«Новояз» Оруэлла: отношение к естественным языкам и тенденции к развитию(окончание).

«НОВОЯЗ» ОРУЭЛЛА: ОТНОШЕНИЕ К ЕСТЕСТВЕННЫМ ЯЗЫКАМ И ТЕНДЕНЦИИ К РАЗВИТИЮ (ОКОНЧАНИЕ).

Современные исследования языкового стиля политической пропаганды и агитации свидетельствует о том, что термин «новояз» не утратил своей актуальности и значения в отличие от многих других неологизмов. И причина этого в том незыблемом факте, что идеология диктует терминологию.

В продолжение темы мы хотели бы обратиться к « ФЕНОМЕНУ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОГО «НОВОЯЗА» В ИВРИТЕ 70-90-х гг. ХХ в ». Такое название носит одна из глав книги «Современный разговорный иврит»[1]. Ее автор А.А.Крюков — историк, филолог-гебраист и переводчик.

Со времени возрождения иврита прошло немало времени, в течение которого иврит прочно вошел в повседневный обиход граждан Израиля и получил статус государственного языка. На новом иврите стала создаваться литература, печататься газеты и журналы.
«Одновременно шло формирование еще одного корпуса – особого языка средств массовой информации, официальных документов и лексикона государственных и политических деятелей. Эти составляющие образовали новый ивритский «новояз» — социально – политическое арго, которое служит прагматичным целям социально-психологической суггестии, пропаганды и манипуляции общественным мнением», — указывает Крюков[2].

В новейшей истории Государства Израиль влияние политики через средства массовой информации и публичные выступления политических деятелей на общество весьма ощутимо. «Штампы и лозунги помогают нагляднее объяснить народу отвлеченные понятия и цели», прагматично полагал первый премьер-министр страны. Д. Бен – Гурион [3].

Остановимся на некоторых приемах использования лексики в интересах политики, приводимых автором книги.
Одним из приемов и средств психо-вербальной суггестии, как он пишет, применяемых израильскими СМИ, является способ дифференцированного использования лексики.
В СМИ, представляющих точку зрения правительства, трудно найти одно и то же слово, используемое, как по отношению к израильтянам, так и в отношении арабов.
К примеру:
об израильтянах говорится אינטלקטואלים «интеллектуалы», об арабах-палестинцах – משכילים «образованные».

Бизнесмены אנשי-עסקים об израильтянах, продавцы סוחרים об арабах.
Мы «проповедуем» מטיפים , они « подстрекаютמסיתים «
МЫ אנחנו ОНИ הם
Израильское население אוכלוסיה арабское «местные» מקומיים
К особенностям социально – политического «новояза» Крюков относит так называемые «израэлизмы» как социолингвистическое отражение новейшей истории Израиля.

Под этим подразумевается «устойчивый набор лингво-идеологем, вербальных штампов, клише, популярных фраз и высказываний национально-исторического содержания, т.е. территориально-диалектная лексика и фразеология».

Этот термин построен по принципу, аналогичному тому использованию сверхидеологизированного набора, который употреблялся в бывшем Советском Союзе, как-то: «советский народ – новая историческая общность людей», «моральный кодекс строителя коммунизма», «братская семья народов», «народ и партия едины», «нерушимый блок коммунистов и беспартийных» и т.д.
В социолингвистике этот набор получил название «советизмов».

Анализируя исторические лингво-идеологемы, которые накопились за десятилетия истории еврейской общины в Палестине и израильской государственности, Крюков приводит следующее знаменитое выражение:
Хорошо умереть за родину!
טוב למות בעד ארצנו!

Его источником, как пишет автор, является героическая история Йосефа Трумпельдора. Бывший унтер-офицер царской армии он приехал в Палестину в 1912г. и, защищая одно из еврейских поселений от нападения арабов, был смертельно ранен. Национальная легенда гласит, что умирающий герой произнес: אין דבר טוב למוט בעד ארצנו «Ничего, хорошо умереть за родину!»
Однако в Израиле далеко не все принимают на веру подлинность этой эпической истории. Полагают, что пафосные слова ему вложил в уста писатель Й.Ч.Бреннер в своем произведении «Телль-Хай». Дело в том, что последнюю помощь Трумпельдору оказывал врач американец, который, вряд ли знал иврит. До сего дня идет спор, произнес ли Трумпельдор слова «Хорошо умереть за родину» или ненормативное слово… по – русски.

К другому «израэлизму» автор относит следующие слова:
הגידו כן לזקן « Скажите старику «да»!»
Это был предвыборный лозунг МАПАЙ в Кнессет в 1959 г. «Старик» — кличка Бен- Гуриона, тогдашнего лидера партии страны.
Все это в политических целях противопоставлялось идеологами израильского социал-сионизма образу лидеров правой партии «Херут» (во главе с М.Бегиным), которые не занимали руководящих государственных постов. Лозунг и пропагандистская кампания сработали. МАПАЙ получила в Кнессете наибольшее количество мест.

В обиходный иврит вошли также «израэлизмы», характеризующие то или иное явление, ситуацию или человека. Пример:
(ה) גברת הזקנה «Старая дама»

В ноябре 1997 7. в Кнессете прошла встреча президента Египта Анвара Садата и премьер-министра Израиля Г.Меир. «Я знаю, что вы называете меня «старая дама», — сказала она гостю, который в ответ только рассмеялся. Прозвище «старая дама» имело широкое хождение и в коридорах Кнессета.

Или слово אינתיפאדה интифада — арабское слово, одно из самых распространенных в иврите на протяжении последних лет. В прошлом использовалось в арабском языке для обозначения разного рода противостояний, расколов и восстаний.

Этимология и семантика слова «интифада» восходят к состоянию озноба, который охватывает больного лихорадкой, это продолжительная дрожь, которая распространяется по всему телу, сведенному болью. Слово также используется для передачи движений, которые совершает собака, чтобы стряхнуть клещей. Палестинские руководители пытались дать и другие, более пафосные названия, например, «Буря», но в итоге осталось «интифада».

Анализ общего комплекса лексико-фразеологических, синтаксических и прочих характеристик иврита позволяет автору говорить о доминировании в последние десятилетия «просторечного компонента», процессе денормативизации языка.
Но главной чертой современного иврита, его «имманентной составляющей», как подчеркивает автор, является сленг, который фактически заменяет лексико-фразеологические единицы нормативного языка.

Обилие сленговых слов и выражений, насыщенность лексикой сниженного содержания характеризует все сферы функционирования израильского койне – от иврита улицы до языка средств массовой информации, теле — и кинопродукции, художественной литературы и выступлений депутатов Кнессета.

Не составляет исключения инвективная и пейоративная лексика и фразеология в иврите.

Приведем некоторые из таких пейоративных наименований, которые рассматривает Крюков:
דיסקוטלдискотель
Этот неологизм, ставший широко известным, принадлежит выдающемуся израильскому ученому проф. Ешаяху Лейбовичу (1903– 1994), который также снискал себе славу видного нон-конформиста и острого на язык человека.

Слово образовано из двух слов – «дискотека» и כותלкотель (стена ), в данном случае – Западная стена, более известная в мире под названием «Стена плача».
«Культ стены плача напоминает языческие обряды», заявил Е.Лейбович вскоре после освобождения Восточного Иерусалима и возобновления паломничества евреев к Западной стене. Вот почему он сравнил популярность святого для иудеев места с вошедшим в моду в 60 -70 –е годы прошлого века шумными дискотеками.
Лейбович, хотя и был верующим человеком, выступал против прагматического раздувания культа «святых мест».

יהודון — «жид»(в данном случае как воплощение слабости и отсутствия национального достоинства. –А.К.).

Слово использовалось как провокационное оскорбление, которое неоднократно публично позволяли себе отдельные израильские деятели правого толка по отношению к тем государственным руководителям и политикам США, евреям по национальности, кто выступал за те или иные уступки со стороны Израиля.
Оскорбительное прозвище יהודון звучало даже в Кнессете: в марте 1997г. депутат от партии מולדת (Родина) Рехавам Зееви назвал так тогдашнего посла США в Израиле Мартина Индика.

אנחנו לא פראיירים — «Мы не фраера»
Многие израильские политики не ограничивают себя рамками парламентского языка, пишет Крюков. В апреле 1998 г. премьер – министр Б.Нетаньяху предельно доступно объяснил израильтянам, почему он отказывается принять часть палестинских требований, представленных на мирных переговорах: « Мы не фраера» — אנחנו לא פראיירים

האיש עם השערות על הפנים Человек с растительностью на лице
.
Это обозначение палестинского лидера Ясера Арафата принадлежит премьер-министру М.Бегину. На заседании правительства в июне 1982г. Бегин сказал: « Террористы… не заслуживают ни жалости, ни уважительного отношения. Они низкие убийцы, особенно этот – с растительностью на лице, этот негодяй, убийца детей».

В данной статье приведена только малая часть из того материала, что содержится в книге А.А.Крюкова. Нашей задачей было показать, что оруэллский новояз далеко не изжил себя и имеет все тенденции к развитию.
В настоящее время появился уже термин «новый новояз» по отношению к русскому языку. Такое название дал языку проф. Михаил Горбаневский, академик РАЕН, председатель правления Гильдии лингвистов, который исследовал употребление русского языка государственными чиновниками svoboda.mobi/a/1730479.htm.
Вообще, тенденция к упрощению, денормативизации, огрубению и вульгаризации письменной и устной речи отмечается повсеместно, о чем говорят ученые. По их мнению, это может служить объективным показателем тех социально-психологических и духовно-культурных проблем, которые стоят перед современным обществом.

Примечание.

1. Пейоративная лексика (от франц. – «делать хуже»)- слова и словосочетания, выражающие негативную оценку чего-либо или кого-либо, неодобрение, порицание, иронию или презрение.
2. Койне (от греч. «общий») – общий язык, образующийся на основе смешения ряда родственных диалектов и заменяющий их все.

ЛИТЕРАТУРА

1. Крюков А.А. Современный разговорный иврит. Москва Изд. «Муравей», 2006.
2. там же, с. 301
3. там же, с.302.

Share
Статья просматривалась 527 раз(а)

Добавить комментарий