Сегодняшние беды России глазами Константина Сергеевича Аксакова

Рашковский -фото

 

Сегодняшние беды России глазами Константина Сергеевича Аксакова

 

«Вся Россия покрылась ложью, как коростой»

Василий Шукшин.

 

Сегодня в наших СМИ много говорят об инновациях и необходимости экономического  подъема страны, но все это зависит от нравственности народа и власти. Вот почему и решил опубликовать мысли Константина Сергеевича Аксакова, которые не потеряли актуальности ни на йоту и сегодня:

«При потере взаимной искрен­ности и доверенности все обняла ложь, везде обман. Правительство не может, при всей своей неограниченности, добиться правды и честности; без свободы общественного мнения это невозможно. Все лгут друг другу, видят это, продолжают лгать, и неизвестно, до чего дойдут.

Всеобщее развращение или ослабление нравственных начал в обществе дошло до огромных размеров.

Взяточничество и чиновный организованный грабеж – страшны. Это до того вошло, так сказать, в воздух, что у нас не только те воры, кто бесчестные люди: нет, очень часто прекрасные, добрые, даже в своём роде честные люди – тоже воры: исключений немного. Это сделалось уже не личным грехом, а общественным; здесь является без­нравственность самого положения общественного, целого внутреннего устройства.

Гнёт всякого мнения, всякого проявления мысли дошёл до того, что иные представители власти государственной запрещают изъявлять мнение, даже благоприятное правительству, ибо запрещают всякое мнение. Они не позволяют даже хвалить распоряжения начальства, утверждая, что до одобрения подчинённых начальству дела нет, что подчинённые не должны сметь рассуждать и даже находить хорошим то или другое в своём правительстве или начальстве.

К чему же ведёт такая система? К полному безучастию и полному уничтожению всякого человеческого чувства в человеке: от человека не требуют даже того, чтоб он имел хорошие мысли, а чтоб он не имел никаких мыслей. Эта система, если б могла успеть, то обратила бы человека в животное, которое повинуется, не рассуждая, а не по убеждению! Но если б люди могли быть доведены до такого состояния, то неужели найдётся правительство, ко­торое предположит себе такую цель?

Тогда в человеке погиб бы человек.

Из чего же живёт человек на земле, как не из того, чтобы быть человеком в воз­можно полном, возможно высшем смысле? Да и к тому же люди, у которых отнято человеческое достоинство, не спасут правительства.

В минуты великих испытаний понадобятся люди в настоящем смысле, а где оно тогда возьмёт людей, где возьмёт оно сочувствия, от которого отучило, дарований, одушевления, дела, наконец?

Такая система, пагубно действуя на ум, на дарования, на все нравственные силы, на нравственное достоинство человека, порождает внутреннее неудовольствие и уныние.

Та же угнетательная правительственная система из государя делает идола, которому приносятся в жертву все нравственные убеждения и силы.

«Моя совесть» – скажет человек. «Нет у тебя совести, – возражают ему, – как смеешь ты иметь свою совесть? Твоя совесть – государь, о котором ты и рассуждать не должен».  

«Мое отечество», – скажет человек. «Это не твоё дело, – говорят ему, – что касается России, то тебя, без дозволения, не касается; твоё оте­чество – государь, которого ты и любить свободно не смеешь, а которому ты должен быть рабски предан».

Ли­шённый нравственных сил, человек становится бездушен и с инстинктивною хитростью, где может, грабит, ворует, плутует. Эта система не всегда обнаружи­вается ярко и откровенно; но внутренний смысл её, но дух её таков и нисколько не преувеличен.

Велика внутренняя порча России, порча, которую лесть старается скрыть от взоров государя; сильно отчуждение правительства и на­рода друг от друга, которое также скрывают громкие слова рабской лести.

Вторжение правительственной власти в общественную жизнь продолжается, народ заражается более и более, и общественное развращение усиливается в разных своих проявлениях. Взяточничество и служебное воровство стало почти всеобщим и как бы делом признанным.

Народ желает для себя одного: свободы жизни, духа и слова. Не вмешиваясь в государственную власть, он желает, чтобы государство не вмешивалось в самостоятельную жизнь быта его и духа, в которую вмешивалось и которую гнало правительство полтораста лет, доходя до мелочей, даже до одежды. Нужно, чтобы правительство поняло вновь свои коренные отно­шения к народу, древние отношения государства и земли, и восста­новило их. Ничего более не нужно. Так как эти отношения нару­шены только со стороны правительства, вторгнувшегося в народ, то оно может это нарушение отстранить».

Из записки Константина Сергеевича Аксакова «О внутреннем состоянии России», предоставленной Государю Императору Александру II.

Изменилось ли чего-нибудь сегодня? Так какого развития мы ждем?

 

Александр Рашковский, краевед, 22 марта 2015 года.

 

Share
Статья просматривалась 423 раз(а)

Добавить комментарий