Христианство в Эфиопии. 4 Христианство как основа формирования национального самосознания

В феврале 1855 года один из местных эфиопских князей короновался как «царь царей Эфиопии». Эта дата открыла начало новой эпохи, когда в одном лице были объединены императорские полномочия с реальными военными и политическими возможностями. Усилия нового императора, взявшего себе имя Теводроса, были направлены на воссоздание жесткого централизованного правления. Выбор царского имени не был случаен. Согласно эфиопским пророчествам именно от христианско-мессианского вождя по имени Теводрос следовало ждать спасение в Эфиопии и во всем мире, в частности, в Иерусалиме. Соответственно, перед новым императором встало много конкретных задач как в административной, так и религиозных областях, например, организация государственной службы и армии и поворот церкви в сторону унионистов – течения, отстаивавшего единство божественной и человеческой сущностей в боге. Теводрос пытался также преобразовать частную жизнь христиан – выступил против распространенного в стране многоженства. С началом правления Теводроса в большинстве районов страны установились спокойствие и порядок. Казалось, что действительно осуществилось пророчество о Спасении. Однако, упомянутое спокойствие и укрепление центральной власти держались на ее возможности содержать сильную, но дорогостоящую армию. Для этого было необходимо повышать налоги, что вызывало недовольство части крестьянства. Другим финансовым источником стали поступления от церкви.

Веря в свое высокое предназначение , Теводрос считал, что может управлять церковью, как частью страны. Каждой церкви он предоставил определенный земельный надел , с которого брал налог. Это вызвало недовольство духовенства. Видя сопротивление, Теводрос решил действовать с помощью силы. Не жаловал Теводрос и христианских миссионеров. Действуя только силой, по существу, он противопоставил себя всем слоям общества. Это стало причиной полного отчуждения царя от народа и церкви и, в конечном счете, к его падению.

В 1972 году на императорский трон взошел другой местный князь, взявший себе имя Иоханес 4. Иоханес, имея те же намерения централизации, действовал более осторожно и терпимо. Он допускал элементы автономии на местах, внимательно следя, однако, за местными лидерами. Гибкая политика принесла плоды. К 1878 году Иоханес достиг определенного могущества. Будучи гибким в государственной политике, он действовал более решительно в религиозно-церковной сфере, добиваясь унификации церкви, ее объединения. В 1878 году Иоханес созвал церковный собор, на котором было покончено с теологическими разногласиями. Этому способствовало и то, что к этому времени он стал фактическим главой церкви Эфиопии, а доктрина унионистов стала единственно допустимой церковной концепцией. Для внедрения единообразия Иоханес добился направления в страну сразу четырех епископов, один из которых (абуна Петрос) остался в столице, а остальные – направлены в области Шоа и Гондар для внедрения доктрины унионистов. Одновременно были принят ряд антимусульманских шагов. Как результат – часть мусульман приняла христианство. Иоханес боролся также с внешней мусульманской угрозой со стороны Египта и Судана. В 1889 году Иоханес погиб в районе боев между Эфиопией и Суданом.

Гибель императора, совпавшая с рядом природных катастроф, расчистила путь к престолу Менелику из Шоа. Менелик был удачливым военачальником. Еще при Иоханесе он присоединил к Эфиопии ряд земель на юге страны. В качестве императора и главнокомандующего он удачно воевал с итальянцами, победа над которыми в 1896 году дала Эфиопии международное признание как христианского государства. В результате южных завоеваний центр страны был перенесен в провинцию Шоа, где была построена новая столица Адис-Абеба. Расширяла сферы своего влияния и эфиопская церковь, вовлекая в свою орбиту новых жителей страны. Здесь церковь столкнулась с определенными культурологическими проблемами, в частности с языковой проблемой. Языком эфиопской церкви был язык геэз, ставший исключительно языком религиозной литературы и службы. Церковь не пошла на смягчение языковой политики, а новые жители империи часто не знали языка геэз.

Несмотря на все трудности, церковь и христианство заняли свое, достаточно высокое место и разделили с императором Эфиопии руководящее положение. Христианство представило для народа культуру нового вида. Местные князья поняли: чтобы руководить общинами, влиться в систему управления страной необходимо признать христианство в его эфиопской форме. Конечно, были и эксцессы насилия, ломка прежней культуры и сознания людей, бывшем прежде узко этническим.Но успех этого процесса указал на определенную готовность эфиопского общества к переменам. Объединяющую роль в процессе эфиопизации населения страны сыграли амхарский язык и церковь, особенно с приходом в нее абуны Матевоса. Матевос стал правой рукой Менелика.

Рассматривая исторический отрезок времени от Зары Якоба до Менелика можно отметить колебание политической линии между гибкостью и единением церкви, централизацией и многообразием. Одновременно эфиопское общество проходило формовку, легшую в основу обретения народом Эфиопии национального самосознания.

Share
Статья просматривалась 511 раз(а)

Добавить комментарий