Алена Антюшко. Структурно-функциональные аспекты самоидентификации К.В. Дэвис на материале сборника «Between Storms». Самоидентификация К. В. Дэвис по социальной адаптации

Алена Антюшко. Структурно-функциональные аспекты самоидентификации К.В. Дэвис на материале сборника «Between Storms». Самоидентификация К. В. Дэвис по социальной адаптации

  (Бурятский государственный университет, научный руководитель работы канд. филол. наук Е. Баяртуева)

Самоидентификация К. В. Дэвис по социальной адаптации

Самоидентификация в обозначении идентичности имеет соотнесенность с категорией «своё – чужое» [Лаппо, 2013:30], так как переживание идентичности формируется на границах своего и чужого жизненного пространства. Процесс переосмысления своего прошлого и стремление найти «я- сегодняшнее» выражается в стихотворениях К.Дэвис, в которых автор, указывает на социальную идентификацию в категории «свое». Приведем примеры идентификации на тему «я — с российскими корнями» анализируемого сборника.

Тематика «Российские корни» представлена, например, в стихотворении  Roots. Среди символов, явно указывающих на принадлежность к России:

  • русский язык (nuggets of words freed from their appendages In Russian; a verb depends on its prefix);
  • Санкт-Петербургское метро (Choose carefully for with one you can make it home on the St. Petersburg metro);
  • разводные мосты Петербурга (to allow the 500+ bridges to yawn open so the bulking freighters can slink into harbor).

Социальная идентификация в категории «свое» ассоциируется с российскими корнями поэтессы, ее увлеченностью русской литературой. Кэрол Дэвис определяет Санкт-Петербург «своим», а себя — частью культурно-исторического наследия России. Мы находим подтверждение этому в интервью журналу Bridges: «Моя бабушка жила в России, в Санкт-Петербурге в начале 1900 годов» [3]. Кроме того, Кэрол В. Дэвис изучала русский язык и литературу в университете: «Я влюбилась в русскую литературу уже в колледже и продолжала изучать ее в университете. Лишь потом я начала всерьез писать стихи, с тех пор это стало для меня очень важным. В начале 1980 годов я начала переводить русскую поэзию. Я сосредоточилась на поэтах-женщинах, к поэзии которых я чувствовала тесную близость: Анна Ахматова, Марина Цветаева и Белла Ахмадулина. Хотя мой русский язык был не очень хорош, но я самоуверенно думала тогда, что я в состоянии делать переводы и затем издавать их».

Поэтесса описывает страну, язык, культурные и ментальные особенности народа. К.В.Дэвис указывает также на свою истинную национальную принадлежность, хотя это, скорее, принадлежность по гражданству, когда она сравнивает Россию с Калифорнией, ставшей для нее домом: It is cold by California standards. Тем не менее, на наш взгляд, можно утверждать, что в этом стихотворении имеет место реализация самоидентификации: поэтесса идентифицирует себя с Россией.

Категория свое репрезентируется также в произведениях Statue, Between Storms, связанных с воспоминаниями детства.

В стихотворении Bruges тема «чужое» репрезентируется в словах: Scars remained, riots, wandered country to country, as my mother ran,
dragging us behind her, no common language, my memories are different.

На наш взгляд, анализируя это стихотворение, стоит отметить, что К. Дэвис иллюстрирует социальную идентификацию в категории «чужое» как человек, у которого нет ощущения постоянства, окружающая обстановка описывается отрицательно, как незнакомая.

Пережитое однажды, в реальности стало лирическим переживанием огромной концентрации и силы: Scars remained: a quiver in Papas chin whenever the Soviet Union was mentioned или wandered country to country. Мы становимся свидетелями того, как сознание лирического «Я», словно рисует нам картины прошлого поэтессы: переезд в Европу, скитания из страны в страну, вереница грязных гостиничных номеров[3, 4, 5].

Кроме того, обращение к этой тематике, вероятно, вызвано особенностями жизненного пути как самой К. Дэвис, которая, оказавшись в России на длительное время, вынуждена была приспосабливаться к новым условиям жизни, менталитету русских людей, языку и др., так и ее семьи, которая была вынуждена эмигрировать в другую страну и там заново обустраивать собственную жизнь [3, 4, 5].

ПРИЛОЖЕНИЯ

Roots

I keep returning
to the gnarly roots of things:

nuggets of words freed
from their appendages
In Russian

a verb depends on its prefix:
Choose carefully for with one
you can make it home on the
St. Petersburg metro
before it halts at one a.m. to allow
the 500+ bridges to yawn open

so the bulking freighters can

slink into harbor
before the captain finishes the last dregs of vodka
Choose the other prefix and
You’ll be gazing out of the rickety tram
that sighs at every turn of track

as it sways out of the city on a late fall afternoon
If you’re lucky you’ll make it
before sundown- the perfect time to forage

for mushrooms in the very forest where
the partisans hid, bits of song escaping over the treetops
It is cold by California standards
I burrow elbow deep in a cardboard box
grasping for that perfect
knot of bulb that promises a red tulip

come spring and so much more

Bruges

An unusually clean city,
buildings historic, quaint.
But my memories are different.
We moved to Europe after the war
opposite the wave of migration
that thrust the lucky ones onto boats
bound for Ellis Island.
Like the itinerant Jews
of past generations, we too
wandered country to country.
Cities shrunk to postage stamp size.
A series of dingy hotel rooms.
A few months in Oslo, long enough
to start preschool, then on to Paris,
where my brother and I, hands held,
flew an inch off the ground
as my mother ran,
dragging us behind her
like a weak kite, ducking corners
as the Algerian riots engulfed the city.
She boiled everything in Athens,
so afraid I would dip again into illness,
no common language to discuss symptoms
with the doctors. I remained the sickly child.
Scum of burnt milk seeped into the mattress,
even the wool sweaters she bundled us in.
What made my father work for the Marshall Plan?
Some kind of strange repayment for survival?
Scars remained: a quiver in Papas chin
whenever the Soviet Union was mentioned,
how he refused to speak Russian, his mother tongue.
And the yahrzeit candles always burning
on the tiny kitchen counters as we moved around,
for my mother s side wasn’t so lucky.
Her grandfather refusing to leave Germany.
America wasn’t religious enough, he said.

Statue

On a corner of Pico Blvd.
stands a statue of Christ
palms facing up in supplication.
He has not stirred
the thirty years I have watched him.
What does he want?
I was taught to be afraid.
My mother s family escaped,
while others not so fortunate.
My father beaten up
by Irish boys in Brooklyn
walking to school.
Why did we children need to hear
these stories at the dinner table
between bowls of borscht I sloshed
to the table and platters of kasha
with spikes of mushrooms.
I hated that food.
I wanted white bread so soft
it stuck to the roof of the mouth
crusts cut off, dignified.
Not what was good for me,
dark grains to put on flesh.
Christ still refuses to move
from that intersection.
His hands must be so tired.
All those years, begging.

Between Storms

My dunker car inches along
like the tail of a rattler trying to whip up its fury.
Ahead of me an orange jeep, a copperhead sunning.
A sweep of clouds darkens the sky.
On either side of the traffic
the canyon walls are growing.
The heavens could open now,
lightning bounce from the cheekbones of rocks.
Scrub acorns sprout from the hillsides,
its stubble of beard sways unsteadily.
I did not believe I could bring back the dead,

though now they slide onto the back seat

as I round a sharp corner.
My brother shifts in the bones of his teenage body,
gazes out the window ignoring the conversation.
My mother in matching pumps and purse,
face bright before the illness that took away its color.

My father leans forward, cautions me to slow down.
A red-tailed hawk loops and dips above.
It urges me to follow closely.
The road widens

Основные литературные источники раздела

  1. Дэвис К.В Автобиография. Моя еврейская вина[Электронный ресурс] // Семь искусств. — Режим доступа URL: http://blogs.7iskusstv.com/?p=12861
  2. Лаппо М. А. Самоидентификация: семантика, прагматика, языковыересурсы [Текст] /М.А. Лаппо. – Новосибирск, 2013. – 180 с.
  3. Кэрол В. Дэвис. О переводе поэзии (из журнала Bridges, volume 16, № 1) [Электронный ресурс] // Семь искусств. – Режим доступа URL: http://blogs.7iskusstv.com/?p=17066
  4. Кэрол Дэвис. Представление поэта и ее новой книги «Между штормами» [Электронный ресурс] // Семь искусств. – Режим доступа URL: http://blogs.7iskusstv.com/?p=12803
  5. Сара и Кэрол. Из журнала Bridges, volume 16, № 1. Часть 2. Кэрол [Электронный ресурс] // Семь искусств. – Режим доступа URL: http://blogs.7iskusstv.com/?p=7934
Share
Статья просматривалась 837 раз(а)

2 comments for “Алена Антюшко. Структурно-функциональные аспекты самоидентификации К.В. Дэвис на материале сборника «Between Storms». Самоидентификация К. В. Дэвис по социальной адаптации

  1. Инна Беленькая
    5 ноября 2015 at 19:24

    Тем не менее, на наш взгляд, можно утверждать, что в этом стихотворении имеет место реализация самоидентификации: поэтесса идентифицирует себя с Россией.
    ______________________________
    Не слишком ли это круто сказано? Да, и какие основания так говорить? Что ее бабушка жила в России в Санкт — Петербурге в начале 1900 годов?
    Но, конечно, судить я не вправе. Стихи на английском, без перевода. Как их прочувствуешь?
    Там, в Бурятии, наверно, все говорят на английском?

    • Ефим Левертов
      5 ноября 2015 at 20:17

      Уважаемая Инна!
      Работа выполнена на кафедре английского языка.
      Я постараюсь поставить здесь перевод стихотворения Roots.

Добавить комментарий