Восстание Бар-Кохбы. 9 Восстание Бар-Кохбы в талмудической традиции Эрец Исраэль

В Иерусалимском Талмуде показываются отдельные эпизоды Восстания Бар-Кохбы. С падением Бейтара и Иерусалима заканчиваются бедственные события времени 2-ого Храма, случившиеся главным образом 9-ого Ава. Эти несчастья, однако, не имеют четких хронологических рамок, ведь описания в Талмуде носят не историографический, а дидактический характер. В эпизодах восстания отражаются лишь переживания, впечатления и воспоминания, сохранившиеся в сердцах поколений, близких к тому, на долю которого выпало пережить бурю восстания Бар-Кохбы и трагедию его поражения (Эфрон).  Эти тексты часто рассказывают о мудрецах, в частности, о рабби Акиве и раббане Шимоне Бен Гамлиэле, участвовавшем в восстании Бар-Кохбы, а затем преследовавшемся римскими властями. Были у них и противники, например, рабби Йоханан Бен Торта, однако он уже не мог остановить назревавшее восстание, силы мудрецов, их положение были не равны, ведь рабби Йоханан Бен Торта, в отличие от рабби Акивы, не был выдающимся еврейским деятелем своего времени.

Другим представителем оппозиционеров по отношению к Восстанию Бар-Кохбы был рабби Йосе Бен Кисма, который просто призывал терпеливо сносить религиозные преследования римлян. Однако эти оппозиционеры были во-первых в меньшинстве, а во-вторых – непоследовательны. Тот же Бен Торта, например, конечно не призывал  проверить мессианские способности Бар-Кохбы или его генеалогическое дерево.

В Иерусалимском Талмуде и примыкающем к нему Мидраше Эйха Раба говорится о большом потоке добровольцев в войско Бар-Кохбы, который  ввел оригинальное правило их проверки – им предлагалось поранить или отрубить свой палец. Мудрецы предложили Бар-Кохбе другой способ проверки своих солдат: «Пусть тот, кто неспособен вырвать из земли ливанский кедр, не войдет в ряды твоего войска». В результате в войске Бар-Кохбы было 200 тысяч солдат, проверенных первым методом  и 200 тысяч – отобранных по 2-му правилу. Вслед за этим Иерусалимский Талмуд переходит сразу к финальной стадии восстания: «Бейтар окружили 80 тысяч пар, трубящих в рог, и каждый из них был начальником нескольких отрядов». Однако к поражению восстание Бар-Кохбы привела не эта сила, а личная гордыня  Бар-Кохбы, постоянно повторявшего: «Властелин мира, не помогай нам, но и не мешай нам!».

Таким образом в Иерусалимском Талмуде сквозь явно выраженный агадический характер повествования проступают и исторические контуры того легендарного времени, в которых отразились переживания и воспоминания евреев времени восстания Бар-Кохбы (Эфрон).

В Иерусалимском Талмуде мы не видим следов разногласий и споров, бывших характерными для Первого (Великого) восстания. Дидактическая направленность Иерусалимского Талмуда очевидна. Бар-Кохба терпит поражение тогда, когда он впадает в тяжкий грех самоуверенности и гордыни, отвергая помощь Бога.

Только в этом плане рабби Элазар из Модиина выступает в качестве антипода Бар-Кохбы. Именно его смирение, молитвы и заслуги отсрочивают падение Бейтара. Здесь же приводится традиционный для евреев рассказ о коварстве самаритян. В порыве гнева Бар-Кохба убивает рабби Элазара. «Тут же пал Бейтар, и Бен Козива был убит». Так оправдываются слова Теилим (Псалма) 33: «Не поможет царю великое войско, могучего не спасет великая сила. Видит око Господа боящихся  Его и уповающих на Его силу».

В тексте Иерусалимского Талмуда мы видим т.о. фигуры трех исторических личностей – собственно Бар-Кохбы, рабби Акивы и рабби Элазара. Мы видим воодушевление рабби Акивы, большую работу Бар-Кохбы по отбору войска евреев, а также благочестивые и праведные деяния сподвижника Бар-Кохбы, его дяди рабби Элазара, молитвы которого охраняют Бейтар от падения. Между Бар-Кохбой и рабби Элазаром в принципе не было раздоров и разногласий по политическим и военным проблемам. Единственные их разногласия проявлялись в их отношениях к Богу. Грех Бар-Кохбы оказывается заразительным. Подобно Бар-Кохбе некие братья из Кфар-Херувы оказываются подверженными влиянию своего вождя, они также как и Бар-Кохба заносчиво отвечают: «Пусть Он не помогает и не мешает нам». Так дважды повторяется одинаковый мотив отказа от наследия предков, которые даже в дни побед Маккавеев склонялись в смиренной просьбе о помощи Господа (1-ая книга Маккавеев, 3, 18). Таким образом, не один Бар-Кохба грешен, здесь есть коллективная вина всего еврейского народа. Даже Адриану, этому противнику евреев, Иерусалимский Талмуд приписывает относительное смирение: «Если бы бог не поразил его (Бар-Кохбу), кто смог бы его убить?».

Несмотря на поражение Восстания Бар-Кохбы в Иерусалимском Талмуде не отмечается негативного отношения к самому Бар-Кохбе и к мудрецам, поддерживавшим его. Нет здесь также и попыток затушевать радикальные взгляды вождя восстания и окружавших его мудрецов. Не преуменьшаются здесь и размеры катастрофы. Раббан Шимон Бен Гамлиэль не осуждает Бар-Кохбу. Даже после поражения восстания слова раббана Шимона Бен Гамлиэля о воинственном духе детей Бейтара приводятся в Иерусалимском Талмуде без тени критики. Причина поражения восстания снова здесь относится на коллективную вину народа, в частности, на конкретную вину иерусалимской знати по обиранию паломников в Иерусалиме. Жертвы этого обирания осыпали проклятиями Иерусалимский Храм, а узнав о его разрушении радовались и зажигали свечи, за что и были наказаны, так как «злорадный не избегнет кары» (Притчи, 17:5).  Так еще раз подтверждается, что поражение восстания Бар-Кохбы было обусловлено не силой римлян и не слабостью евреев, но низким нравственным уровнем последних. Сама борьба против римлян правомерна, но «грехи отцов еще не искуплены, сердца людей не очистились, их вера ослабла» (Эфрон).

Й.Эфрон. Война Бар-Кохвы: сравнение талмудической традиции Эрец Исраэль с материалом, содержащимся в Вавилонском Талмуде. В кн. Восстание Бар-Кохвы. Т.3. Издание ОУИ. 2008.

Share
Статья просматривалась 424 раз(а)

Добавить комментарий