Из истории евреев России и Польши. 25 «Положение о евреях» 1804 года

Доклады комиссий Державина и Фризеля, в особенности первый, легли в основу «Положения о евреях» 1804 года, утвержденного Александром I. Историки усматривают в этом Положении отражение сложного характера российской политики в отношении евреев и разнообразия групп и личностей, вовлеченных в его разработку, в том числе ходатаев (штадланов) еврейских общин.  Созданному в 1802 году «Комитету по улучшению положения евреев» (Державин, Кочубей, Зубов, Чарторыйский, Потоцкий)  было поручено перепроверить рекомендации комиссий. В октябре 1804 года Комитет завершил работу и представил царю предложения. Стоит отметить, что несмотря на то, что в Положении 1804 года были пункты, направленные против евреев, их было меньше, чем в предложениях комиссий Державина и Фризеля.

Основные концепции «Положения»:

— евреи представляют собой чуждый элемент и несут ответственность за экономические и социальные проблемы западных губерний России, поэтому евреи подлежат «исправлению»;

— власти позаботятся об «истинном благе» евреев в духе просвещенного абсолютизма;

— евреи, мелкие торговцы  и посредники, не являются полезными и производительными членами общества в отличие от земледельцев, которых надо защищать от евреев путем реформ.

В соответствии с этими концепциями Положение преследовало следующие цели:

— приблизить евреев к европейской культуре;

— побудить евреев пользоваться европейскими языками;

— изменить экономическую и профессиональную структуры евреев;

— по возможности интегрировать еврейские общины в систему государственной администрации, а не интегрируемые функции следует урезать;

— сократить ущерб, наносимый евреями сельскому населению торговлей крепкими напитками.

Достижение столь глобальных целей в одном обобщающем документе оказалось проблематичным. В целом «Положение» оставляло впечатление «смеси несогласованных установлений (М.Станиславский, 1983, Филадельфия). Примерами несогласованности являются, например, юридические параграфы – в отношении гражданских дел евреи оставались в ведении еврейской общины, а в сфере уголовного права они были отданы под юрисдикцию общей системы. Власти позволили общине продолжать исполнять свои функции. Здесь были и экономические соображения — община очень эффективно собирала подати. Также нельзя было сразу упразднить кагал из-за продолжающихся долговых отношений с христианами. Администрация предпочла ограничивать полномочия общин постепенно, а евреи оказались в запутанной ситуации – их права отнимались,  ограничения оставались в силе.

В 1835 году был издан сборник законов, показывавший намерения правительства использовать кагал для дискриминационных действий. В 40-х годах правительство предприняло шаги к расшатыванию еврейской обособленности в сферах образования и полномочий кагала. Кагал перестал быть юридическим лицом, хотя система еврейского судопроизводства продолжала функционировать в вопросах наследования и брака.

Проводившееся властями различие между кагалом, в конце концов, прекратившим свою деятельность, и общиной, потерявшей свою автономию, но все-таки продолжавшей существовать, нашла свое выражение и в более поздних законоустановлениях.  Именно в это время появились и начали действовать новые настроения, еврейские институты и люди. Эти люди стали представлять процессы освобождения евреев от власти кагала и укрепления связи с государством как позитивные явления. Начиналась эпоха «маскилим».

 

Share
Статья просматривалась 760 раз(а)

Добавить комментарий