Леонид Ветштейн. «СПЕКТАКЛЬ»

СПЕКТАКЛЬ

^CC4358155569C64BE8F0BA4E00AE43DD31879F88281F474937^pimgpsh_fullsize_distr Редактор областной газеты «Бухара» Георгий Владимирович Попадьёв был боссом. Не просто руководителем, не просто начальником, но именно — боссом. У него был огромный живот, он медленно передвигался, медленно говорил, и вообще всё делал медленно, степенно, весомо, ощутимо.
Боялись его все, без исключения. Кто больше, кто меньше, но – боялись все. Ибо он был горазд на многое. Мог запросто обругать при всех по делу и не по делу, особенно если был в поддатии, а был он в этом состоянии едва ли не через день, ибо шибко уважал многоградусные напитки. Мог он, коли ему поперечить,и прибегнуть к угрозам, сообщив перечащему,что его замашки противоречат линии «нашей коммунистической партии».
А противоречить линии – это вылететь из газеты, причём с треском. При этом в другой печатный орган не устроишься: в те времена была манера интересоваться, по какой причине уволился журналист с прежней работы.
Впрочем, перечить боссу и в голову не пришло никому бы. Ещё раз: боялись Георгия Владимировича решительно все сотрудники, начиная от его замов и кончая машинистками. Когда вальяжный Попадьёв являлся в редакцию, слух об этом – телефонами из кабинета в кабинет – распространялся мгновенно. При этом неизменно обсказывалось, в каком босс настроении: благорасположен или нет, подшофе или трезв — попадать ему под горячую руку не хотелось никому.
Вот от того, в какой момент попадёт боссу на глаза моё, собкора этой газеты, заявление (прошение?), зависело, смогу ли я принять участие во Всесоюзном шахматном фестивале «Брянский лес-1979».
Всё зависело от каприза босса. Только от этого. Ни от чего другого. Захочет он – поеду. Не захочет … — сами понимаете.
Решение Георгия Владимировича было сверхнеожиданным и совершенно невероятным (ибо никогда – ни раньше, ни позже – он ничего подобного не устраивал): шеф удумал созвать нечто вроде летучки-собрания, где резолюцию о моём участии-неучастии в фестивале должен быть принять коллектив!
Это была игра явно в мои ворота. Ибо любой член нашего творческого коллектива прекрасно знал, что редактор такие решения всегда принимал сам, что он, только он и никто кроме него, никогда в принятии таких решений не участвовал, да и не должен был участвовать. Каждый понимал простую вещь: если бы босс-редактор захотел отпустить меня на шахматный фестиваль, то он элементарно отпустил бы, никого и не подумав об этом спрашивать. Решил бы не отпускать – опять же ничего ему не стоило ему написать на моём заявлении простое «Отказать». Причём без всяких объяснений.
Ну вот, собрание-летучка. Шеф говорит, что он собрал нас в связи с моим заявлением. Вопрос необычный, возникший впервые, и ему важно знать мнение сотрудников. Я сижу на этой летучке с индифферентным видом, зная заранее, что дело моё обречено. Ибо все всё прекрасно понимают. Понимают, что босс отпускать меня не намерен, но захотелось ему ещё и полную поддержку коллектива.
Не буду тянуть резину. Не стану приводить выступления на этой летучке своих коллег, для которых был я почти чужаком, ибо жил не в Бухаре и являлся в редакцию раз в неделю на летучки.
Все дружно проголосовали против.
И вот тут-то, в момент этого голосования, я вдруг понял замысел Георгия Владимировича! Понял, что дело кончится совсем не так, как думалось мне вначале.
И впрямь! Как только мои коллеги опустили поднятые «против» руки, босс, взяв слово, молвил:
— Конечно, у нас каждый журналист при своём деле, ему вверен важный участок работы, его публикаций ждут не только те, о ком он пишет, но и все читающие нашу областную газету. Всех интересует, как идут дела в отдалённых каракулеводческих районах нашей области, а жизнь именно этого региона освещает в своих материалах Леонид Ветштейн. Всё это очевидные вещи, это каждому понятно.Но надо подумать и о другой стороне вопроса.Нашего собкора пригласили участвовать во Всесоюзном шахматном фестивале. Это, как все мы понимаем, большая честь не только для него самого, но и для нашей области, а значит, и для нашей редакции. К тому же его командировку оплачивает областной спорткомитет, это не наши расходы. Поэтому я думаю, что Леонида мы должны отпустить и пожелать ему успеха. Согласны?
Ни одного несогласного не было.
Спектакль получился-таки отличный, режиссёр Г.В.Попадьёв явно был доволен.
Я тоже.

Share
Статья просматривалась 1 054 раз(а)

2 comments for “Леонид Ветштейн. «СПЕКТАКЛЬ»

  1. Леонид Ветштейн
    5 декабря 2015 at 16:09

    Уважаемый Ефим!
    Шибко рад, что Вам это пришлось.

    Благодарю за замечния. Случайно впихнутый глагол удалил начисто. Удаляю за ненадобностью и про коммунизм. Полностью согласен,что было нечто подобное и в античные времена, ибо так же, как и Вы, неплохо это помню. Ещё раз спасибо!

  2. Ефим Левертов
    5 декабря 2015 at 15:19

    Отличная зарисовка, уважаемый Леонид!
    Но два вопроса все-таки возникли.
    Не ясен смысл предложения: «Ибо все всё получить прекрасно понимают».
    Также не ясен отсыл к 1979 году и коммунизму. Такие люди, как помнится, были и в античный период.
    Поясните, пожалуйста!

Добавить комментарий