Из истории евреев России и Польши. 23 Взаимоотношения кагала с другими институтами власти

Яаков Кац так характеризует сферы деятельности руководства общины – кагала: «Задача руководства общины  — забота о существовании общинных институтов, и нет такой сферы жизни общины, которая находилась бы вне его контроля и управления». Однако кагал не был единственным фактором, влиявшим на жизнь общины.

Парнасы общины координировали свою деятельность с раввином и председателем суда. Полномочия парнасов и судей дополняли друг друга. Парнасы обладали силой принуждения, а судьи освящали их действия с точки зрения Галахи. Эта координация иногда проходила с трением, так как области их компетенции часто совпадали. Поэтому, например, постановлением Литовского Ваада компетенция судей была отнесена лишь к решению имущественных споров, а внешние связи общины переданы в ведение кагала. Характер отношений раввина с парнасами определялся тем, что раввин был наемным служащим кагала и одновременно олицетворением традиции.

Источником конфликтов между кагалами и братствами (см. http://blogs.7iskusstv.com/?p=48983) – различия в социальном статуте институтов. Руководящие должности в кагале были доступны ограниченному числу старожилов – богачей и галахических экспертов высокого ранга, а активные деятели братств относились к средним слоям общества. Я.Кац считает, что главный результат деятельности братств был положительным для работы кагала, что не исключало конфликты. Они возникли, например, в общине Влодавы во второй половине XVIII века. Компромисс между спорящими сторонами был достигнут специальной арбитражной комиссией.

Не полностью совпадали также интересы кагала и польских властей,  несмотря на высокую оценку ими обеспечения порядка и сбора налогов. Власти хотели бы видеть превосходство своих полномочий, они приветствовали и поощряли обращения в польские инстанции в обход еврейской судебной системы. Вопрос налогов также был областью обсуждений кагала и польских властей. Не совпадали также интересы кагала и шляхты, в частности, в вопросах аренды. Кагал обладал правом продажи «хазаки» — монополии на аренду, за покупку которой покупатель платил кагалу, в то время как шляхтич был заинтересован в конкуренции между арендаторами.

В целом кагалы  и другие институты управления общин показали свое умение считаться с экономическими и политическими реалиями, что обеспечило их функционирование до 1795 года и позже, уже в России.

Share
Статья просматривалась 706 раз(а)

Добавить комментарий