Как работает пропагандистская машина «Исламского государства»

 

(По материалам англоязычной прессы)

Игорь Файвушович, Хадера

Inside the surreal world of the Islamic State's propaganda machine

Мегатеракт в Париже 13ноября, осуществлённый «Исламским государством», под силу организовать, действительно, лишь государству. И «ИГ» уже стало им: огромные доходы от нефти, упорядоченные органы управления, послушное население и сподвижники на обширной территории от Нигерии до Китая.

Все лидеры государств признали, что джихад объявил войну, и идёт война цивилизаций. Европейская разведка пока не раскрыла механизм структуры, созданной «иностранным отделом» «ИГ». Но факт, что оно неспособно удерживать территории без поддержки населения – клипов с отрезанием голов для достижения покорности недостаточно.

Заглянем в «кухню» пропагандистской машины «ИГ»

Вот что рассказал Абу Хаджер аль – Магриби, который провёл почти год в качестве кинооператора «Исламского государства». Иногда его работа заключалась в съёмке на плёнку молитвы в мечети или боевиков, ведущих перестрелку. Но, неизбежно, всё заснятое, снабжённое координатами, представляет собой разворачивающуюся кровавую бойню.

Однажды карта велела Абу Хаджеру ехать два часа на юго-запад от сирийского города Ракка, столицы халифата или «Исламского царства», объявленного этой группировкой боевиков. Там он оказался среди 10 операторов, присланных для съёмки последних часов более чем 160 сирийских солдат, захваченных в 2014 году.

– «Я снимал своей камерой «Canon», – рассказывает он, – «когда солдат раздели до нижнего белья, прогнали по пустыне, вынудили стать на колени, а затем зверски расстреляли из автоматов».

Его кадры быстро обрели глобальную аудиторию, будучи показанными на видео в режиме «онлайн» Интернета «ИГ», они распространены в социальных сетях и появились в главных заголовках новостей на «Аль-Джазира» и других СМИ.

Абу Хайджер, который сейчас находится в тюрьме в Марокко, является одним из более чем десятка перебежчиков или членов «ИГ» в ряде стран, которые предоставили газете «The Washington Post» подробные отчёты о своей «деятельности» с помощью самой мощной пропагандистской машины, когда-либо созданной «ИГ».

То, что они описали, напоминает средневековое реалити-шоу. Операторская команда каждый день рассредоточивалась по всему халифату, их повсеместное присутствие искажало происходящие события, которые они якобы документируют. Батальные сцены и публичные обезглавливания описаны в сценарии и поставлены так, что боевики и палачи часто выполняют по несколько дублей и читают свои реплики согласно написанному.

Они служили в подразделениях СМИ, возглавляемых иностранцами, – в том числе, одним американцем, – чьи профессиональные навыки часто проистекают из предыдущих мест работы, где они занимали должности на новостных каналах или в компаниях «хай-тек».

Старшие оперативники СМИ считаются «эмирами» равного ранга с их военными коллегами. Они непосредственно участвуют в принятии решений по стратегии и территории, возглавляют сотни видеооператоров, продюсеров и редакторов и образуют привилегированное, профессиональное сословие со своим статусом, заработной платой и жилищными условиями, которые являются предметом зависти рядовых боевиков.

– «Работники средств массовой информации более важны, чем солдаты», – рассказал Хайджер. – «Их ежемесячный доход выше. Они имеют лучшие автомобили. Они имеют право вдохновлять (подстрекать! – И.Ф.) мусульман на борьбу, и обладают властью, чтобы привлекать больше новобранцев в ряды «Исламского государства».

Теракты в Париже были осуществлены боевиками, принадлежавшими к мигрирующему населению последователей «ИГ», субъектам, рассеянным в десятках стран, чьи присоединения в эту группу происходят в основном в Интернете.

Адельхамид Абаауд, предполагаемый архитектор этих атак, убитый в ходе рейда во Франции, неоднократно появлялся в «рекрутинговых материалах «ИГ». Шквал видео и заявлений, выпущенных позднее, проясняет, что главенствующей целью «ИГ» является не просто навести ужас на противника, но также и командовать глобальной аудиторией.

В противовес режиму «онлайн» Интернета, США обратились к смертоносной силе. Последние авиаудары США убили несколько операторов высокого уровня в подразделении СМИ «ИГ», в том числе Джунейда Хусейна, британского эксперта по компьютерам. Директор ФБР Джеймс Б. Корни недавно назвал эти пропагандистские подразделения «ИГ в качестве военных целей.

Эти интервью были проведены с разрешения марокканского правительства в административном крыле тюремного комплекса вблизи столицы этой страны. Одни заключённые рассказали добровольно после того, как марокканские власти предложили им сделать это от имени газеты «The Post». Другие заключённые отказались. Большая часть интервью состоялась в присутствии сотрудников службы безопасности, обстоятельство, которое, вероятно, заставило участников преуменьшить свою роль в акциях «ИГ», но, казалось, мало повлияло на их откровенность в описании этого подразделения СМИ халифата.

Абу Хайджер, сладкоречивый марокканец с тонкой бородкой и тощим телосложением, рассказал, что он принимал активное участие в джихадистских СМИ более десяти лет, прежде чем он пришёл в 2013 году в Сирию. Он стал администратором влиятельного сайта, известного как «Shamukh», давшего ему полномочия принимать новых членов и контролировать материал посланий других боевиков.

Программа подготовки операторов «специализируется на видеосъёмке. Как микшировать кадры? Как получить правильный звук и тональность?» – рассказывал он в интервью. После окончания курса, он получил камеру «Canon», смартфон «Samsung Galaxy» и задание руководить медиа-подразделением халифата в городе Ракка.

В Сирии его семье дали виллу с садом. Абу Хайджеру был предоставлен автомобиль «Toyota Hilux» с четырехколёсным приводом, чтобы позволить ему добираться до отдалённых мест назначения. Он также получал зарплату в $ 700 в месяц – сумму, превышающую в семь раз зарплату рядовых боевиков, – плюс деньги на питание, одежду и оборудование. Он сказал, что он также был освобождён от уплаты налогов, которые «ИГ» возлагает на большинство своих субъектов.

Абу Хайджер рассказал, что он столкнулся лишь с одним западным заложником, Джоном Кэнтли, британским военным корреспондентом, который был похищен в Сирии в 2012 году Кэнтли был схвачен похитителями с целью ведения им репортажей в новостях «BBC», которые показывали суетливую экономику халифата и приверженность исламским законам, в то же время надсмехаясь над западными правительствами.

Видео, выпущенное в январе, показывает Кэнтли в разных местах Мосула, в том числе в одном, когда он ехал на мотоцикле с вооружённым боевиком, сидящим позади него. Это было одно из его финальных появлений до того, как серии его репортажей были прекращены без какого-либо объяснения или последующего сообщения о судьбе Кэнтли, хотя статьи, приписываемые ему, с тех пор появлялись в журнале халифата.

Одно из последующих заданий Абу Хайджера предписывало ему искусную постановку сцены резни, массовое постановочное исполнение убийств для камер таким образом, что это стало символом «ИГ».

Абу Хайджер рассказал, что у него были серьёзные возражения против того, что случилось с сирийскими солдатами в той бойне, которую он заснял в пустыне близ авиабазы Табка. Однако его опасения превзошли то, что сделали с теми солдатами – и, «если бы случившееся соответствовало исламским законам, – им не пришлось бы опасаться за свои судьбы» – признаётся он.

– «Когда солдат раздели и погнали по пустыне», – вспоминает Абу Хайджер, – «я снимал из окна своего автомобиля, а египетский помощник ехал вдоль этого парада смертников».

– «Когда группа остановилась, я вышел из машины», – продолжает он. – «Им сказали, чтобы они стали на колени. Некоторые солдаты были расстреляны. Другие – обезглавлены. Это видео по-прежнему доступно в Интернете, многочисленные камеры показывают нескольких операторов, входящих и исчезающих из поля зрения, тогда как оперативники «ИГ» делают сотни выстрелов».

– «То, что мне не понравилось, это – то, что они были раздеты до нижнего белья», – сказал он, – «унижение, которое считается оскорблением исламского законодательства».

Абу Хайджер также рассказал, что он направил свои объективы далеко в сторону от обезглавливания из-за своего несогласия с такой практикой. Но когда его спросили, почему он отказывается записывать эту резню, он признался, что опасается, что его может постичь судьба тех, кого он снимал.

– «Вы не хотите, чтобы это делали», – говорит он, – «но вы знаете, что вы не можете сказать: – «Нет!»

«ИГ» осуществляет чрезвычайно жёсткий контроль за производством своих видео и сообщений, но полагается на хаос Интернета и социальных сетей при их распространении. Его релизы группируются вокруг, казалось бы, несовместимых тем: иногда изображая халифат как мирную и идиллическую сферу, в другой раз – как общество, купающееся в апокалиптическом насилии.

Обезглавливания, пожертвования и другие зрелища используются и как угрозы западным противникам, и как обращения к бесправным мусульманским мужчинам, всё ещё взвешивающим своё присоединение к исламистской схватке.

Отдельная коллекция фильмов изображает «ИГ» как пригодное для жизни место, доброжелательное государство, создаваемое в интересах общества. Видео показывают строительство общественных рынков, улыбающуюся религиозную полицию, патрулирующую окрестности, и жителей, неторопливо удящих рыбу на берегах Евфрата.

Этот пропагандистский проект был доверен подразделению СМИ, которое хорошо зарекомендовало себя задолго до того, как в 2014 году было официально объявлено о халифате. Сотрудники американских спецслужб заявили, что они мало осведомлены, кто контролирует пропагандистскую стратегию «ИГ», хотя предполагается, что её возглавляет главный пресс-атташе халифата Абу Мухаммад аль-Аднани.

Это крыло СМИ опирается на ветеранов команд СМИ «Аль-Каиды», молодых новобранцев, свободно орудующих в социальных медиа-сетях, а тамошняя бюрократическая дисциплина напоминает тоталитарные режимы.

Только санкционированным членам команды СМИ было разрешено носить камеры, и даже они должны были следовать строгим правилам обработки своих видеоматериалов. После завершения съёмок каждого дня, они были обязаны загрузить свои записи в ноутбуки, перевести отснятый материал на карты памяти, а затем – на определённые сайты.

– «В анклаве «ИГ» вблизи Алеппо, в штаб-квартирах подразделения СМИ, был двухэтажный дом в жилом районе», – рассказали перебежчики. – «Это место охранялось вооружёнными боевиками, и только теми, кто получил разрешение областного эмира». Доступ в Интернет осуществлялся посредством турецкой беспроводной связи.

– «В целом, больше, чем 100 оперативников СМИ работают в этом подразделении», – рассказал Абу Абдулла. – «Некоторые из них – хакеры; некоторые – инженеры».

Многие персоны в американской общественности получили представление об «ИГ» через искажённое видео, в котором Мухаммед Эмвази – в маске, вооружённый ножом боевик с британским акцентом, известный как «джихадист Джон» – перерезает горла западным заложникам, в том числе американцам Джеймсу Фоли и Стиву Сотлоффу.

Тщательное изучение тех и других видео показало экстраординарный уровень постановки съёмки. Расхождения между кадрами показали, что сцены были отрепетированы, а расстрелы снимались в несколько дублей в течение многих часов.

Эти производственные усилия были зарезервированы для видео, предназначенные для массовой западной аудитории, и были адресованы явно президенту Обаме. Но перебежчики рассказали, что даже внутренние события, не предназначенные для глобальной зрительской аудитории, показывались таким же образом.

Абу Абдулла рассказал, что он был свидетелем публичной казни в городе Баб, в которой агитбригаде предписывалась почти каждая деталь. Они принесли доску с нацарапанной арабской вязью, чтобы та служила в качестве метки, вне поля зрения камеры, для общественного обвинителя, перечисляющего предполагаемые преступления осуждённых. Палач в капюшоне неоднократно поднимал и опускал свой меч, так чтобы видеооператоры могли «поймать» лезвие меча с разных углов съёмки.

В течение двух десятилетий, доминирующим брендом в воинствующем исламе была «Аль-Каида». Но «ИГ» затмило её в течение всего двух лет, превратив своё знамя в более значимую пропагандистскую эмблему Интернета.

Релизы «Аль-Каиды» всегда превозносили своих лидеров, особенно, Усаму бен Ладена. Но пропаганда «ИГ», как правило, сосредоточена на своих боевиках и последователях. Выступления лидера Абу Бакра аль-Багдади или его старших офицеров были редкими.

– «Эта группа является очень искушённой в создании изображения, влияющего на сознание людей, своего рода корпорацией», – считает сотрудник ЦРУ США, участвующий в мониторинге операций СМИ «ИГ». Её подход к созданию своего бренда так дисциплинирован», – подчеркнул этот чиновник, – «что очень хочется сказать: – «Это – Кока-Кола» или «Это – Nike».

Частота и объём выпусков СМИ «ИГ» – сравнительно колеблющиеся. Эта группа подготовила сотни видео на более, чем полудюжине языков, транслирует широковещательные ежедневные радиопередачи и собирает до 2 миллиона откликов в месяц на Twitter.

«ИГ» также явно использует связи с новостными агентствами на Ближнем Востоке. Видео, которые появились в 2013 году, по-видимому, показывают корреспондента «Аль-Джазиры», работающего в паре с оператором, Реда Сеймана, боевика, который был связан с террористическими заговорами и является главной фигурой в «ИГ».

Во всестороннем изучении этим летом релизов СМИ этой террористической группы, Чарли Уинтер, до недавнего времени аналитик «Quilliam Group» Великобритании, определил 1146 различных пропагандистских выпусков, в том числе фотографий, видео и аудио-релизов, вышедших в течение лишь одного месяца.

Уинтер насчитал целых 36 отдельных медиа-офисов, которые подчиняются штаб-квартире «Исламского государства» в Ракке, – в том числе филиалы в Ливии, Афганистане и Западной Африке – и привёл доказательство исключительной координации всей сети.

– «ИГ» постоянно стремится быть, насколько это возможно, формализованным, кажущимся бюрократическим, чтобы сохранять видимость государства», – считает Уинтер.

В то время как доступ в Интернет общественности часто ограничивается, пропагандистские подразделения «ИГ» устанавливают гигантские экраны в тех районах, где жители выходят по вечерам из дома посмотреть видео, потоком льющиеся из ноутбуков.

– «Это – как кинотеатр», – рассказал Абу Хуррейра аль Магриби, 23-летний мужчина с бритой головой, который одет в балахон «Adidas», когда он встретился с журналистами в тюрьме. Эти видео взяты из разрастающейся фильмотеки «ИГ», они изображают повседневную жизнь, военную подготовку и обезглавливания».

– «Дети не отводят глаз от экрана, они очарованы этим. Джихадист Джон» стал предметом такого обаяния, что некоторые дети начали имитировать его униформу», – продолжил Хуррейра, – «носить всё чёрное и ремень с небольшим ножом».

Но Абу Хайджер и два других перебежчика рассказали, что некий американский оператор с белой кожей и тёмными, но седеющими волосами, был ключевым игроком в некоторых самых амбициозных видео «ИГ».

– «Этот американец занимался редактированием», – вспоминает Абу Хайджер, – «и был творческим деятелем, создавшим 55-минутный документальный фильм под названием «Пламя войны», выпущенный в конце 2014 года. Этот фильм стремится создать мифологию, окружающую происхождение и связь «ИГ» с историческим мусульманским халифатом.

Кульминацией этого фильма являются сцены, когда сирийские солдаты копают себе могилы, а боевик в маске разговаривает по-английски с североамериканским акцентом, предупреждая, что «пламя войны лишь начинает разгораться».

Другая американская «говорящая голова» всплыла сосем недавно, обеспечивая ежедневные выпуски новостей, передаваемые радиостанциями, которыми «ИГ» в прошлом году наводнило Мосул. После терактов в Париже, его голос был одним из тех, который слышало большинство аудитории, говорящей на английском языке. Это были описания Франции как «столицы проституции и порока» и предупреждения, что правительства, участвующие в войне в Сирии, «будут по-прежнему в центре их мишеней».

Американские официальные лица заявили, что они не в состоянии определить личность этого «оратора» или других с североамериканским акцентом. Боевик, который появился в фильме «Пламя войны», остаётся предметом изучения на веб-сайте ФБР, привлекательным для публики, идентифицирующей его как некую помощь.

Эта неослабная кампания СМИ «ИГ» вызвала глобальную миграцию боевиков. Более 30000 иностранных боевиков из более чем 115 стран наводнили Сирию с начала гражданской войны в этой стране. По оценкам американской разведки, по крайней мере, треть из них прибыли в прошлом году, подавляющее большинство присоединилось к «ИГ».

– «Сейчас война ведётся вместе с пропагандой, потому что это играет очень большую роль в нынешних условиях», – сказал один высокопоставленный чиновник марокканской службы безопасности, который говорил на условии, что ни он, ни его ведомство не будут идентифицированы. Набор в «Аль-Каиду» полагался почти исключительно на непосредственный контакт в мечетях или других подобных местах», – отметил он, – «но сейчас, 90 % вербуются в Интернете».

Перебежчики высказали противоречивые мнения относительно того, останется ли на плаву «Исламское государство». Некоторые сказали, что когорта молодых мужчин в Ираке и Сирии уже зрелого возраста погружена в пропаганду и идеологию этой группировки, и боевиков «ИГ» в масках.

Некоторые рассказали, что их преследовали сцены жестокости, которые они видели воочию, но агитбригады «ИГ» их не удалили. Абу Абдулла, на котором был капюшон, чтобы скрыть его лицо во время интервью, рассказал, что он был свидетелем массового убийства возле Алеппо, в котором бойцы «ИГ» стреляли в толпу алавитов, в том числе в женщин и детей.

Когда 10-летний мальчик остался в живых, самый высокопоставленный боевик «достал пистолет и выстрелил в него», – поведал Абу Абдулла. – «Это убийство было записано вездесущими командами операторов», – сказал он, – «но эти кадры никогда не вышли в эфир».

Таковы некоторые подробности действия «кухни» пропагандистской машины ИГ», внушающей страх «своим» и, конечно же, «чужим» …

Европа вступает в новую эру. Она ощущает себя напряжённее Израиля, уже привыкшего к страху и живущего с ним. По словам американского интеллектуала Сэма Харриса, – «мы все живём в Израиле, но ещё не все поняли это». Пришло время защитить не только окружающую среду, но и нас, людей, – от террористов-нелюдей!

 

Share
Статья просматривалась 735 раз(а)

Добавить комментарий