Восстание Хасмонеев и восстание Бар-Кохбы. 3 Время Бар-Кохбы и мессианство

Изменилась ли еврейская мессианская концепция ко времени восстания Бар-Кохбы? В известных словах Иерусалимского Талмуда, говорящих о том, что рабби Акива, видя Бар-Кохбу, приветствовал его: «Вот он Царь – Мессия» выражались надежды еврейского народа  того времени на мессианские чаяния и Избавление. Не все мудрецы, однако, были согласны с рабби Акивой. Так рабби Йоханан Бен Торта пытался предостеречь народ от опасных, по его мнению, иллюзий: «Скорее трава прорастет из твоих щек, Акива, но не придет еще потомок Давида». Бар-Кохба не был коронован или помазан на царство, надежды на него были связаны исключительно с мессианскими чаяниями и надеждами на Избавление. Вместе с поражением восстания эти чаяния и надежды были развеяны. Однако вера евреев в мессианское будущее с поражением восстания не исчезла совсем, просто апокалипсические чаяния и обетования были перенесены в более отдаленную эпоху, вынесены за пределы исторических реалий.[1]

Иная картина предстает нам при чтении Вавилонского Талмуда. Бар-Кохба упоминается здесь в полном отрыве от исторической обстановки и исторических событий (война с Адрианом, оборона Бейтара и др.). Мы видим здесь лишь рассуждения об особых свойствах, качествах человека – Мессии. Так как Бар-Кохба оказался не отвечающим этим особым свойствам, мудрецы, «увидев, что у него нет безошибочного чутья, убили его». По мнению Оппенгеймера, однако, мессианская функция Бар-Кохбы,  показанная в Вавилонском Талмуде, выходила за пределы конкретной реалистической политической программы, представленной организаторами восстания. Таким образом, идея о том, что Бар-Кохба был казнен мудрецами могла возникнуть лишь у вавилонских амораев, знавших о поражении восстания, что означало, что он не мог быть Мессией. Восстание Бар-Кохбы, согласно Оппенгеймеру, не являлось мессианским движением, оно черпало свою силу в Явне, мудрецы которого характеризовались реалистическим видением обстановки и конструктивным подходом к стоящим проблемам. Следует отказаться от утопического образа Бар-Кохбы, как прекрасного Избавителя. Как раз наоборот, именно поражение восстания повлияло на возникновение новых утопических мессианских идей отдаленных по времени в их реализации.  Рабби Натан, например, ссылаясь на слова пророка Аввакума, стал  подчеркивать обстоятельства грядущего освобождения с невозможностью заранее установить его срок, упоминая при этом, что рабби Акива ошибся в своих  мессианских расчетах. Однако и после поражения Бар-Кохба не изображался как лже-Мессия, а высокая оценка его военных способностей все равно оставалась постоянной. То есть провозглашение Бар-Кохбы Мессией означало лишь перенесение мессианских чаяний в сферу реалистической политики, но отнюдь не исполнение этих чаяний.[2]

Единственное место Вавилонского Талмуда, пытающееся хоть как-то привязать события восстания к исторической эпохе, является отрывок Санхерина 97б, где обсуждаются сроки наступления мессианской эпохи. Здесь рабби Акива объясняет слова пророка Аггея «Это будет скоро, Я сотрясу небо и землю, море и сушу, и сотрясу я все народы».[3] «И это свидетельствует, — приводятся слова  пророчества Аввакума, — о Конце, и не обманет оно; если замедлит – жди его, ибо придет непременно, не опоздает».[4] Эти слова  пророков Аггея и Аввакума авторы Вавилонского Талмуда не отбрасывают полностью, но призывают не особенно надеяться на них, так как «да испустят дух все вычисляющие Конец, ибо они говорили: поскольку время Конца настало, но он не наступает, его не будет». Тем не менее здесь же приводятся слова рабби Йонатана: «Ты жди его, ибо сказано: если замешкает, жди его». Так в Вавилонском Талмуде показывается ошибка рабби Акивы, который необоснованно провозгласил приближающееся Избавление в пределах человеческой жизни, хотя здесь  «нет и следа возмущения или осуждения в адрес» Акивы, поддержавшего «царя, жаждущего увенчать себя лаврами Освободителя». Ведь «ошибочная позиция последнего (р. Акивы) полностью оторвана от личности Бар-Кохбы и лишена какой бы то ни было исторической подоплеки».[5]

Разногласия между Иерусалимским и Вавилонским Талмудами не носят исключительного или случайного характера, а являются результатом изменения исторической перспективы, возникновения новых концептуальных возрений. Иерусалимский Талмуд впитал в себя переживания и чаяния, непосредственно примыкающие к периоду восстания Бар-Кохвы. Вавилонский же Талмуд при всем своем отрыве от исторической действительности имеет другую направленность, его цель – предостережение и предотвращение мессианства и мессианских движений, ввиду новой концепции о запрете вычисления Конца времен.

[1] См. Й.Эфрон. Война Бар-Кохбы: сравнение талмудической традиции Страны Израиля с материалом, содержащимся в Вавилонском Талмуде. В кн.Р.Нир. «Восстание Бар-Кохбы», т.3. Издание ОУИ. Раанана. 2008. С.120-128.

[2] А.Оппенгеймер. Бар-Кохба – мессия. В кн. Р.Нир. «Восстание Бар-Кохы». Т.5. Издание ОУИ. Раанана. 2008. С. 60-67.

[3]Агг. 2:6-7

[4] Авв.2:3

[5] См. прим.1, С.140-141.

Share
Статья просматривалась 915 раз(а)

Добавить комментарий