Почему некомфортно и даже опасно жить в наших городах. То, о чем задумываются очень немногие…

Рашковский -фото

Почему некомфортно и даже опасно жить в наших городах. То, о чем задумываются очень немногие…

 

«Что кому до нас, коли праздничек у нас…

Мы зароемся в соломку, не увидит никто нас…».

«Яранское пчеловодство», ноябрь 1910, с.267.

 

Программу телевидения смотрю, в основном, по 5 Петербургскому каналу. Там постоянно идет реклама одной местной строительной фирмы под девизом: «Строим город, в котором хочется жить».

Поэтому и решил ознакомить почтенную публику с выдержками из одной фундаментальной книги 1903 года. Книга эта не устарела, а проблемы, описанные в ней, сегодня очень существенно обострились. Эти выдержки показывают насколько опасно жить в наших городах, о чем, к сожалению, задумываются очень немногие:

«При основании городов меньше всего думают об интересах здоровья их жителей. Стремление к защите от врагов, удобства путей сообщения и промышленные интересы, политические соображения, обыкновенно служили и служат главными двигателями при выборе для них местоположения.

Вот почему Петербург построен на финском болоте и с такими затратами приобретаются на Дальнем Востоке города и местности, ужасные по их климатическим условиям.

Но в тех случаях, когда города были основаны на здоровых местах, их внутреннее устройство с санитарной точки зрения оставляло желать лучшего, а по мере роста городского населения оно все ухудшалось и ухудшалось.

Недостаток в свете и чистом воздухе, грязь и вонь не мешали городским жителям вести их дела, зарабатывать хлеб ремеслом и торговлей и потому на отвратительные санитарные условия не обращали внимания в течение целых столетий, до тех пор, пока не грянул гром.

Во вторую половину средних веков в Европе разразились одна за другой целый ряд эпидемий: проказы, чумы, цинги. Люди заболевали массами и вымирали целыми городами.

Только тогда начали понимать, что невозможно строить города так тесно и с таким полным пренебрежением к здоровью людей.

Наиболее важные условия городской жизни, вредно отражающиеся на здоровье жителей, состоят в неправильном выборе места постройки нецелесообразном планировании, в чрезвычайном загрязнении почвы и воздуха, в недостатке здоровых жилищ и хорошего питания, особенно для бедного населения. И, наконец, в чрезмерном напряжении физических и духовных сил, которые вызываются дороговизной жизни, бешеной конкуренцией, жаждой наслаждений и игрой честолюбий.

Так, например, ширина и длина двора не должна быть меньше высоты окружающего двор здания. Дома умеренной высоты, построенные не тесно, широкие улицы и дворы не только облегчают доступ в городские квартиры света и солнечных лучей, но и в значительной степени способствуют улучшению городского воздуха.

Первой мерой для охранения чистоты городского воздуха является удаление за городскую черту фабрик и заводов, боен и других заведений, загрязняющих городской воздух и почву.

Вторая мера должна состоять в устройстве внутри городов садов, скверов, аллей, бульваров и парков, которые по остроумному выражению Арну, представляют собой как бы легкие городов.

Кроме частных и общественных садов, благоустроенные города имеют запасы чистого воздуха, прохлады и тени в парках, разбиваемых на окраинах городов.

В Берлине – это известный Тиргартнер.

В Париже имеется несколько прелестных парков: известный Булонский лес, Винсенский лес.

Еще богаче парками Лондон, в котором они расположены не тольуо на окраинах, но и в самом городе.

В Петербурге в прежнее время местом для прогулок и отдыха служили острова, которые в настоящее время, к сожалению, превратились в город и служат не местом здорового отдыха, а только для развлечения в загородных садах с буфетами, театрами и тому подобным.

Почти то же самое произошло с московскими парками (Петровским и Сокольничьим), которые в настоящее время чрезвычайно тесно застроены дачами.

К счастью, большинство русских городов построено не тесно и более или менее богато садами.

Так, в Киеве дома построены в виде отдельных усадеб, то есть особняков, окруженных садами и палисадниками.

По этой причине русским городским управлениям необходимо заботиться только о сохранении частных и общественных садов, аллей и парков, а нет нужды создавать их вновь, как это пришлось делать многом городам с огромными затратами и иногда с очень малым успехом.

Если в эту сторону городского благоустройства у нас не будет обращено внимания, сады и вообще насаждения исчезнут под влиянием строительной горячки и городской воздух вместе со здоровьем жителей быстро испортится.

Эта опасность уже приближается.

По свидетельству профессора Орлова, Киев имеет стремление превратить город в каменную казарму, жители которой будут мечтать о зелени, тени и чистом воздухе.

Достаточно широкой планировкой городских построек, садами и парками не исчерпываются заботы о чистоте воздуха. Свойства его немыслимы без хорошего водоснабжения и организации заботы о чистоте городской почвы.

Самую лучшую и чистую воду можно получить из обыкновенных глубоких или артезианских колодцев. И из ключей, отстоящих на значительном расстоянии от городов, особенно из горных ключей.

Многие города Западной Европы, устроившие водопроводы из рек и озер, закрыли их и провели воду из горных ключей, иногда отстоящих от города на 30-40 км.

Так поступило городское управление Вены, таким же образом имеет намерение поступить и Цюрих.

О чистоте почвы внутри селений заботились еще в глубокой древности.

Моисей предписывал евреям для отправления необходимых потребностей выходить за пределы лагеря и засыпать извержения землей.

Греки и римляне затрачивали огромные деньги для удаления нечистот из городов.

В Риме Тарквиний Приск для удаления нечистот и атмосферных осадков устроил сеть подземных каналов, соединявшихся в один огромный канал – Cloaca maxima, имевший 17 футов (5,1 метра) высоты и 13 футов (3,9 метра) ширины, через который нечистоты стекали в реку Тибр. Размеры этих каналов были настолько велики, что инженер Агриппа проплыл по ним на лодке и через Cloaca maxima выехал в Тибр.

К сожалению, примеры древности были совершенно забыты в средние века, когда благоустройство городов совершенно упало, и городская почва подверглась беспощадному загрязнению и в таком виде перешла в наследие многих современных городов.

В том, что городская почва большинства городов пропитана всякого рода нечистотами нет ничего удивительного.

Если принять во внимание, что в городе с населением 100.000 человек ежедневно выделяется 2,1 кубических саженей (20 кубических метров) мочи и твердых извержений и столько же животных извержений, 7 кубических саженей (68 кубических метров) уличного мусора и 1250 кубических саженей (12.140 кубометров) помоев. Таким образом, в общей массе городских нечистот твердые и жидкие извержения людей составляют всего 2-5%.».

Немцы, известные своей основательностью исследований и экономностью во всем, подсчитали и опубликовали такие данные:

«Загрязнение текучих вод главным образом производится отбросами фабрик, заводов и домашнего обихода.

Человеческие отбросы. Ежегодное количество на 1.000 человек:

Твердые извержения:

Общее количество – 33.166 кг.

Из них азота – 489 кг (ценность – 568,8 марок).

Фосфатов – 687 кг (ценность – 103,1 марки).

 

Моча:

Общее количество – 428.290 кг.

Из них азота – 3.482 кг (ценность – 4.178,4 марки).

Фосфатов – 1.725 кг (ценность – 258,8 марок).

Всего:

По твердым извержениям – 689,9 марок.

По моче – 4.437,2 марки.

Прибавляя сюда стоимость калийных солей, и принимая соображение, что составные части мочи несколько дороже составных частей твердых извержений, теоретическая стоимость последних для 1.000 человек будет круглым счетом 700 марок, стоимость же соответствующего количества мочи выразится в 4.500 марок.

(Для города Кирова с количеством жителей 500.000 человек стоимость твердых извержений 350.000 марок, а стоимость мочи – 2.250.000 марок).

Единственный хороший способ очистки, который в то же время делает полезными большую часть составных частей нечистот, это орошение.

Лучшее и самое большое учреждение этого рода находится в Берлине, где в 1889-1890 годах было выкачано насосами 49.111.961 кубометров, то есть в один год на гектар 14.327 кубометров. В год сточные воды доставляли орошаемой поверхности аммиака, фосфоритной кислоты и кали на сумму 11.000 марок.

Сточные воды одного из немецких крахмальных заводов употреблялись для орошения лугов. Результаты оказались блестящими: с 1 га первого луга до орошения было собрано сена 2.400 кг, а после орошения – 4.000 кг».

Вагнер Рудольф Химическая технология. Выпуск 2. Перевел с немецкого языка и дополнил В. Тизенгольт. СПб: Издание К.Л. Риккера, 1899, с.413-417.

Моя первая краеведческая работа была посвящена библиотеке ссыльного революционера Николая Михайловича Величкина, родного брата жены В.Д. Бонч-Бруевича. После Октябрьской революции, Николай Михайлович отошел от партийной деятельности и занимался организацией полей орошения вокруг Москвы. Однако, к концу 1920-х годов это дело в Подмосковье было заброшено. Надо было готовить МИРОВУЮ РЕВОЛЮЦИЮ, и было не до этого.

«В городах, в которых удаление нечистот организовано плохо, 9/10 нечистот остаются в городской черте и загрязняют почву не только с поверхности, но и на значительную глубину, отравляя почвенную воду и городской воздух продуктами своего разложения.

Исследование городской почвы в Будапеште, Москве и Варшаве показало, до каких колоссальных размеров она загрязнена, особенно в старых густонаселенных частях.

Городская почва, чрезмерно обремененная нечистотами, не в состоянии превратить их в неорганические безвредные вещества, как это делает почва полей с удобрениями. Нечистоты гниют, заражая все кругом и давая материал и удобные условия, если не для жизни и развития, то для сохранения вредных микроорганизмов, создавая очаги заразы. Вообще говоря, загрязненная почва увеличивает расположение жителей городов к различным заболеваниям.

Очистка улиц должна производиться ночью или ранним утром. Нельзя мести и чистить улицы, не полив их предварительно (часа за два) водой, так как поднимаемая чисткой пыль вредно действует на дыхательные органы рабочих и прохожих, а иногда служит и передатчиком заразы.

Чем больше общественных клозетов, тем чище городские улицы и городской воздух. На улицах и бульварах с большим движением они должны быть устроены на расстоянии одного двух кварталов. Особенно необходимо заботиться, чтобы общественных клозетов было достаточно в местах большого скопления людей. За чистотой и опрятностью их должен быть учрежден очень строгий надзор, который, однако, дает хорошие результаты только при известной привычке к чистоте самого населения.

Для уменьшения болезненности и смертности среди населения городов, необходимо доставить их жителям следующие важнейшие условия:

  1. Достаточное количество солнечного света и чистого воздуха.
  2. Хорошую воду для питья и других потребностей в достаточном количестве.
  3. Быстрое и полное удаление всех нечистот и отбросов за городскую черту.
  4. Здоровые и просторные жилища.
  5. Надлежащая организация санитарной и медицинской помощи, особенно для бедного населения».

Хлопин Г.В. (1), профессор Гигиена городов. Общедоступный очерк. Юрьев, 1903, с.3, 10, 13-17, 21-22, 25, 27, 58.

Сегодня все эти проблемы очень значительно усугубились и стали просто зловещими. Столь длительное пренебрежение канализационным и водопроводным  хозяйством городов привели к колоссальным проблемам. Трубы канализационных стоков прогнили, и большое количество нечистот попадает в городскую почву. Трубы водопроводы тоже прогнили, что создает возможности проникновения нечистот в водопроводную воду при включениях-отключениях.

Постоянное уничтожение парков и скверов неуклонно приводит к ухудшению экологических параметров городской среды. Недавно побывал в районе Чижей города Кирова. Там понастроено немало домов, но я не заметил парков, аллей и даже скверов. Можно ли так проектировать жилую среду сегодня? И хочется ли жить в таких городах?

Об этом должны задумываться все, кто хочет вырастить здоровое поколение. Иначе, зачем проводить генеалогические исследования?

Таким образом, администрациям городов поселков Кировской области, да и не только нашей области, есть чем заниматься, вместо того, чтобы воевать с рынками и ярмарками, ухудшая и дальше условия жизни проживающих людей в городе Кирове. Да и других городов, как нашей области, так и всей России это касается…

 

Примечание:

 

(1) Хлопин Григорий Витальевич родился в селе Добрянка Пермской губернии 16 января 1863 года. Окончил Пермскую классическую гимназию (1882) с медалью. По окончании курса на физико-математическом факультете Санкт-Петербургского университета (1886) служил в городе Перми лаборантом в санитарной лаборатории пермского губернского земства и редактировал «Сборник Пермского Земства».

В 1890 году Григорий Витальевич поступил на 5 семинар медицинского факультета Московского университета и окончил курс в 1893 году.

С начала 1894 года он был оставлен при университете на кафедре гигиены и утверждён в звании лаборанта при Гигиеническом институте Московского университета, директором которого в то время состоял профессор Фёдор Фёдорович Эрисман.

В 1896 году Григорий Витальевич защитил диссертацию на звание доктора медицины.

В том же году он был назначен сверхштатным экстраординарным профессором гигиены в Юрьевский (ныне Тартуский) университет, а в 1899 году стал ординарным профессором там же. В 1897, 1898 и 1899 годах был три раза командирован с учёными целями за границу.

В 1897 году производил санитарные ревизии и организовал предупредительные меры против чумы в Поволжье и на северном побережье Каспийского моря.

В 1889 году Григорий Витальевич был командирован на Волгу как член особой комиссии, для выяснения вреда рыболовству и здоровью побережных жителей от загрязнения Волги нефтью (см. Г. Хлопин, «Загрязнение проточных вод хозяйственными и фабричными отбросами и меры к его устранению», 2 изд., Юрьев, 1902).

Из гигиенической лаборатории Хлопина с 1897 по 1902 год вышло около двадцати диссертаций и других исследований, сделанных под его руководством.

Помимо этого профессор Хлопин редактировал «Сборник работ гигиенической лаборатории Юрьевского университета».

С 1903 года — профессор Новороссийского университета (ныне Одесский национальный университет имени И. И. Мечникова).

С 1904 года — преподавал на кафедре гигиены в Санкт-Петербургском Женском медицинском институте (ныне Санкт-Петербургский государственный медицинский университет).

С 1906 года занимает должность профессора в Клиническом институте Петербурга (ныне Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования).

После октябрьской революции, начиная с 1918 года, Григорий Витальевич преподаёт в Военно-медицинской академии (ныне Военно-медицинская академия им. С. М. Кирова).

В 1925 году, по его инициативе был создан Институт профилактических наук имени З. П. Соловьева, который он сам и возглавил.

Григорий Витальевич Хлопин скончался 30 июля 1929 года в Цихисдзири (Грузинская ССР). Похоронен на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге.

Его сын Виталий Григорьевич Хлопин (1890-1950) один из основателей Радиевого института и ведущих участников АТОМНОГО ПРОЕКТА, основатель школы советских радиохимиков; действительный член АН СССР (1939).

 

Александр Рашковский, краевед, 5 сентября 2015 года.

 

 

 

Share
Статья просматривалась 603 раз(а)

1 comment for “Почему некомфортно и даже опасно жить в наших городах. То, о чем задумываются очень немногие…

  1. Александр Биргер
    7 сентября 2015 at 17:57

    «К счастью, большинство русских городов построено не тесно и более или менее богато садами.
    Так, в Киеве дома построены в виде отдельных усадеб, то есть особняков, окруженных садами и палисадниками.»
    ——-
    Киев, известное дело, — мать городов русских.
    Но не российских. Или — уже, Александр ?
    🙂

Добавить комментарий