Израиль. Власть и политика. 6 Кризис израильской демократии в 80-90-х годах

Израиль входит в группу стран «молодых демократий».  Одной из причин нестабильности израильской демократии является отсутствие консенсуса по ряду вопросов, имеющих основополагающее значение. Наиболее серьезная угроза демократии в Израиле связана с проблемой территорий вне «зеленой черты», приводящей к состоянию, когда свыше четверти населения подвластных стране земель лишено права избирать и быть избранным. Спор между «ястребами» и «голубями» не является чисто территориальным, речь идет о принципиальных расхождениях во взглядах на государство. Именно в 80-90-е годы этот вопрос приобрел наибольшую остроту, когда территориальный компромисс представлялся реальной альтернативой аннексии или войне. Другой вопрос первостепенной важности – отношения между религией и государством. Этот вопрос также постоянно проверяет демократию Израиля на прочность. Следует сказать, что разногласия по этим важнейшим вопросам более заметны в среде политической элиты, чем среди простых людей, что согласно теории политологии является дестабилизирующим , а не примиряющим фактором.

Противостояние правых и левых, «ястребов» и «голубей», «перонистов» и «пятой колонны» (список антонимов можно продолжить) заметно обострилось во время операции «Мир Галилее», приведшей к расшатыванию и без того слабого консенсуса. В дальнейшем каждое из серьезных политических решений или событий (август 93 – соглашение в Осло, июль 95 – расширение галахического постановления, сентябрь 95 – вторая годовщина соглашений в Осло) подвергало страну и ее строй очередному испытанию. Пиком таких испытаний явилось убийство 4 ноября 1996 года премьер-министра Ицхака Рабина, что вполне определенно сигнализировало о серьезной опасности для израильской демократии.

Опросы общественного мнения израильтян в 80-90-х годах показали, что среди них есть немало сторонников авторитарной власти. Эти опросы показали также высокий уровень нетерпимости в стране, прежде всего уровень политической нетерпимости. Кроме враждебности к своим оппонентам эта нетерпимость проявлялась в недоверии к различным общественным и государственным институтам Израиля, необходимом для нормального существования демократического строя: партиям доверяли 2,6%  опрошенных, прессе – 5,6%, университетам – 19,8%, Кнессету – 15,9%, раввинату – 15,4%, полиции – 15,3%, правительству – 11,5%, Гистадруту – 7,6%, в то время как армии – 66,4% («Israeli Democracy»). Высокая инфляция начала 80-х годов также была дестабилизирующим для Израиля фактором.

«Ничейный» исход выборов 1984 и 1988 годов, появление мелких фракций в Кнессете, рост среди населения сомнений в безопасности страны, увеличение инфляции, рост безработицы, коррупция, рост насилия, падение экономики, забастовки – все это привело к сомнениям в эффективности функционирования демократической системы и к ощущению целесообразности замены ее на более централизованную, но менее свободную. Это должно было стать «сигналами тревоги всем, кто считал будущее демократии Израиля обеспеченным» (Горен. Средства массовой информации и демократия в Израиле. «Скира ходшит», 1984, №8-9).

Share
Статья просматривалась 690 раз(а)

Добавить комментарий