Восстание Бар-Кохбы. 10 Восстание Бар-Кохвы в талмудической традиции Вавилона

 

В Вавилонском Талмуде рассказывается о пристальном внимании мудрецов к личности руководителя восстания, однако не раскрывается способ проверки Бар-Кохбы, как и состав судей, определивших непригодность Бар-Кохбы как мессии: «Бар-Кохба  объявил себя мессией, но мудрецы испытали его и затем казнили».

Чтобы прояснить эти проблемы, еврейские ученые Средневековья предлагали самые различные варианты их разрешения. Так Раши предположил происхождение Бар-Кохбы из рода Ирода. Другие средневековые ученые (Галеви, Йешая Зана) пытались гармонизировать тексты Иерусалимского и Вавилонского Талмудов, создав некий метатекст. По мнению Эфрона эти попытки не могут затушевать «зияющую пропасть между концепциями двух Талмудов», ведь Вавилонский Талмуд показывает Бар-Кохбу в полном отрыве от своей исторической эпохи.

В Вавилонском Талмуде Бейтар продолжает играть роль центра восстания, однако здесь не упомянуты ни Бар-Кохба, ни рабби Элазар, ни рабби Акива. Падение Бейтара вырвано из своего исторического контекста и соседствует с двумя историями – агадот о разрушении Иерусалима и Царской Горы (Тур-Малки). Самой истории разрушения Бейтара («из-за оглобли») придан несколько анекдотический, совершенно не исторический характер «спонтанной реакции на непреднамеренное нарушение старинного обычая» (Эфрон). В этой войне нет ни лидеров, ни руководителей. Таким образом, Эфрон, анализируя Вавилонский Талмуд, приходит к выводу об отсутствии «самой исторической ценности» версий Вавилонского Талмуда без их сопоставления с талмудической традицией Эрец Исраэль.  В связи с этим, факты поддержки мудрецами восстания Бар-Кохбы затушевываются, а история восстания, соответственно, отделена от рассказа о самом Бар-Кохбе.

Целью вавилонских амораев, авторов Вавилонского Талмуда было стремление к установлению уже новых, мирных отношений с властями в соответствии с законом Шмуэля «Закон государства – закон». Эфрон призывает при изучении «истории евреев на их родине» опираться прежде всего на Иерусалимский Талмуд, вобравший в себя «подлинные, аутентичные свидетельства и материалы», хотя и не написанные с историографической целью, но содержащие «в себе живые воспоминания и эмоциональные реакции, отзвуки размышлений и переживаний прошедших поколений, которые, хотя и истерлись, но не утратили своей свежести и аутентичности».

Й.Эфрон. Война Бар-Кохвы: сравнение талмудической традиции Эрец Исраэль с материалом, содержащимся в Вавилонском Талмуде. В кн. Восстание Бар-Кохвы. Т.3. Издание ОУИ. 2008.

Share
Статья просматривалась 733 раз(а)

Добавить комментарий