Рамбан

Моисей бен-Нахман (Нахманид, Рамбан, 1195-1270) – выдающийся еврейский мыслитель XIII века. Знаток Талмуда и еврейских текстов, он имел и светское образование, изучал медицину и математику, знал арабский и испанский языки.  В отличие от своего великого предшественника Рамбама (Маймонида), он придерживался мнения, что разум должен подчиняться вере. Рамбан написал комментарий к Библии, он был знатоком Каббалы. Евреи Испании считали его святым.

Арагонский король Яков I был ревностным католиком, мечтал о крещении евреев и арабов. Примерно в это время была учреждена инквизиция для розыска и истребления сектантов и христиан, отходивших от веры. В это же время был учрежден монашеский орден  Св. Доминика (доминиканцев), поставивший целью охрану церкви от вольностей духа. Доминиканцы сделались злейшими врагами евреев. Они постоянно преследовали и унижали их. Доминиканцы преподавали в своих школах иврит и арабский языки, с тем, чтобы их монахи могли успешно распространять христианство среди иноверцев.

В числе таких монахов был и крещеный еврей Павел Христиани. Он путешествовал по Южной Франции и Испании, проповедовал среди своих бывших единоверцев об истинности католической веры, причем подтверждал свои слова ссылками на Библию и Талмуд. Его то и решили использовать доминиканцы для своих целей. Они решили устроить публичный диспут между Павлом Христиани и одним из крупнейших еврейских раввинов, считая, что если победа будет на стороне Павла, то это даст доминиканцам существенный козырь при обращении евреев в христианство. Король Яков одобрил решение о диспуте и лично пригласил к участию со стороны евреев знаменитого раввина Рамбана из Героны. Рамбан, хотя и неохотно, принял приглашение и к назначенному сроку приехал в Барселону, где должен был состояться диспут.

Это было в 1263 году, Рамбану было 68 лет. Рамбан поставил условием, чтобы ему позволили говорить с полным откровением. Он получил на это согласие короля. Диспут проходил в королевском дворце в присутствии короля, придворных особ, сановников церкви. Прения продолжались 4 дня. Для дискуссии были выбраны следующие вопросы:

— явился ли уже мессия или еще только должен явиться;

— является ли мессия Богом или человеком;

— чья вера более правая.

Павел доказывал истинность христианской веры ссылками на Библию и Талмуд. Рамбан доказывал, что мессия еще не пришел, ибо, по пророкам, мессия явится провестником всеобщего мира на Земле, его пришествие должно положить конец войнам, а, между тем, повсюду царит насилие и льется кровь. Барселонские евреи стали опасаться того, чтобы Рамбан своими доводами не раздражил доминиканцев и не навлек бы еще больше гонений на еврейскую общину. Но Рамбан смог умело довести диспут до конца. Сам король по окончанию диспута заметил, что «никогда еще не слышал такой умной защиты такого неправого дела».

Мы располагаем двумя письменными свидетельствами Барселонского диспута: на иврите — написано самим Рамбаном через некоторое время после диспута, книга называется «Диспут Рамбана», и на латыни – документ, достаточно сухо и коротко излагающий суть спора. Второй документ, по его созданию, был заверен королевской печатью. Надо сказать, что оба документа носят тенденциозный характер, так как созданы непосредственными участниками диспута. Но совмещение двух этих документов позволяет воспроизвести суть событий.

До XII века полемика велась вокруг Библии, а начиная с XIII века главным объектом антиеврейских нападок христиане сделали Талмуд. Впервые Талмуд подвергся осуждению в Париже в 1240 году. Диспутант со стороны христиан Николай Донин хотел показать, что Талмуд изобилует оскорблениями в адрес Иисуса и христианства и потому его надо сжечь. В Барселоне же, через 23 года после Парижского диспута, Пабло Христиане пытается доказать «из нашего Талмуда, как сказал Рамбан», что мессия уже пришел. Парижский диспут был обращен против Талмуда, Барселонский диспут на Талмуд опирался.

Имя «Иисус» в списке вопросов диспута не было. Пабло знал, что евреи отвергают мессианство Иисуса. Если бы ему удалось доказать с помощью еврейской литературы, что мессия уже пришел, что этот мессия был богочеловеком, что этот мессия пострадал и умер для человеческого рода, то, как в математике, так как этим трем условиям удовлетворяет Иисус и только Иисус, то Иисус и есть мессия. Что же противопоставил этому Рамбан? Когда Пабло пообещал доказать «из Талмуда», как он сказал, что мессия уже пришел, Рамбан ответил, что Иисус жил задолго до мудрецов Талмуда. Он сказал: «Если эти мудрецы верили в мессианство Иисуса, если они написали то, на основании чего брат Пабло хочет доказать все это, то как же они остались в своем иудействе?».  То есть Рамбан оспаривал здесь не аргументы Пабло, а его принципиальный подход, то что мудрецы Талмуда якобы признавали Иисуса мессией. Ведь так не бывает, что люди верят в одно, а поклоняются другому. Люди поклоняются тому, во что верят.

Сам Пабло не упомянул имя мессии. Пабло рассчитывал, что Рамбан скажет, что мудрецы Талмуда не верили, что мессия уже пришел. Вместо этого Рамбам сказал гораздо более принципиальную фразу: «Мудрецы Талмуда не верили, что Иисус – мессия». Имя Иисуса не было произнесено. Вопрос стал более принципиальным. Пабло был вынужден вовлечь своего оппонента и аудиторию в подсчет лет, то есть ступить на достаточно скользкий путь математики.

Известен стих из Берейшит 49:10 о скипетре и законодателе. Христианский перевод этого стиха (вульгата) отличается от еврейской трактовки. Как и другие христианские мыслители, Пабло толковал этот стих в христианском смысле: у Иуды (евреев) было царство и власть, пока не пришел мессия. Сейчас у вас, евреев, нет власти и царства (скипетра и законодателя), следовательно, мессия уже пришел. Оригинальность Пабло была не в использовании этого стиха. Это была самая употребляемая христианская цитата против евреев. В Вавилонском плену у евреев тоже не было правителя, но ведь Христос (Мессия по-христиански, по-гречески) тогда еще не пришел. И здесь Пабло опять обращается к Талмуду. Он приводит агаду, в которой рассказывается, что мессия родился в тот день, когда был разрушен Храм. Реакция Рамбана на эту агаду была очень оригинальной. Он заявил, что не верит в эту агаду. Что он хочет обсуждать не рождение мессии, а рождение Иисуса. В намерения Пабло входило доказать, что Иисус – мессия, Рамбан хотел доказать обратное: Иисус – не мессия, так как Иисус родился и был убит до разрушения Храма.

Теперь – об агаде в жизни евреев. Христиане хотели использовать агадические рассказы из Талмуда для доказательства того, что мудрецы Талмуда признавали истинность христианской религии. Но Рамбан сказал, что даже евреи не обязаны верить в свою собственную агаду – это не Тора и не собственно Талмуд, что уж говорить о христианах. Разве могут они приводить эти сказки, эти майсы в качестве доказательств? Конечно нет! Здесь надо прямо сказать, что, возможно, это было лишь полемическим приемом Рамбана, которому во что бы то ни стало надо было выбить почву из под ног своего противника. Обращает внимание, однако, что именно такая позиция евреев по проблеме агады с тех пор стала традиционной в их диспутах с христианами.

В споре о мессии Рамбам неожиданно заявил, что иудаизм, в отличие от христианства, не считает веру в Мессию основным догматом, хотя, в принципе, эта вера тоже важна. «Ты, король, для меня важнее мессии», — сказал он. Здесь Рамбан в какой-то мере противостоит своему великому предшественнику Рамбаму, который включил веру в Мессию в число 13 обязательных догматов иудаизма.

Доминиканский орден, о котором мы говорили, который был создан для борьбы с ересями внутри христианства, быстро превратился в орудие против евреев и мусульман. Сам оппонент Рамбана Пабло был тоже доминиканским монахом. На 4-ый день дискуссии прозвучали слова Рамбана о возросшей активности доминиканских монахов на улицах Барселоны. «Они, — сказал Рамбан, — наводят ужас на весь мир. Дело дошло до того, что им даже дали разрешение читать свои проповеди в еврейских синагогах». Диспут, проповеди были частью общей политики , которую разработали доминиканцы и одобрил король. Просьба Рамбана прекратить диспут не была услышана. Король и проповедники решили придти в субботу в синагогу. Это обстоятельство заставило Рамбана отложить свой планируемый после диспута отъезд и тоже придти в эту синагогу. Повторю: диспут, проповеди были лишь частью общей наступательной политики христиан, связанной с консолидацией и усилением власти короля, которая хотела видеть в своем населении столь же консолидированную массу подчиненных.

Рамбана стали порицать не за его речи на диспуте, а за книгу-отчет об этом диспуте, которая выставила Пабло Христиани на посмешище. Рамбан был вынужден уехать в Палестину, куда, впрочем, он и сам давно стремился. Рамбан прожил в Палестине около 3-х лет. Он старался объединить местных евреев, строил молитвенные дома, в частности, так называемую синагогу Рамбана в Иерусалиме, школы, собрал вокруг себя небольшой круг учеников. В 1270 году он умер и был похоронен в Хайфе.

Share
Статья просматривалась 335 раз(а)