелярской работой! В то время, как его однокурсники спокойно ходили в свои научные институты и размышляли над научными проблемами, Эйнштейн каждый рабочий день просиживал в своей конторе, где его начальство и коллеги не потерпели бы откровенного безделья.

И вот в таких условиях 25-летний сотрудник патентного ведомства второго класса размышляет в свободное от основной работы время над физическими проблемами, волнующими мир ученых. И в очень короткий срок находит решение сразу трех из них. Трех, Карл!!! Если бы кто-то решил только одну из этих трех проблем, то его имя навсегда бы вошло в историю науки, а он сам считался бы гением физики ХХ века.

А тут еще неоперившийся в науке юнец, не имевший никакой научной степени, никакой научной должности, публикует в Анналах физики в одном 1905 году с интервалом в пару месяцев три статьи, решающие три кардинальные проблемы.

rel1905[1]

Статьи посвящены

1) теории относительности (выброшена за борт идея мирового эфира, что начисто ломает представления классической физики);

2) квантовой теории фотоэффекта (первое доказательство существования квантов, которые до того были гипотезой Планка);

3) броуновскому движению (доказательство существования атомов, которых до того никто не видел).

Была еще четвертая статья, в которой появилась знаменитая формула Е=mc^2, но это уже на фоне предыдущего мелочь 🙂

Не случайно год 1905 историки науки называют «годом чудес». Феномен же Эйнштейна — неповторим, человечество еще не знало подобного гения! Думаю, что такой не скоро и повторится.

Share
Статья просматривалась 1 214 раз(а)

8 comments for “Год чудес

  1. Ержан Урманбаев
    14 февраля 2016 at 2:19

    Добрый день!
    Пророки — это дело серьёзное, Карл вряд ли поймёт …
    Карлы призваны красть у Клары кораллы, играя на кларнетах …

  2. Сергей Чевычелов
    13 февраля 2016 at 21:06

    Здесь описана история появления мема «Карл»
    @https://tjournal.ru/p/coral@

    Я бы дополнил диалогом:
    Маркс: «Ты хорошо копаешь, старый крот!»
    Энгельс: «Иди на х.., Карл!»

  3. Александр Биргер
    13 февраля 2016 at 19:39

    «Что нужно ученому для занятий наукой? Оставим в стороне
    экспериментаторов, которым нужны дорогие установки. Возьмем для примера теоретиков. Нужен письменный стол, бумага, ручка, библиотека…
    Минковский, Карл!!! Тот самый, который потом подведет математический базис под физическую конструкцию своего бывшего «ленивого» студента.
    . . .Устроиться на работу, чтобы не голодать, помог друг однокашник Гроссман.
    — — — —
    Напрашивается следующее предположение:
    учёному для становления нужны «Карл» и «друг Гроссман», непременно оба 🙂
    И 1905-ый год.

  4. Леонид Сокол-2
    13 февраля 2016 at 19:32

    Дорогой Евгений!
    Обещанного не нужно ждать три года:

    Разные судьбы.

    Нескромно становиться рядом,
    но как сдаваться без борьбы?
    Смотрю на мир открытым взглядом
    и сравниваю две судьбы.

    Я техникум, как Он, закончил,
    не цюрихский, но неплохой,
    и тоже умника не корчил,
    хоть прорывалося порой.

    И тоже был какой-то выбор,
    не так уж был я бестолков,
    пусть не Минковский и не Вебер,
    пускай Басанов и Попов.

    Я тоже взрос на этой ниве,
    и тоже был потенциал:
    считали все, что я ленивый,
    так почему я Им не стал?

    Быть может, потому, что сдуру
    я не прочувствовал нутром:
    не лезь в арктическую тундру,
    иди в патентное бюро.

    И в тундре можно жить, однако,
    простор и сердцу и уму,
    был стол, был стул, перо, бумага, –
    так в чём же дело, не пойму.

    Тут что-то не пошло, не вышло,
    не задалось, не улеглось,
    неверно завернуло дышло,
    неловко провернуло ось.

    Скрипя проехала телега
    и можно подвести итог:
    я – поэтический калека,
    а Он, куда ни кинь, а Бог.

    Да, мне хвалиться неуместно,
    но, впрочем, также, как Ему:
    мы, в общем, оба с ним известны:
    Он – всем, я тоже кой-кому.

    Мечтам и годам нет возврата,
    но время – ветер, слава – дым,
    – Всё относительно, ребята, –
    так мы с Альбертом говорим.

  5. Евгений Беркович
    13 февраля 2016 at 17:23

    Все однокурсники Эйнштейна получили места ассистента в различных университетах и институтах. Только один Альберт место в научном учреждении не получил. Только один, Карл!!!

    • Ефим Левертов
      13 февраля 2016 at 18:22

      Дорогой Евгений Михайлович! Ваши заметки очень интересны, но, к своему стыду, я не могу понять Вашего отсыла к некоему Карлу. Предполагаю, что это какая-то шутка, но не знаю ее истоки, опять-таки — к своему стыду.

Добавить комментарий