Алена Антюшко. Структурно-функциональные аспекты самоидентификации К.В. Дэвис на материале сборника «Between Storms». Виды, типы и уровни (само)идентификации

Алена Антюшко. Структурно-функциональные аспекты самоидентификации К.В. Дэвис на материале сборника «Between Storms»

(Бурятский государственный университет, научный руководитель работы канд. филол. наук Е. Баяртуева)

Виды, типы и уровни (само)идентификации

Закономерно, что, будучи сложным и комплексным понятием, самоидентификация имеет свою структуру. М. Щербаков рассматривает понятие самоидентификации на нескольких основных уровнях. Так, социально-профессиональный уровень, на его взгляд, определяется утверждениями типа: «я – инженер»; «я – профессор»; «я – богатый» и т. д. При этом под такой самоидентификацией подразумевается все то, что осознанно или неосознанно вкладывает человек в это утверждение. [Щербаков].

Семейно-клановый уровень определяется утверждениями типа: «я – мать»; «я – дочь»; «я – член семьи»; национально-территориальный уровень: «я – русский»; «я – москвич» и т. д.

Религиозно-идеологический уровень: «я – православный»; «я – фундаменталист» и т. д. Этот уровень идентификации определяет отношение к какой-либо религиозной или идеологической группе (например, церкви или партии) и связанной с ней системой ценностей.

Эволюционно-видовой уровень предполагает утверждение «я – человек». Этот тип самоидентификации, как отмечает М. Щербаков, тесно связан с архетипами и «эволюционной памятью» [Щербаков].

Половой уровень идентификации: «я – мужчина»; «я – женщина».

Половая идентификация – один из самых глубоких уровней, и его исследование может дать исключительно ценную информацию о бессознательной составляющей личности. Исследованием половой идентификации в основном занимается психоанализ [Щербаков].

М. Щербаков считает, что духовную идентификацию практически невозможно определить прямым вербальным утверждением, поскольку этот уровень представляет собой комплекс ощущений, мировосприятия и связанной непосредственно с ними системы ценностей, и определяет наши отношения с Богом (вселенским разумом, светом, идеей духовности). [Щербаков]

В. Ярошенко предлагает различать такие виды самоидентификации, как: 1) профессиональная; 2) семейная; 3) этническая; 4)гражданская; 5) региональная; 6) политическая; 7) религиозная; 8) эволюционно-видовая; 9) гендерная; 10) моральная [Ярошенко, 2009: 122-128].

Интересным, также представляется взгляд Ц. Короленко, Н. Дмитриевой и Е. Загоруйко, которые представляют собственную классификацию самоидентификации, выделяя такие виды, как:

  • по эмоциональному самопринятию (негативная, позитивная);
  • по направленности (социальная, коллективная, групповая, Я -идентичность, эго-идентичность, личная, индивидуальная, персональная);
  • по происхождению (внешне обусловленная, базисная, приобретенная, ролевая, заимствованная, первичная или вторичная);
  • по наличию кризиса и единиц идентичности (достигнутая, «мораторий», преждевременная, диффузная);
  • по уровню осознанности (осознаваемая, неосознаваемая);
  • по объекту идентификации (экологическая, антропологическая, психологическая);
  • по очевидности атрибутов идентификации (актуальная, виртуальная, реальная, идеальная, желаемая);
  • по социальной обусловленности (предъявляемая, не предъявляемая);
  • по иерархическому статусу (центральная, периферическая, различные субидентичности);
  • по социальной адаптации (конструктивная, деконструктивная, девиантная, маргинальная);
  • по стратегии выхода из кризиса идентичности (биографическая, партиципативная, функциональная и сегментивная);
  • по тематическому антропологическому признаку (культурная, гендерная, половая, расовая, этническая, национальная, территориальная, профессиональная, возрастная, религиозная, конфессиональная и др. [Загоруйко, 2007: 18]

В связи с тем, что основными средствами реализации культурной идентификации в поэзии является слово, лингвистические средства, мы считаем целесообразным говорить также о лингвокультурной самоидентификации, которая представляет наибольший интерес для нашего исследования и формируется на основе культурной самоидентификации, выделяемой, в частности [Загоруйко, 2007: 18].

Культурная самоидентификация является одним из важнейших этапов и процессов культурного устройства каждого общества. Люди не просто
механические носители тех или иных потребностей и интересов, но и психологические индивидуальности, а это требует их группового сосуществования. Можно предположить, что в некоторой степени потребность в социальной самоидентификации с социумом наследуется людьми от первобытного общества. Человек не всегда осознает параметры своей культурной идентичности, но весь набор усвоенных им в жизни элементов сознания, поведения, вкусов, привычек, оценок,языка и других средств коммуникации невольно делают его принадлежащим к некоторой конкретной культуре (не только этнической, но и социальной, профессиональной и т.п.) [Мадей, 2009: 8].

Среди различных форм творчества как эстетических способов
утверждения идентичности особое место принадлежит литературному искусству – сфере художественно-образной самодеятельности и самоидентификации человека.

В литературном художественном произведении целесообразно говорить об авторской самоидентификации, поскольку автор, как правило, отождествляется с лирическим героем, в особенности в поэзии, а также вкладывает в нее свои собственные нравственные нормы, взгляды и убеждения, свой жизненный опыт.

Под авторской самоидентификацией понимается, центральный элемент самосознания писателя, который связан с ответом на вечный вопрос «кто я?» по отношению к уже существующим системам (гендерной, социальной, профессиональной и т.д.). Такая саморефлексия писателя не только способствует определению его собственных предпочтений, но и выступает своеобразной самооценкой его места и роли в социуме.

Анализируя авторскую самоидентификацию в художественном тексте, который находится на перекрестке многих контекстов (социокультурного, гендерного, историко-биографического и др.), не стоит упускать из виду характер взаимодействия автора с литературным произведением. [Шереметьева, 2010: 75-77]

Природа человеческой идентификации и самоидентификации
имеет целостный, личностный характер, хотя может разворачиваться на разных уровнях:

  • мыслительном, когнитивном, ментальном (в том числе на основе трансцендентального обоснования);
  • духовно-чувственном, эстетическом (в том числе, в искусстве – через художественное творчество и восприятие), а также этическом – на уровне «этоса души» как нравственного стержня самоутверждения.

Важное значение идентификация и самоидентификация получают в творческих процессах, где происходит реализация и расширение
собственного Я, «этоса души» в эвристических проектах, механизмах и продуктах творчества, новых артефактах культуры.

Художественное творчество и восприятие – это, с одной стороны, канал связи с социальными ценностями и идеалами, а с другой, – синтез собственных, личностных чувств, вкусов, потребностей, способностей. В эстетическом переживании В. Лычков видит эмоционально сконцентрированную, духовно обогащенную, эстетическую форму человеческого мироотношения, которое утверждает себя через «жизнь мгновением» в апперцепции, ощущении, катарсисе, игре чувств, уме, фантазии [Шереметьева, 2010: 128].

Основополагающим моментом художественного творчества и восприятия является акт самоидентификации, который разворачивается в процессе эмоционально-образного, духовно-чувственного переживания, как воспроизведение социального, этического и эстетического опыта человека при вживании или перенесении в образ. Вся история мировойэстетики отмечает эвристическую, (само)познавательную, коммуникативную функции «Я» («Я-схватывания») в акте апперцепции при конституировании эстетического чувства, художественно-творческого процесса.

Независимо от модели искусства, исторической парадигмы момент самоидентификации присутствует в структуре образа и переживания, однако, в разных статусах и ипостасях. В. Лычков, выделяет такие основные виды самоидентификации в художественном творчестве [Лычков, 2011: 133]:

  1. Литературакак мимезис (подражание действительности). В этой парадигме художественного творчества, основанной на реализме изображения, воспроизведение действительности дополняется самовоспроизведением писателя. Миметический механизм подражания, отображение реальности здесь является доминантным, но самоидентификация все же присутствует в уподоблении, отождествлении с самим образом, переносе на него своих чувств. Для процесса художественной самоидентификации здесь важен не столько процесс самоотражения, сколько художественное «последействие», то есть не мимезис, а катарсис.
  2. Самоидентификация как экспрессия. В этой парадигме художественного творчества механизмы эстетического выражения и самовыражения писателя берут верх над «чистым» мимезисом. Происходит самореализация художника через субъективизацию образа, насыщение его эмоционально-выразительными, экспрессивно-гиперболизированными, фантастическими элементами. Самоидентификация через усиленную экспрессию осуществляется в романтизме и неоромантизме, символизме, экспрессионизме. Не покидая окончательно реалистичных методов изображения, писатель «раскрепощает» здесь свое представление, фантазию, чувство свободы творчества. Самоидентификация приобретает более сложные формы, чем в реализме и даже в импрессионизме. Происходит отождествление не «Я» с образом, а наоборот, образа (знака, символа) – с «Я» [Лычков, 2011: 133].
  3. Самоидентификация как теургия (мироздание). Эта парадигма связана с возникновением и развитием авангарда и неоавангарда ХХ века. Эстетосфера авангардизма характеризируется отказом от мимезиса как
    такового, а экспрессия приобретает здесь самодостаточные, нонфигуративные или сюрреалистические формы. Писатель уподобляется Творцу, а теургия («универсальное создание») становится принципом творчества. Художественный процесс превращается в своего рода мироздание, когда образ приобретает автономную реальность с собственным хронотопом. Художественная самоидентификация поднимается здесь до отождествления с Творцом, к абсолютизации этоса творческого«Я» в акте художественной теургии.

Как ни парадоксально, писатель здесь, по словам Т. Манна, идентифицирует самого себя с «преступником», который разрушает привычные нормы и устанавливает новые авторитеты. Вместе с тем, это требует самотрансцендирования, т.е. самоотрицания ради выхода в новые
миры, в антиципацию будущего [Лычков, 2011: 133].

  1. Искусство как инставрация (текстотворение). Эта парадигма искусства знаменует переход от авангарда к постмодернизму как «игре с текстами». Художественная самоидентификация отождествляется с деконструкцией текстов, иронической диалектикой сакрального. Самоидентификация происходит в формах «автора идеи», продюсера, менеджера, постановщика и т.п.

На всех названных этапах эволюции искусства, основных парадигм художественного творчества и восприятия процесс художественной самоидентификации является непременным компонентом эстетосферы. Однако, подобно тому, как меняется дух эпохи, чувство жизни и образ мира в искусстве, меняются и формы самоидентификации, ее содержания, смыслы, ценности [Лычков, 2011: 133].

Таким образом, исследовав различные интерпретации понятия «личность», можно подвести итог, что «личность» в трактовке Шахова В. и Старосты В. представляет собой социальный индивид, способный к саморазвитию. Понятие «личность» у Ч. Х. Кули и В. Полонского сосредоточено на оценке индивидом себя в социуме. И.Кант определяет личность, как сочетание чувственного и рационального.

Понятие «самоидентификация» можно сформулировать в наиболее полном виде, синтезируя определения О.О.Стояно и И.С.Кона: «Самоидентификация» — многовекторна и является способом самоопределения личности одновременно в этническом, гражданском, профессиональном статусах, она является совокупностью представлений о своей самобытности во всех основных модальностях – психофизиологической, социальной, личностной [Кон, 1984: 28–29].

Рассмотрев различные классификации уровней самоидентификации, можно обобщить и отметить, что в психологии, социологии, культурологии рассматриваются половая, сексуальная, гендерная, этническая, национальная, религиозная, возрастная, профессиональная, гражданская, социальная, культурная идентификации.

Итак, проблемы личности, идентичности и самоидентификации породили немало теорий и концепций. Ни одна из них не может быть абсолютизирована. Только синтез лучших достижений разных исследовательских подходов позволит составить целостное представление о природе этих понятий, о процессах их формирования и развития.

Список литературных источников раздела

  1. Кон, И. С. В поисках себя. Личность и ее самосознание [Текст] / И. С. Кон. − М.: Политиздат, 1984. – 336 с.
  2. Короленко Ц. П., Дмитриева Н. В., Загоруйко Е. Н. Идентичность в норме и патологии [Текст] / Ц.П.Короленко, Н.В. Дмитриева, Е.Н. Загоруйко. – Новосибирск: НГПУ, 2007. – 256 с.
  3. Лычков В. Самоидентификация в художественном творчестве [Текст] / В.Лычков // Научные записки КНУ. Сер. Культурология. – 2011. – Вып. 7. – С. 127–134.
  4. Мадей Н. М. Проблема культурной идентичности: курс лекций [Текст] /Н.М. Мадей. – М.: Слово, 2009. – 49 с.
  5. Шереметьева В. Ф. Сидни и В. Шекспир: специфика авторской самоидентификации в сонетных циклах[Текст]/В.Ф. Шереметьева // Актуальные проблемы литературоведения. – 2010. – № 3. – С.75–77.
  6. Щербаков М. А. 7 путешествий в структуру сознания: Теория и практика развития личности / М. А. Щербаков. − М. : Секачев, 1998. – 288 с.
  7. Ярошенко В. М. Проблема моральной самоидентификации[Текст] / В.М. Ярошенко // Научные труды. – 2009. – Вып. 163. – Т. 175. – С. 122–128.
Share
Статья просматривалась 1 206 раз(а)

2 comments for “Алена Антюшко. Структурно-функциональные аспекты самоидентификации К.В. Дэвис на материале сборника «Between Storms». Виды, типы и уровни (само)идентификации

  1. Лев Мадорский
    21 октября 2015 at 13:35

    Привет, Ефим! Хочу обратить Ваше внимание, что в последней статье в Блоге : «Ребята, поберегите чёрную краску»есть анонимная ссылка на Ваш коммент .
    По теме могу только заметить, что любопытные проблемы возникают в Германии при самодентификации себя евреями, не ведущимми еврейский образ жизни или атеистами. Подобная самоиндентификация вызывает у местных немцев полное непонимание…

    • Ефим Левертов
      21 октября 2015 at 14:50

      Спасибо, Лев! Обязательно посмотрю.
      По поводу самоидентификации евреев, Вы правильно заметили.
      Между прочим, самоидентификация — частая характеристика живого. Прошлый год я отдыхал в болгарском городке Поморие, был там на грязевом озере, полном птиц различных пород. Одна из пород птиц — крячки, белые и черные. Крячки рассаживались на деревянных столбах, специально вбитых для них в ряд в дно озера. Но рассаживались они строго по цвету оперения. Получалось так: сидят крячки в одну шеренгу — правый край весь и строго черный, а левый — белый. Такая самоидентификация.
      Еще раз хочу выразить восхищение Ангелой Меркель, пошедшей против своих земляков — восточных немцев. Для этого надо иметь гуманитарные убеждения, противоречащие узости своей самоидентификации, и быть уверенной в их правоте.

Добавить комментарий