Рамбам (Маймонид). Тема 18. Рамбам и современная литература

Рамбам, согласно Торе, подразделяет речь на пять видов. Представим их поочередно в порядке увеличения, по Рамбаму, положительности:

— запрещенная речь – это то, что запрещено произносить: лжесвидетельство, обман, сплетни, распространение порочащих других слухов, оскорбления, сквернословие, злословие;

— нежелательная речь – слова, не приносящие пользы, в них нет ни соблюдения Торы, ни бунта против нее. Таково большинство разговоров простых, по Рамбаму, людей: что случилось, да как, что сделал царь, почему умер или разбогател; это то, что мудрецы именовали «пустыми разговорами» и набожные люди стремятся не вести таких бесед. К такой речи Рамбам относит также осуждение достоинств и превознесение недостатков;

— разрешенная речь – обсуждение всего, что касается человека, его деловых качеств, интересов, способа пропитания, еды, питья, одежды и других потребностей; человек может говорить на эти темы, а если хочет, может молчать, но предпочтительнее говорить об этом немного;

— желательная речь – прославление нравственных и интеллектуальных достоинств и осуждение недостатков, речи и стихи, направляющие душу в нужную, по Рамбаму, сторону и ограждающие от заблуждений, восхваление мудрецов, повествование об их достоинствах, осуждение злодеев и пороков;

— наконец, наиболее положительная речь – предписанная; к ней Рамбам относит лишь чтение Торы и ее преподавание, а также изучение комментариев. Эти вещи, по мнению Рамбама, относятся к числу предписаний Торы, не отличаясь от заповедей.

Начиная со времени первых мудрецов в еврейской жизни шло противопоставление Письменного и Устного учений и, шире, письменной и устной речи. Мы не можем объединить понятия «Письменного Учения» и «письменной речи» в одно понятие «письменной литературы», а понятия «Устного Учения» и «устной речи» — в понятие «устной литературы».  Письменную литературу мы назовем просто «литературой», а устную литературу – просто «речью».

«Толковый словарь русского языка» под ред. Ушакова основными жанрами литературы называет «эпос», «лирику» и «драму». Более краткий «Словарь русского языка» Ожегова определяет «эпос» как повествовательную литературу и как совокупность произведений народного творчества (народные героические сказания, песни и т.п.). Лирикой этот словарь называет вид поэзии, выражающий чувства и переживания поэта, а также совокупность произведений этого вида поэзии. Наконец, драма определяется как литературное произведение в диалогической форме с серьезным сюжетом для исполнения на сцене.

Рассмотрим эпос, точнее современный эпос, еще точнее современную повествовательную литературу с ее аллюзиями, отсылками, подтекстами и перекрестными ссылками. Мне кажется, что подход Рамбама к современной литературе был аналогичен подходу, например, В.И.Ленина, с его конкретикой и нацеленностью на определенный рационалистический результат (см. напр.  «Партийная организация и партийная литература»). Как Ленин назвал Достоевского «архискверным», не в этом произведении, в другом, так Рамбам мог бы назвать всю современную литературу, включая прекрасных, на наш взгляд, писателей (возможно, Хемингуэя, Фолкнера, Джойса и др.) «архиужастными», отнеся их произведения к нежелательной литературе, «словами, не приносящими пользы».

Некоторые произведения народного творчества типа героических сказаний Рамбам, возможно, мог бы одобрить, ведь и сама Тора, по мнению некоторых исследователей, составлена в духе героических эпосов времен Хамурапи. Однако произведения такого рода сейчас не пишутся, если эти произведения – не стилизация, и чтобы заполнить лакуны современный ученый С.Якерсон отнес выдающегося израильского писателя Агнона к продолжателям средневековой еврейской литературы.

Теперь – лирика. Все эти «чувства и переживания поэта» Рамбам отнес бы к категории, на которую распространяется «запрет слушать глупости и грубости» («Тшувот а-Рамбам») и «не следует пользоваться даром речи чтобы мы повторяли стихи неевреев, которые отражают их (низкую) сущность». «Речи и стихи, направляющие душу в нужную сторону и ограждающие от заблуждений» — «желательная речь» сейчас не пишутся. Современную поэзию Рамбам отнес бы к речи «нежелательной» и, безусловно, не разрешил бы слушать своему сыну Аврааму.

Драму как чисто литературное произведение в форме диалога да еще с серьезным сюжетом Рамбам ,в принципе, мог бы одобрить, однако понимая под этим не нашу драму и не наших драматургов и даже не античную драму и не античных драматургов. Для Рамбама мог быть приемлемым и, может быть, даже желательным мог быть диалог по типу «Кузари» Йехуды ха-Леви, с его нравоучениями, доказательствами и выводами. Но кто-нибудь может представить себе «Кузари» на современной сцене?

Есть, впрочем, один вид литературы или «речи», как пишет Рамбам, который он вполне мог бы одобрить. Мы имеем в виду жанр критики. Будучи сам великим ниспровергателем авторитетов, он вполне искренне призывал к этому и других, в том числе и по отношению к себе. «Серьезная и ответственная критика не заслуживает порицания, а наоборот. За нее получают воздаяние Свыше», — писал он. Аналогичные слова он высказывает в письме к р. Йенотану: «Желательно критически относиться к написанному мной. Тот, кто заметит, что что-то не в порядке, и сообщит мне, окажет мне большую услугу. И так до тех пор, пока не останется ни одной ошибки». Впрочем, возможно, современные эссе, с их отступлениями и смысловыми инверсиями Рамбам бы не вполне мог одобрить, возможно, отнеся их лишь к «разрешенной речи, не приносящей пользы».

Share
Статья просматривалась 435 раз(а)